«НЛО» над фортом «Дона»: как выращивают огурцы в Калининградской области

Все новости по теме: Сельское хозяйство

Во вторник глава регионального минсельхоза Владимир Зарудный навестил два крупнейших тепличных комплекса области, занимающихся выращиванием овощей в закрытом грунте. Или, проще говоря, в теплицах. Почему калининградские фермеры пока друг другу не конкуренты и какое отношение к овощеводству имеют «зеленые человечки» — в репортаже «Нового Калининграда.Ru».

Секретные огурцы

Попетляв с полчаса по окрестным коттеджным поселкам, с трудом обнаруживаем на очередном неприметном повороте табличку с надписью «Теплица „Дона“». Фокус «заехал по пути, купил недорогих овощей» здесь явно не пройдет, тем более при отсутствии личного транспорта — до ближайшей остановки по лужам плюхать с километр.

Первое, что бросается в глаза при скупом свете дождливого дня, — светящиеся изнутри огромные теплицы, а вот грязно-розовое приземистое строение привлекает внимание не сразу. При ближайшем рассмотрении ангар-сарай, явно используемый под подсобные и административные помещения, оказывается частью форта № 9 «Дона». Вход в отвоевавшую свое крепость охраняет циклопических размеров невозмутимый котяра.

Когда мы их включаем, свечение вверх идет порядка 3 километров. Из Мамоново рыбаки мне звонят и говорят: «твой свет горит». Люди, которые в поселке рядом живут, жалуются, что шторы приходится ночью задергивать, спать невозможно. Пишут даже, если вы читали, что НЛО тут летает. Приезжают люди, подъезжают к воротам и начинают ходить вокруг и заглядывать, пытаясь понять, что горит. Так смешно.

Павел Купцов, владелец тепличного хозяйства «Дона»

Источник полумистической иллюминации — гигантские генераторы, установленные в прошлом году, поясняет владелец хозяйства Павел Купцов. Каждый весит около 18 тонн и, работая, шумит, как взлетающий истребитель. Зато выращивать овощи под мощным светом 2340 питаемых ими ламп мощностью по 600 ватт можно круглый год.

«Когда мы их включаем, свечение вверх идет порядка 3 километров. Из Мамоново рыбаки мне звонят и говорят: „твой свет горит“. Люди, которые в поселке рядом живут, жалуются, что шторы приходится ночью задергивать, спать невозможно. Пишут даже, если вы читали, что НЛО тут летает. Приезжают люди, подъезжают к воротам и начинают ходить вокруг и заглядывать, пытаясь понять, что горит. Так смешно», — веселится Купцов.

От 15 до 150

Правда, к снижению цены на огурцы космическая модернизация пока не привела — напротив, по сравнению с прошлым годом, оптовая цена на продукцию этого хозяйства выросла на 10 рублей — со 140 до 150 рублей за килограмм. Во-первых, сыграла курсовая разница — все оборудование, комплектующие и даже удобрения — «приезжие». Во-вторых, американские генераторы оказались недешевыми в эксплуатации. По словам Купцова, за каждый вызов обслуживающего их польского специалиста приходится платить около 100 тыс в переводе на рубли, это без учета затрат на проживание и питание.

Урожайность, а вместе с ней и цена на продукцию, к тому же, сильно зависит от сезона. В марте с квадратного метра удается собрать 3,5–4 кг огурцов, в апреле — 5–6, в мае — уже 6–8 килограммов.

_MG_3321.jpg

«Летом цена падает до 15 рублей за килограмм. В июле, когда грунтовые пошли — в этот период в течение двух недель закупайтесь, делайте соленья, — советует фермер. — Все покупают у бабушек, мы „сидим“ на себестоимости. Это где-то июль—август, до сентября. В 20-х числах сентября цена опять начинает расти».

В страхе перед великаном

В этом году урожайность планируется увеличить на 200 тонн — до 1 тысячи. К дальнейшему расширению, поясняет Купцов, нужно подходить с умом — есть риск, что в мае продукцию просто некуда будет девать. Да и риски в этом бизнесе крайне высоки.

«Средний срок окупаемости теплиц — 7–8 лет. Это при хорошем агрономе и удачном урожае. Любой сбой, любая ошибка — ты банкрот сразу, — поясняет фермер. — Например, у меня в 2 часа ночи встали насосы, электростанция выключилась, а на улице — минус 10. У меня есть 40 минут. Через 40 минут температура в теплице падает до нуля. И вот надо за 40 минут прилететь и причину устранить. Если не успел — ты банкрот, потерял сразу порядка 10 миллионов рублей, весь урожай погиб».

Вот представьте себе великана: вот он как будто берет эту теплицу в охапку и начинает ее раскачивать. И такой грохот стоит, что рабочие убегают. Говорят: «Мы боимся, что вот сейчас лопнет что-нибудь и все. К сожалению, страховые компании от урагана не страхуют. Конструкции, стекла — да, а урожай нет. 2 года назад мы потеряли урожай, еле выкарабкались из той ситуации.

Павел Купцов, владелец тепличного хозяйства «Дона»

2 года назад урожай здесь погубил очередной калининградский шторм. Стихия выбила 56 окон в основной теплице.

