Бульба с самовывозом: как министр Зарудный картошку по 25 рублей покупал

Владимир Зарудный. Фото Лидии Балабан

На фоне ежедневных продуктовых скандалов, сотрясающих и «большую» Россию, и ее маленький анклав, глава регионального минсельхоза Владимир Зарудный решил наведаться в небольшое частное хозяйство в Гурьевском районе. И продемонстрировать, что уж с картошкой-то перебои янтарным «островитянам» точно не грозят. А заодно и, как выяснилось, прикупить домой пару мешков. С пяток кило картошки с фермерского хозяйства удалось увезти и корреспонденту «Нового Калининграда.Ru».

Фермеры «от усталости»

Овощехранилище стоит на отшибе и выглядит так, словно исполинский ребенок забыл сложить в коробку разбросанные по белому ковру игрушки. Семья Валаускасов взялась выращивать здесь картофель 4 года назад. За это время успели выстроить ангар. «Стоит, как трехкомнатная квартира в Калининграде», — поясняет журналистам глава семейства Виктор. Электричества здесь нет — до ближайшего населенного пункта километр. Работает тепловая пушка, не давая замерзнуть летнему урожаю, а заодно и поджидающим министра журналистам.

По словам Светланы Валаускас, бывший автомеханик и сотрудница областного правительства в фермеров превратились «от усталости». 4 года назад решили кардинально сменить образ жизни. «Было очень тяжело первые годы, — признается женщина. — В первый год мы заработали 13 тысяч на двоих. Но сейчас рентабельность где-то процентов 30. У нас и сын учится в Москве, в Бауманке, мы ему комнату снимаем. Так что в этом году все хорошо».

«Из уст в уста»

Картофель на ферме стоит от 20 до 30 рублей за килограмм, в зависимости от сорта. Продают ее не только мелким оптом, но и в розницу.

Между сложенных аккуратными стопками мешков деловито снует молодая кошка Сберка («Назвали „в честь“ банка, где подобрали котенком, — поясняет жена Виктора Светлана. — Она мышей ловит, хоть и не учил ее никто»). На картофельных стопках лежат ценники. Цифры, которые на них значатся, радуют голодный глаз. Мелкую картошку можно купить по 10 рублей за кило. Средних «габаритов» бульба стоит по 20 рублей, крупная — по 25. И за килограмм особо привередливого в плане хранения сорта придется выложить 30 «целковых». «Мы ее перебирали трижды, очень много с ней мороки, потому и цена выше. Но очень вкусная зато», — поясняет хозяйка.

Чтобы купить мешок «вкусной», придется наведаться на ферму Валаускасов лично. Рабочих рук отчаянно не хватает, весь «штат» хозяйства — это Виктор, Светлана и двое их детей. В сезон нанимают пару-тройку рабочих. Максимум куда фермеры довозят свой урожай — ярмарка у Дома Советов.

«Но не получается на ярмарки ездить фермерам, потому что в поле работы очень много. Это же 4 дня „выпадает“. В пятницу начинаешь собираться, субботу-воскресенье торгуешь, потом понедельник выгребаешь. Лучше всего, конечно, на месте. На ярмарку выезжаешь, и цена дороже получается, как правило. Рубля на 3, но все-таки. Вот за этот сезон съездили на ярмарку всего 6 раз», — поясняет фермер.

IMG_5014.jpg

С перекупщиками Валаускасы не работают вовсе. «Первый год мы немножко попробовали отдавать перекупщикам, но так получается, что это значит работать только в убыток себе. Потому что затрат все равно очень много», — пояснил Виктор.

Перекупщиками страшно недоволен и подоспевший министр Владимир Зарудный. «Я такую картошку на Центральном рынке по 60 рублей за килограмм видел!» — заявляет глава минсельхоза. Валаускасы отвечают, что на рынках торговать даже не пробовали.

Нас очень беспокоит, что так много перекупщиков кормятся с этого картофеля. Нас беспокоит, что на Центральном рынке на том же люди не могут купить по 20-25-30 рублей картофель, как, сегодня вы видите, любой желающий может приобрести. Вот это звено лишнее, мы считаем, должно в таких условиях сложных экономических отойти.

Владимир Зарудный, министр сельского хозяйства правительства Калининградской области

«Очень маленькие объемы. На ярмарке больше — можно тонну-две за день продать, — говорят хозяева. — Так что мы ездим на ярмарки, раздаем визитки. А потом самая хорошая реклама — это „из уст в уста“».

