Вцепились в кость: как таможня едва не остановила мясопереработку в области

Все новости по теме: Таможенные проблемы

Наиболее популярным источником проблем для калининградского бизнеса являются действия федеральных властей. Чаще всего эти решения касаются таможенных вопросов. В марте Калининградская областная таможня начала отправлять на экспертизу контейнеры большинства компаний, пытающихся ввезти мясо. Каждая экспертиза длилась в среднем 10 дней. Все это время контейнер с товаром должен был находиться под контролем таможенных органов. Незапланированные простои создали угрозу остановки калининградских мясоперерабатывающих предприятий и привели к значительным убыткам в отрасли. Во вторник, 2 апреля, глава Калининградской областной таможни Сергей Абросимов встретился с несколькими десятками мясопереработчиков региона и попытался объяснить им, что он на их стороне. «Новый Калининград» рассказывает, как это было.

Главный таможенник окруженного границами региона Сергей Абросимов за полгода работы в должности не стремился появляться на публике. Выступить перед предпринимателями он решил только тогда, когда смог озвучить решение проблем, которые создало калининградскому бизнесу его ведомство.

В первой половине марта калининградские импортеры мясной продукции столкнулись с удивительным вниманием со стороны таможни. Система ФТС начала показывать так называемый риск в отношении контейнеров компаний, которые пытались ввезти мясо в область. Появление риска означает, что по инструкции таможенники должны сделать экспертизу товара в своей лаборатории. На это отводится «до 20 дней». Фактически же у каждой из пострадавших компаний контейнер вставал на одну-две недели.

Как объясняла Калининградская областная таможня, формальной причиной было желание понять, есть ли в импортируемом мясе кости или нет. В регион запрещен ввоз в режиме свободной таможенной зоны (беспошлинно) замороженного мяса крупного рогатого скота и свинины, за исключением обваленного мяса (бескостного). 

Как сообщил собравшимся в здании КТПП Абросимов, ему удалось убедить свое федеральное начальство в том, чтобы «риск» в отношении мясной продукции срабатывал в 10 раз реже. Предприниматели неоднократно пытались уточнить алгоритм возникновения риска, чтобы понять — в 10 раз реже по сравнению с чем: будет ли проблема возникать при каждом новом контракте или при новом поставщике? Но Абросимов, явно давая понять, что таможня не готова раскрывать все карты, уклонялся от детального ответа. «Если вы меня спрашиваете, можно ли по контракту ввозить что-то другое...» — интерпретировал вопрос глава таможни.

Представитель мясокомбината «Княжеский» задал Абросимову прямой вопрос: как так получилось, что сам риск по мясной продукции был введен в систему в октябре 2018 года, а массовые проблемы у калининградского бизнеса появились через полгода — в марте. Глава областной таможни попытался ответить бизнесменам на их языке. «Из-за чего останавливается производство? Службы контроля нашли, что не соответствует выпускаемая продукция — и вы останавливаете производство. У нас если ФТС видит, что риск есть, но Калининградская областная таможня не проводит контроль по данному риску, то возникает претензия и деятельность калининградской таможни приводится к небольшой остановке и поступает команда о необходимости проведения контрольных мероприятий. Это контроль над нами», — сказал Абросимов, подчеркивая что тотальная экспертиза импорта мяса не была его персональным решением.

В ходе встречи таможня пыталась сгладить масштаб доставленных бизнесу неудобств. Якобы у каждой компании под экспертизу попало по одному контейнеру. Представители бизнеса это опровергли. Как заявила сотрудник мясокомбината «Янтарный», у нее на экспертизу попало 4 контейнера с мясом, один из которых до сих пор на ней находится. Убытки только от оплаты простоя контейнеров составили более полумиллиона рублей.

«Давайте сбросимся»

Основное неудобство, с которым столкнулся бизнес из-за введения таможней риска по мясу, связано не с самой необходимостью экспертизы, а с ее большой длительностью. «За 1 день можно определить, есть там кость или нет, но не несколько же дней», — удивился глава региональной ассоциации мясопереработчиков Роман Есипов. Президент КТПП Феликс Лапин отметил, что иногда только пробы таможенная лаборатория берет 4 дня, не говоря о сроке самой экспертизы.

В качестве решения бизнес предложил таможне договориться с лабораторией Россельхознадзора, которая обладает более качественным оборудованием и сможет оперативнее выявлять наличие костей в мясе. «Я хорошо знаю лабораторию, там втащили только на оборудование 1,5 млн долларов. Быстро все могут сделать. Нам легче заплатить лаборатории», — объяснил Есипов. На сам интерес таможни к кости в мясе Лапин также обратил внимание: мясо без кости дороже мяса с костью, поэтому гипотетическое намерение ввезти мясо с костью под видом бескостного лишено экономической логики для бизнеса.

