В Калининградской области провалился аукцион по продаже сельхозтехники

Откровенного разговора, к которому в начале заседания постоянного комитета по сельскому хозяйству, землепользованию, природным ресурсам и охране окружающей среды областной думы призывала его председатель Валентина Святохо, не получилось. Министр сельского хозяйства и рыболовства области Андрей Романов гнул свою линию, фермеры и руководители коллективных хозяйств - свою. “Я не чувствую, что правительство области хочет помочь крестьянам”, - рубил с плеча руководитель КФК из Правдинского района Имин Рамазанов.

Министр сельского хозяйства и рыболовства Андрей Романов на одно из замечаний другого руководителя хозяйства вообще вспылил: “Чтобы никто не уличил меня в использовании служебного положения в корыстных целях, создайте думскую комиссию и проверьте, помогал ли я своему бывшему хозяйству или нет”. “Идеология прошлой администрации не устаивала крестьян, - глубокомысленно изрек депутат Юрий Семенов, - и идеология нынешнего правительства не устраивает”.

Калининградская область – единственный в России регион, которому в 2002- 2004 годах по Федеральной целевой программе “Техническое перевооружение сельского хозяйства” было из госказны выделено 155 миллионов рублей на приобретение суперсовременной сельскохозяйственной техники. Правда, при ее закупке не обошлось без скандала. Конкурс на поставку тракторов “Фендт Фаворит 824” выиграла немецкая фирма, предложившая самые высокие цены. Депутаты предыдущей думы даже проводили расследование. Результатов оно не дало - вмешались и надавили на народных избранников высокопоставленные чиновники администрации. Никто не был наказан за невыгодную с точки зрения коммерции сделку. И это аукнулось сегодня, когда стартовые цены на аукционе на технику, бывшую в употреблении, оказались выше ныне установившихся на вторичном рынке. Но кто об этом думал четыре года назад?

Все тогда находились в эйфории, что суперсовременная техника совершит прорыв в растениеводстве. А победителей, как известно, не судят. Программа техперевооружения калининградского села задумывалась сначала примерно так. Закупленная за счет федерального бюджета техника будет передана тем хозяйствующим субъектам, которые, в свою очередь, передадут государству в залог контрольный пакет своих акций. Таковых не нашлось. Тогда по указанию тогдашнего губернатора при областном унитарном госпредприятии “Агробалтсбыт” создали МТС и поставили на баланс трактора, косилки, комбайны, передвижные зерносушилки, сеялки и т. д. По договорам о совместной деятельности фермеры и сельхозпредприятия обязаны были делиться с ОГУП своими доходами. Заключая договоры о совместной деятельности с ОГУП “Агробалтсбыт” не в свою пользу, фермеры и руководители коллективных хозяйств, как они сами сегодня признаются, надеялись, что рано или поздно взятая напрокат техника перейдет в их собственность. Поэтому под давлением администрации они вынуждены были согласиться с ценами арендных платежей. Ситуация вообще сложилась парадоксальная : ОГУП “Агробалтсбыт” через фермеров и коллективные хозяйства оказывал этим же фермерам и хозяйствам услуги.

За четыре с лишним года “Агробалтсбыт”, обдирая арендаторов, не принес областному бюджету прибыли и по итогам хозяйственной деятельности уже правительством губернатора Георгия Бооса был признан неэффективной структурой. Правительство области отказалось от услуг убыточного предприятия. Было принято решение продать сельхозтехнику. 22 февраля нынешнего года губернатор издал постановление “Об условиях приватизации сельскохозяйственной техники”. В соответствии с этим документом, поступившая в область в рамках ФЦП техника должна быть реализована через аукцион. По прогнозному плану приватизации государственно имущества области на 2007 год открытые торги назначены на первый и четвертый кварталы. Первый аукцион, состоявшийся в апреле, с треском провалился. Из 83 единиц сельхозтехники, прицепного оборудования, выставленного на продажу, с молотка ушли лишь шесть. Одна из причин – стартовые цены на тракторы, комбайны, рапсовые приставки, жатки, плуги, бороны и прочий навесной инвентарь, как указывалось на заседании думского комитета, оказались намного выше, чем на вторичном рынке.

К примеру, стартовая цена на аукционе на зерноуборочный комбайн “Нью Холланд”, который уже отработал в одном из хозяйств области свыше четырех лет, составила 1952821 рубль, а на комбайн “Джон Дир” 31 91315 рублей. По отзывам сельхозпроизводителей, такие же точно комбайны в Польше или Германии стоят на 30 процентов дешевле. Сегодня, когда на селе появилась возможность взять в банке кредит под покупку техники, крестьянину выгодней купить ее на вторичном зарубежном рынке. А вторая причина, которая прямо хоть и не озвучивалась на совещании, но витала в воздухе – потенциальные покупатели сельскохозяйственной техники – вчерашние ее арендаторы - фактически бойкотировали аукцион.

