Калининград занят выживанием. Поможет ли новый закон об ОЭЗ поправить положение ...

Все новости по теме: Калининградский анклав
После того как Калининград оказался в кольце стран - членов ЕС, прошло ровно пять месяцев. Если говорить коротко об изменениях, то за это время область еще жестче оказалась отрезанной от "большой земли". Поможет ли новый закон об особой экономической зоне хоть как-то поправить положение российского анклава? Все ли делает родина, чтобы самая западная ее область нормально развивалась? Все это обсуждалось на прошедшем на днях в "РГ" совете экспертов. Из Калининграда прилетели вице-губернатор области, руководитель администрации особой экономической зоны Михаил Цикель и директор Калининградского морского рыбного порта Андрей Крайний. Третий гость, московский - разработчик нового варианта закона о калининградской экономической зоне, директор по международным проектам Института экономики переходного периода Сергей Приходько.

Особая зона: нужна ли она?

- Есть особая экономическая зона Калининграда. Для чего? Чтобы регион выжил, или просто кому-то понадобилась эта "черная дыра", чтобы через нее совершать разные экономические махинации?

Михаил Цикель: Особая зона появилась в 1996 году именно как компенсация "анклавности". Прежде мы были вынуждены, вывозя товар в "большую Россию", платить такие таможенные сборы, как будто везли товар за рубеж.

Уже вскоре стало очевидно, что особая зона может дать намного больше. Поскольку режим особой зоны освобождал ввозимое в регион оборудование от таможенной пошлины и ввозного НДС, появилась возможность резко обновить основные фонды. В результате за короткий срок в области развернулось производство таких товаров, о каких прежде и не слышали. Скажем, телевизоров ("Телебалт"), пива ("Пит"), холодильников ("Снайге"). На пустом месте выросли крупнейшие в Европе предприятия по переработке мяса, крабовых палочек... Мебель у нас раньше никогда не делали - а сегодня мы занимаем почти 6 процентов российского рынка. В Калининграде 2,5 тысячи СП, созданных с участием капиталов из 65 стран.

Однако тут же заговорили, что вся наша промышленность - это вкручивание трех болтов и легальный уход от налогов. Тогда к нам приехал тогдашний председатель ГТК Михаил Ванин - с проверкой, посетил завод "Телебалт", увидел, как пустая плата превращается в запакованный телевизор. И сказал: "Я официально снимаю ярлык "черная дыра" с Калининградской области. Я своими глазами увидел, что здесь занимаются реальным производством".

- То есть такого не бывает: ввезли что-то импортное, наклеили этикетку, выдали за свое и так повезли в Россию. Ой ли?

Андрей Крайний: Число фирм, которые так делают, ничтожно. У нас шестиступенчатая система таможенного контроля. Как только ты занимаешься хотя бы средним бизнесом, твой товар проходит через это сито. Элементарно: я завез в регион станок, что-то выпускаю, хочу завезти это в Россию. Мне надо производство сертифицировать. Ко мне придет 12 комиссий, включая и таможню. Взятками не вырулишь - самому невыгодно будет столько взяток платить. Другое дело, что лет 5-6 лет назад ситуация была просто катастрофической, но в другом разрезе: товар ввозился в Калининградскую область, из нее вывозился в Европу. При этом экономился вывозной НДС.

На самом деле проблемы транзита - не самые острые. Правда в том, что особый закон нужен не Калининграду, а России. Чтобы создать нашей стране плацдарм для рывка на Запад. Смысл не в том, чтобы делать в Калининградской области хорошие товары и продавать их у себя или на "большой земле". А в том, чтобы делать товары и продавать их на Запад. Но из-за законодательной нестабильности ни одна действительно огромная, транснациональная корпорация так и не пришла в Калининград.

Цикель: Чтобы транснациональные "монстры" пришли, одного закона об особой зоне недостаточно. Нужна соответствующая инфраструктура: энергетика, газификация, транспортный комплекс, в том числе пограничные переходы. Но когда мы провозглашаем, что находимся в центре Европы, и при этом не можем дать фирме, пришедшей к нам, элементарного - газа для производства товара... Или когда фирма видит, что у нас для грузового транспорта с Польшей только один автомобильный пункт пропуска, узкое горлышко...

- Вернемся к Закону о свободной зоне. Старый не работает в полной мере, а вы собрались писать новый. Где гарантии, что он будет работать?