«Вот представьте себе великана: вот он как будто берет эту теплицу в охапку и начинает ее раскачивать. И такой грохот стоит, что рабочие убегают. Говорят: «Мы боимся, что вот сейчас лопнет что-нибудь и все. К сожалению, страховые компании от урагана не страхуют. Конструкции, стекла — да, а урожай нет, — вздыхает Купцов. — 2 года назад мы потеряли урожай, еле выкарабкались из той ситуации».

С наращиванием производства в штате хозяйства появилось 12 дополнительных вакансий. Однако найти желающих работать за 22 тыс рублей в месяц удается с трудом — сюда сложно добраться, в теплицах постоянная жара. С кадрами высокой квалификации вообще беда, признается Купцов.

Инженеры по автоматике — это страшный дефицит, на вес золота, но мне везет. У меня старший сын со мной работает. Он работал в компании „Техноленд“ и получал там 100 тысяч. Я его год уговаривал перейти. Он говорит: „Плати мне столько же, я перейду“. Я говорю: „Дим, ну, я не в состоянии“. Но, в общем, путем долгих переговоров удалось его перетянуть. Мне везет.

Павел Купцов, владелец тепличного хозяйства «Дона»

«Оборудование запредельно сложное. Инженеры по автоматике — это страшный дефицит, на вес золота, но мне везет. У меня старший сын со мной работает. Он работал в компании „Техноленд“ и получал там 100 тысяч. Я его год уговаривал перейти. Он говорит: „Плати мне столько же, я перейду“. Я говорю: „Дим, ну, я не в состоянии“. Но, в общем, путем долгих переговоров удалось его перетянуть. Мне везет», — хвастается хозяин теплицы «Дона».

Выезжая из футуристического агрокомплекса, журналисты вновь окидывают тоскливым взглядом погубленный форт — трудолюбивый экскаватор вырывает с корнем деревья, в кучу у дороги свалены огромные валуны и части кирпичной кладки, некогда явно бывшие частью укреплений. Фермеры, по их словам, и сами недоумевают, почему форт № 9 оказался никому не нужен.

«Памятник руинированный, и 15 лет тут хозяина нет. И до сих пор мы пытаемся судиться с Фондом имущества, чтобы они себя собственниками признали. Мы остались бесхозные. Это серьезнейшая проблема, мы никак не можем ее решить. Я его с нуля поднял, вообще с руин! Там вода внутри по колено везде стояла. Служба охраны памятников периодически приезжает, но одни руины тут — что они могут сделать?» — заключает хозяин фортификационной теплицы.

«Не конкуренты»

_MG_3441.jpg

Во втором крупном тепличном хозяйстве региона «Орбита-Агро» сейчас огурцовое затишье, урожай собирают только с одного гектара площадей из 2,2 — по тонне раз в два дня. Остальные 1,2 гектара урожая — только «подходят», поясняют фермеры. На круглогодичный режим работы хозяйство удастся перевести не раньше апреля.

«Причина — газификация. Вот сейчас газ будет подведен, и это хозяйство будет круглогодичным. Пока вы видели — на дизельном топливе нефть падает. А дизель растет в цене, говорят, на 3 рубля уже. Как посевная, так у них дизель дорожает», — поясняет глава регионального минсельхоза Владимир Зарудный.

«Орбита-Агро» планирует увеличить урожай на 15–20%. Если в прошлом году с местного закрытого грунта удалось «снять» 600 тонн огурцов, то в этом году их количество хотят довести до 800 тонн. Это около 10–15% от всего, что продается в регионе, поясняет директор «Орбиты-Агро» Шаиг Мамедов.

Цена на огурцы здесь точно такая же, как и в тепличном хозяйстве «Дона» — по 150 рублей за кило. Ни о какой конкуренции между крупнейшими овощеводами региона нет и в помине, в один голос утверждают чиновники и предприниматели.

Речь о конкуренции даже не идет. Нам требуется для обеспечения продовольственной безопасности региона 50 га зимних круглогодичных теплиц. У „Орбиты Агро“ — 2,6 и у теплицы Дона“ 2,6. Сами понимаете.

Владимир Зарудный, министр сельского хозяйства Калининградской области

«Речь о конкуренции даже не идет. Нам требуется для обеспечения продовольственной безопасности региона 50 га зимних круглогодичных теплиц. У „Орбиты Агро“ — 2,6 и у теплицы „Дона“ 2,6. Сами понимаете. И более 200 сортов огурца есть. Всегда можно сказать — я такой помидор выращиваю, ты такой. Я такой огурец, ты другой, я такой салат, ты такой. Чтобы друг другу помогать и не конкурировать», — поясняет Зарудный.

«Рынок свободный, можно строить, строить и строить, — вторит ему директор „Орбиты-Агро“. — Со времен продуктового эмбарго мы больше стали востребованы. То есть, торговые сети у нас берут товар охотно, даже в очереди стоят. Но у нас сейчас нет возможности обеспечить их желания».

Под занавес «экскурсии» журналистам настоятельно рекомендуют зайти еще в овощехранилище — там хранится прошлогодний урожай картофеля, всего 2,5 тыс тонн. Ценник на входе гласит, что оптом купить его можно по 22 рубля за килограмм. При нынешнем спросе этих «запасников» хватит на 4 месяца, поясняет Мамедов.

Хрумкающая подарочными огурцами пресса усаживается в микроавтобус, в очередной раз поражаясь разнице цен на прилавках некоторых калининградских магазинов и в прайсах, размещаемых для перекупщиков и сетевиков на информационных стендах фермерских хозяйств.

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.