«Нас очень беспокоит, что так много перекупщиков кормятся с этого картофеля. Нас беспокоит, что на Центральном рынке на том же люди не могут купить по 20-25-30 рублей картофель, как, сегодня вы видите, любой желающий может приобрести. Вот это звено лишнее, мы считаем, должно в таких условиях сложных экономических отойти», — говорит журналистам Зарудный.

В какой-то момент делового разговора Сберка (при журналистах державшаяся подчеркнуто независимо) начинает проявлять к происходящему неподдельный интерес. Подобравшись к министру поближе, долго играет с картофелинами на вершине одной из стопок, а затем неожиданно прыгает на грудь растерявшемуся главе минсельхоза. «Ничего, я кошек очень люблю», — улыбается Зарудный и «ссаживает» игрунью на пол.

Драгоценная кормилица

Посевная площадь в хозяйстве — 20 гектаров, в прошлом году они принесли урожай в 300 тонн картофеля. Но Валаускасы жалуются, что препятствием на пути к расширению угодий могут стать границы участка. Продают ее сейчас неохотно. «Может, боятся остаться без земли и с рублем?» — предполагает министр.

«И дороговато продают. Вот здесь вот 6 гектаров стоят 500 тысяч. Вот эти вот гектары — за 1,5 млн. Такие у нас цены назначают за сельхозземли», — поясняет Светлана.

Развиваться Валаускасы все же планируют — увеличивать посевные площади под картофель, сажать морковь, капусту и свеклу. Условия хранения у них с картошкой схожие.

«У нас очень хорошая линейка субсидий на овощи в этом году, — говорит фермерам министр. — Мы дадим субсидии целевые на оборудование для овощеводства. У нас более 40 млн на это предусмотрено. Поэтому посмотрите. Мне кажется, сортировочную линию вам надо, рассадопосадочные машины».

Единственное, что хотелось бы, чтобы техника была своя, чтобы мы не покупали за рубежом. Летом смотрел фризу — 400 тысяч, пришлось покупать почти за миллион. Ну, в евро, немецкая. Да, она хорошая. Наша техника производится, но опять все через дилеров и не все, что нужно для сельского хозяйства.

Виктор Валаускас, фермер

В прошлом году Валаускасы получили грант в 1,5 млн по программе «молодой фермер». На эти деньги купили трактор. «Единственное, что хотелось бы, чтобы техника была своя, чтобы мы не покупали за рубежом. Летом смотрел фризу — 400 тысяч, пришлось покупать почти за миллион. Ну, в евро, немецкая. Да, она хорошая. Наша техника производится, но опять все через дилеров и не все, что нужно для сельского хозяйства», — сетует фермер. И поясняет, что хотел бы заняться и зерновыми — но тут один комбайн стоит под 10 млн. А для небольших посевных площадей технику и вовсе днем с огнем не сыщешь. К тому же, придется строить еще одно хранилище — пшеницу с картошкой не поселишь. Так что путь от фермы с самовывозом до больших оборотов еще долог и тернист.

_NVV0401.JPG

Мягкая для Чемакина

А глава регионального минсельхоза тем временем решил запастись недорогой картошкой на остаток зимы. «Я всегда у фермеров покупаю, но не всегда я ее покупаю в начале нового года, — делится секретами рачительного домоводства Зарудный. — Обычно мы с женой выбираем всю линейку овощей — морковь, свекла, капуста и картофель в сезон, когда картошка стоит 9 рублей, самая дорогая 10 рублей. Складирую у себя в гараже, и до нового урожая, до молодой картошки, она лежит. Сейчас как-то получилось, что с тещей поделились. Поэтому пришлось немножко докупить».

Два мешка крупной картошки водружаются на весы. В каждом по 20 кило, за всю покупку министр платит тысячу рублей. «Вот это более мягкая картошечка», — поясняет фермер.

«Мягкая — Чемакину (Дмитрий Чемакин, глава регионального минпрома — прим. „Нового Калининграда.Ru“)», — определяет Зарудный.

«Ну, кому какая нравится. Кому-то беленькая, кому-то желтенькая», — любовно смотрит на свой товар Виктор Валаускас.

«Мне лишь бы селедочка хорошая была», — игриво парирует министр.

Кило по пять потенциального гарнира достается и журналистам. Отказываться как-то не хочется, хоть и тяжело без машины тащить — кризис все-таки

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.