"Если хотите купить - спросите у Брюсселя". Квасьневский приглашает инвесторов

"Все идет лучше, чем я предполагал", - заявил во вторник президент Польши Александр Квасьневский, подводя первый итог своему начавшемуся визиту в Россию. Лучше - это потому, что Москва пообещала передать Варшаве 96 томов документов, посвященных расследованию трагедии в Катыни (СССР 40 лет отказывался признать сам факт расстрела польских офицеров). Документы будут переданы после того, как Главная военная прокуратура снимет с них гриф "секретно". Но многие другие вопросы, волнующие и Варшаву, и Москву, так и не нашли ответов.

Варшава до сих пор не может забыть историю с отключением "Газпромом" поставок в Белоруссию, что автоматом ударило и по Польше (она на 80% зависит от российского газа). Уже пересмотрен в сторону сокращения объемов долгосрочный контракт с "Газпромом", в Варшаве думают над получением других источников энергоресурсов, например, путем экспорта центральноазиатского сырья через Украину. Или же наращиванием экспорта из Норвегии (сейчас прорабатывается вариант поставок сжиженного или сконцентрированного газа). "Мы не хотим, чтобы о вопросах энергобезопасности Польши говорили без Польши", - заявляли перед визитом Квасьневского в варшавском МИДе, имея в виду отсутствие российских государственных гарантий бесперебойности поставок (только газпромовского контракта для этого оказалось недостаточно). Впрочем, на встрече в Кремле Путин и Квасьневский публично отметили лишь то, что отношения в энергетической сфере "развиваются".

Еще одна проблема - возможность участия российского капитала в приватизации польских предприятий. С одной стороны, "в Польше не применяется какая-либо дискриминация в отношении предпринимателей из какой-либо страны", заявил во вторник Квасьневский. Единственная сложность, по словам Квасьневского, состоит в особых условиях приватизации: "Нужно иметь железные нервы, чтобы пройти эту процедуру, ведь она происходит публично". С другой - "для того чтобы принять российский капитал, мы должны получить согласие ЕС, и если Россия, например, захочет НПЗ, нам придется спрашивать Брюссель", говорят в польском министерстве финансов. В сфере ТЭКа российские компании, например, уже и не особо надеются на то, что им удастся поучаствовать в приватизации наиболее привлекательных польских предприятий. Хотя интерес есть, тем более что в Польше только начинается реформа PGNiG, газового монополиста - в начале следующего года будет продан пакет его акций.

Предполагалось, что в ходе этого визита может быть подписан новый договор об экономическом сотрудничестве. Он не касается тех сфер, которые относятся к ведению ЕС и действующего между Брюсселем и Москвой Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), то есть квот, тарифов и т.д. Речь идет скорее об облегчении процедур: после вступления Польши в Евросоюз Россия, например, отказывалась принимать новые польские ветеринарные сертификаты. Вроде мелочь, но польские сельхозпроизводители, ориентированные на экспорт в Россию, остались без покупателя. В итоге, как сообщил во вторник Квасьневский, новый договор об экономическом сотрудничестве будет подписан в конце октября на уровне глав экономических ведомств.

Говорил во вторник Квасьневский и про визы. С момента введения Польшей визового режима прошел почти год, но перед Варшавой - перспектива вступления в шенгенскую зону. Пока Квасьневский считает, что на двустороннем уровне есть возможности для дальнейшего облегчения визового режима. Хотя во вторник он привел пример, который с самого начала считался российскими дипломатами совершенно неприемлемым, - Украину (Польша выдает жителям соседней страны визы бесплатно в обмен на полный отказ Киева от визового режима с Варшавой). Впрочем, если год назад Москвой и Варшавой условия были найдены действительно максимально либеральные (например, жители Калининграда получают бесплатную многоразовую годовую визу), то перед присоединением к Шенгену они явно будут ужесточены. Когда это произойдет - пока не ясно.
Источник: Известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.