За прошедшие годы хозяйства, в чьем распоряжении находилось государственное имущество, в виде арендных платежей выплатили уже порядка 60 процентов его стоимости. Руководитель КФК “Таймыр” Александр Попров ежегодно за аренду техники в течение четырех лет платил от 1,5 до 1, 8 миллиона рублей за каждую единицу. Помимо этих отчислений, еще полмиллиона каждый год уходило на ремонт и обслуживание. И ему обидно – сколько денег он уже перечислил в областную казну, а теперь должен вновь раскошеливаться. Не получив при этом никакой компенсации за понесенные затраты на содержание “чужой” техники.

Следующий аукцион назначен на конец года, но, как подчеркивалось на заседании думского комитета, ни у кого нет уверенности в том, что его не постигнет судьба апрельского. И потому народные избранники предлагали министру сельского хозяйства и рыболовства области подумать, как помочь местным сельхозпроизводителям в сложившейся ситуации. Нельзя ли позволить селянам приватизировать технику с трехлетней рассрочкой платежа? Может, стоит внести изменение в механизм реализации “Доминаторов”, “Нью Холландов”, “Джон Диров” “Лемкен Солитеров”, “Петкусов”? Почему никто из крестьян в глаза не видел тех самых оценщиков, которые эти самые цены проставили?

Министр Романов стоял на своем: закон не позволяет продать государственное имущество без аукциона и давать поблажки победителям торгов на уплату денег за купленный лот. Нет у властей также ни юридического, ни морального права безвозмездно передавать хозяйствам арендуемое ими сельхозоборудование. Не пугает Романова и перспектива следующего проваленного аукциона. Если он не состоится, поступившие в область по ФЦП сельхозмашины будут переданы в пользование сельскохозяйственных техникумов и училищ. Пока же дорогостоящая высокопроизводительная техника стоит без дела в ожидании потенциальных покупателей, а хозяйства, лишившиеся мощных “железных коней” сбавили темпы полевых работ.

Государство не бизнесмен, - оценивает сложившуюся ситуацию бывший заместитель министра сельского хозяйства области Анатолий Гусев, - если имущество не пользуется спросом, не может сбавить цену, чтобы продать товар. Как результата - бюджет недосчитается запланированного поступления средств от приватизации техники, крестьяне понесут убытки. Замкнутый круг.

Думский комитет решил создать рабочую группу из числа чиновников и аграрной общественности, которая попробует найти выход из тупиковой ситуации. На мой взгляд, депутаты сделали это лишь для того, чтобы как-то прекратить разгоревшийся на заседании спор и взаимные упреки.

Постановлению правительства о приватизации госимущества предшествовало не одно заседании рабочей комиссии, действовавшей на тот момент, и ничего лучшего не придумалось.

Сложившуюся ситуацию комментирует председатель союза фермеров Калининградской области Александр Попров:

-Предназначенная к реализации техника и сельхозинвентарь в полевых работах сейчас не участвуют. Какой смысл фермеру покупать запчасти и вкладываться в ремонт, если эти затраты никто ему не возместит, как и те миллионы, что уже потрачены на поддержание сельхозмашин в рабочем состоянии? А те, кто использует технику, которую предполагается выставить на аукцион в конце года, будут ее эксплуатировать на износ.

Помните, что стало с колхозной техникой, вышедшей из оборота? Часть ее была растащена на запчасти. Не постигнет ли такая же участь и госсобственность? Некоторые детали импортных тракторов и комбайнов, кстати, столь ценны, что их утрата равносильна стоимости нового агрегата. Передача “Джон Диров” и “Нью Холландов” профтехучилищам – это шикарный подарок. Но учебным заведениям придется заново переделывать свои программы. И не факт, что будущие механизаторы, научившись высшему пилотажу на “Клаасах”, захотят работать в селе.

У нас достаточно примеров, когда обученные работе на новой технике и имеющие зарплату в 10-15 тысяч механизаторы, уходили на стройку или в карьер на такую же технику с зарплатой в два раза выше. Да, мы научились работать на новой технике, использовать новые технологии и получать более высокие урожаи. Но финансовая сторона хозяйств оказалась хуже, чем до использования этой новой техники. И надо честно признать, что область от деятельности “Агробалтсбыта” понесла одни убытки. Но эти убытки не надо перекладывать на плечи сельхозпроизводителей.

Мне видится такой выход из тупика: региональные власти должны признать, что система аренды техники через неэффективного посредника была заложена порочная, в результате хорошо задуманная федеральная программа провалилась. Мы оказались не готовы к ее выполнению и в вопросах собственности потерялись. Красивой точки в истории не получилось. Нужно выработать какое-то законодательное решение, изыскать в бюджете средства на покрытие убытков, понесенных арендаторами техники, и дать победителям аукциона три месяца на то, чтобы они успели оформить кредит в банке.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.