Сергей Приходько: Старый закон заставить работать нельзя. Он принят в 1996 году, а после него в России появились новый Налоговый кодекс, Таможенный кодекс, Закон о валютном регулировании и много других. Все это приводит к тому, что закон последние лет пять действует только благодаря доброй воле руководства страны. В любой момент можно было его просто взять и "удушить" - принимая, например, новый закон о федеральном бюджете.

Калининградцам, несомненно, памятна ситуация, когда с 1 января 2001 года вступил в силу приказ ГТК, вызванный принятием нового Налогового кодекса, по которому снова стали взимать таможенный НДС при вывозе товара из Калининградской области в Россию. Месяца два, пока мы были приравнены к зарубежной территории, наша экономика была парализована. Новый закон нужен, чтобы исчезла эта нестабильность.

Анклавные парадоксы

- Расскажите, как живет ваш порт. Когда груз до вас довезти дорого, когда корабли переходят под флаги офшорных стран...

Крайний: Благодаря Закону о свободной экономической зоне мы сумели сохранить рыбоперерабатывающую отрасль в Калининградской области, более того, появились новые заводы в Светлом и Полесском. И сегодня область производит порядка 40 процентов рыбных консервов России. Причем тут особая зона? Только у нас кораблю было выгодно сдавать свой товар в российский порт, а не иностранцам. Только у нас капитана не облепляют уже на палубе налоговики и не берут, скажем, НДС за проведенный в иностранном порту ремонт.

Цикель: Но порт приблизился к пределу своих физических возможностей. Будем строить так называемый "пункт Восточный" на 8,5 миллиона тонн груза в Балтийске. Проект стоит 170 миллионов долларов.

Не все зависит от Калининградской области. Так, в августе 2003 года Российскими железными дорогами была введена дифференциация внутренних железнодорожных тарифов. До этого брали фиксированную плату за километр, теперь дальние перевозки намного дешевле. Это хорошо, но для Калининградской области это обернулось ростом тарифов в среднем на 55-62 процента. Это ударило и по перевозкам внутри области. Она вся - 180 километров в длину. Где набрать пресловутую тысячу километров, по периметру вагон гонять, что ли?

- Давайте поговорим о чем-нибудь приятном. Например, о сельском хозяйстве области. Когда-то Восточная Пруссия была житницей Германии. Что сейчас?

Цикель: В прошлом году область заняла третье место по урожайности, после Краснодарского края и Ставрополя, собрали 226 тысяч тонн, то же и в этом. Наше зерно идет и на экспорт.

- Как вы получили, в вашем-то климате, такие урожаи?

Цикель: Помогла федеральная целевая программа развития Калининградской области до 2010 года, которая предусматривает закупку сельскохозяйственной техники. В прошлом году закупили техники на 69 миллионов рублей, в этом - на 70. А вообще земля нарасхват, фермеры, в том числе москвичи, скупают пашню, почти все успешно работают. Люди начинают чувствовать вкус к селу. Надо еще 2-3 года, чтобы АПК области поднялось в полной мере.

- Что область экспортирует, кроме зерна?

Цикель: Рапс. А вообще-то, казалось бы, область маленькая, а экспортируем много. Например, подъемные краны - в Китай, Штаты, во все страны Европы, в Австралию. Судостроительный завод "Янтарь" по заказам голландцев, немцев, норвежцев производит корпуса судов. Чтобы эти корпуса пошли на экспорт, надо соответствовать всем международным требованиям, а для этого каждый сварщик должен получить сертификат. Идет на экспорт наша бумага, а не только лес, заметьте. В городе Советске шьют по контракту одежду, которая продается только в лучших западных магазинах. Вывозим и меховые изделия.

- Как это отражается на занятости и зарплатах?

Цикель: Рабочая сила в дефиците. Официально зарегистрировано 8,7 тысячи безработных при населении области в 955 тысяч. То есть, считайте, безработных нет. В Калининграде и прилегающих к нему районах на 9 рабочих одна вакансия. Средний уровень зарплаты - 5800 рублей, на "большой земле" где-то 6400. Потребительская корзина - 2400 рублей, чуть дороже всероссийской. Тем не менее посмотрите на наши магазины: обеспеченность супермаркетов товарами в расчете на квадратный метр - выше, чем в Чехии и в Москве. С другой стороны, в приграничных с Литвой районах, например, в Славском, Озерском, Краснознаменском - чудовищная безработица и, конечно, очень низкие зарплаты.