0NEV0228.jpg

Глава Калининградской областной таможни Серей Абросимов, Фото - Виталий Невар, "Новый Калининград".

Как выяснилось, таможенники не готовы отдавать экспертизу на аутсорсинг другим госучреждениям. «Мы не привязаны к таможенной лаборатории — мы обязаны», — попытался закончить разговор на эту тему Абросимов. Но предприниматели тут же предложили скинуться на оборудование для лаборатории таможни.

«Если не хватает денег у таможни, то давайте сбросимся и купим ей. У нас нет квот на бескостное мясо: [оно ввозится] без НДС и таможенных пошлин. Обеспечительный взнос подразумевает растаможку с уплатой всего этого. Контейнер свинины стоит 5,5 млн. Мы должны пошлину заплатить 65% и еще 20% НДС», — объяснил выгоду от финансовой помощи таможни один из участников совещания.

«Надо купить!», «Сложиться и сделать!», «Сколько стоит экспресс-анализ?» — послышались крики с мест.

«Я предлагаю этого не делать», — попытался сопротивляться финансовому натиску бизнеса глава таможни. «Почему?» — поинтересовались бизнесмены, так и не услышав мотивировки.

Один из бизнесменов напомнил Абросимову, что действия таможни фактически порождают рост платежей в пользу иностранного бизнеса. «Это деньги, идущие иностранным линиям, — это деньги, которые в итоге мы и наши клиенты дружно отнесем иностранцам», — отметил предприниматель.

Глава таможни парировал тем, что был бы счастлив, если бы мясо вообще через таможню не возили и производили на территории области, и, видимо, сделал это зря.

«Мы как импортеры выступаем балансом для аппетитов наших производителей. Чтобы мы все понимали: у нас цены раза в 1,5 раза выше, чем в Европе на ту же свинину и говядину де факто. И не просто так мы все импортеры», — довольно резко отреагировал бизнес на реплику Абросимова. «Еще и плохого качества», — отметила с места другой представитель мясопереработки.

«А в Германии цены?» — продолжил экономическую дискуссию глава таможни. Как оказалось, со слов бизнеса, в Германии не дороже. «Осенью цена окорока на местном рынке была 280-300 рублей. Сейчас она снизилась, после того как открыли ряд предприятий в Бразилии. Бразильский окорок с поставкой в Грузию стоил 1,8 доллара», — обогатил знание главы таможни по структуре мясного рынка один из представителей бизнеса.

«Я знаю, что ваш бизнес основывается на отсутствии сырья, и производства на территории области позволяют зарабатывать на поставках мясной продукции, я это прекрасно понимаю», — продолжил сопротивляться аргументам бизнесменов Абросимов, играя явно не на своем поле — и снова получил «сдачи». «Для нас бразильцы ставят цены на 5 центов ниже от цены „Мираторга“ в Северо-Западе, они очень отлично мониторят цены», — намекнул главному таможеннику один из представителей бизнеса на то, что его представления о заработках импортеров, вероятно, преувеличены. Глава союза мясопереработчиков Роман Есипов мягко добавил, что не всем хватает калининградского сырья, особенно когда у свиноводов начинается массовый падеж свиней из-за АЧС.

6cc7dc8c2e9e7f260302f5b0ac458235.jpg

«Глупый, безумный беспредел»

К концу встречи страсти накалились, и один из мясопеработчиков дал такую оценку деятельности таможни на протяжении последних недель: «Глупый, безумный беспредел». «Зачем браться за то, что не можешь поднять? 70 контейнеров висит! Зачем брать 70, если лаборатория пропускает 3?» — возмущенно пытался найти бизнесориентированную логику в действиях таможенников выступающий, но сделать этого не смог. Помогать с ответом не стал и Абросимов, призвав бизнесменов выбирать культурные слова. Бизнесмен заявил, что «глупый, безумный беспредел» — это вполне культурные слова, но на всякий случай извинился и предложил устроить главе таможни приватный тур по местам продажи польской мясной «санкционки». «Если вы ищите „контрабас“, вы сходите на рынок, идите в спальные районы, там продаются сосисочки, колбасочки польские. В магазинах продается. Я вас лично провезу и покажу, что идет через таможню», — настаивал предприниматель. Абросимов отказываться не стал, но глава КТПП подчеркнул, что продолжить обсуждение транзита «запрещенки» через калининградские таможенные посты сторонам лучше в приватном режиме.

Вставить пару слов попытался министр экономического развития области Дмитрий Кусков, уточнив, были ли у кого-то проблемы с ввозом мяса после 29 марта, когда ФТС согласилась смягчить подходы. Проблем не было, но и поставок пока не было, констатировал бизнес и предложил пока не считать кризисную ситуацию исчерпанной.

Текст — Вадим Хлебников, фото — Денис, Туголуков, Виталий Невар, «Новый Калининград»

Текст: Вадим Хлебников



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.