Крайний: Мне нужны докеры, и я их вожу из Советска за 80 километров. По-другому найти людей нельзя. Есть свободное движение капиталов, а вот движения труда, к сожалению, нет. Нужна специальная миграционная программа для Калининграда, мы могли бы еще тысяч сто трудоустроить. Кстати, многих развратила приграничная жизнь - есть люди, которые просто не хотят нормально работать, а строят свой маленький бизнес на продаже сигарет или еще чего-то.

Приходько: Проблема калининградца, на мой взгляд, в том, что он сравнивает себя не со средним россиянином, а с жителем Польши или Литвы. При этом часто забывает, как там люди вкалывают, как аккуратно тамошний бизнес платит налоги. Многие хотя жить, как тут, а получать, как "там".

- Молодому человеку из Калининграда куда поехать проще, интереснее - в Москву или в Польшу, в Германию?

Крайний: Проще и дешевле в ту же Литву. Интереснее в Москву. Но многие молодые калининградцы в российской столице никогда не были. Однако, думаю, если провести среди молодежи опрос, 85 процентов скажут, что они не хотели бы выхода области из состава России.

Так быть ли литовскому коридору?

- Только и разговоров, что Литва препятствует свободному транзиту грузов из России в Россию. А альтернативы, что, никакой нет?

Крайний: Паромная переправа до Питера, которая обошлась в полтора миллиарда долларов, могла бы если не заменить, то хотя бы разгрузить путь через Литву. Но это больше политический фактор, аргумент на переговорах.

- А что происходит на переговорах? В последнее время Вильнюс говорит, что все вопросы надо решать здесь, в Вильнюсе, а не с руководством ЕС в Брюсселе.

Цикель: Это позиция Вильнюса, не более того. Соглашение о транзите людей от 11 ноября 2002 года было принято на саммите в Брюсселе. На стадии вступления в ЕС Литва нам говорила, что "мы ничего не можем сами решить, беседуйте с Брюсселем". Сегодня, когда Литва стала членом ЕС, она поменяла позицию. Почему? Литва боится, что на ее территории будет действовать какой-то такой режим, какого нет больше ни у кого в ЕС. И тогда в будущем Литве могут ограничить право вступления в Шенгенскую зону. Чтобы беспокойства не было, Россия должна заключить соглашение о транзите грузов именно с Евросоюзом, а с Литвой - отдельное соглашение. Но пока подвисло все - соглашение о транзите электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. И 3 сентября Литва в одностороннем порядке повысила на 15 процентов тариф на железнодорожные перевозки на нефть, нефтепродукты и металлы.

Приходько: Как с этим совладать? Федеральную политику в отношении области я вижу в идеале так. Во-первых, нормативно-правовая база, основой которой, конечно, должен быть закон об особой экономической зоне. Во-вторых, федеральная программа развития региона, в том числе инвестиционная. В-третьих, наконец - политика отношений с ЕС. Вот эти три компонента в комплексе в состоянии решить проблемы янтарного края.

Город, которого нет

- Проблем много, но хотелось бы закончить нашу беседу на праздничной ноте. В будущем году Кенигсбергу исполняется 750 лет, а еще через год 60 лет исполняется Калининградской области. Рассчитываете ли вы, по модели 300-летия Петербурга, решить хотя бы некоторые проблемы "на юбилейной волне"?

Цикель: В указе президента о праздновании городского юбилея сказано о 750-летии не Кенигсберга, а Калининграда. А все, что предшествовало его переименованию - это история. Ну не вспоминать же, что сам Кенигсберг основан путем слияния трех городов: Кнайпхофа, Альтштадта и Лебенихт.

Теперь что касается сверхзадач. Есть строка в федеральном бюджете, выделено 450 миллионов рублей. Еще на 550 миллионов мы должны найти интересные проекты. Так набирается миллиард. Намного меньше, чем было у Петербурга, но и эти деньги нам очень нужны. Состояние городского хозяйства ужасающее. Город задыхается без дорог. Берега реки Преголи связывают два моста, но один совсем хилый. Чтобы закончить еще один мост, который начали строить в советское время, требуется более миллиарда рублей. О состоянии старого жилого фонда я уж и не говорю.

Крайний: На мой взгляд, Калининграда как города просто не существует. "Удар возмездия" американской авиации в 1944-м, бои за город в 1945-м - разрушили едва ли не все в старом городе. Хорошо бы в идеале провести международный тендер, пригласить архитекторов с мировыми именами и избавиться от уродливых девятиэтажек в центре некогда красивейшего города Европы.

- Ну что же, праздничного завершения у нас все равно не получилось, но надеемся, что репортаж с 750-летнего юбилея Калининграда будет уже не столь мрачным. Спасибо за беседу.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.