Святослав Лавриненко: Калининград ожидает мусорная революция

Святослав Лавриненко
Все новости по теме: Коммунальные проблемы

В 2016 году рынок услуг по обращению с отходами должен претерпеть кардинальные изменения. В Калининградскую область намерена прийти в качестве регионального оператора крупная федеральная компания. Местные предприятия уже говорят о монополизации отрасли и резком повышении тарифов на услуги по вывозу ТБО. Верны ли их прогнозы, стоит ли опасаться грядущих изменений бизнесу и населению, — об этом корреспондент «Нового Калининграда.Ru» поговорил с председателем Регионального союза переработчиков отходов Калининградской области Святославом Лавриненко.

— Государство, особенно в последнее время, любит создавать монополии: Фонд капитального ремонта квартир, объединение авиационных компаний, госкорпорации. Не приведет ли появление регионального оператора к монополизации рынка обращения с твердыми коммунальными отходами?

— Чем пугает слово монополия? Давай разберемся в этом. Ведь если закон на федеральном уровне, значит над ним работали множество неглупых людей. Прорабатывался он семь лет. Неужели специалисты не думали над возможными рисками потери конкуренции, ухудшения качества, необоснованного увеличения цены на услуги? Конечно, нет. В теории, государство должно уходить из тех сфер, когда оно создало условие для малого и среднего бизнеса, частной инициативы, определило правила игры, оставив себе только контролирующие функции. По этому пути пошли европейские страны. Сейчас сферой отходов занимается частный бизнес, но контроль, регулирующие функции остаются за государством.

Да, многие сейчас кричат: «Монополия — плохо, караул». Если посмотреть на эту ситуацию с другой стороны. В соответствии с изменениями законодательства, в каждом регионе будет установлен единый тариф. Монополия, региональный оператор поднять его не сможет. Тариф устанавливается на основании вполне обоснованных экономических затрат. Если же он будет поднят, значит будут к этому предпосылки. Долгое время искусственно тариф на вывоз и утилизацию мусора не поднимался. Сейчас пришло время, когда просто необходимо его повысить. При этом региональные власти, устанавливая тот или иной тариф, должны предусмотреть субсидии тем, кто оплату услуг по новым правилам не потянет 

— Вопросы по монополизации рынка будут задавать и уже задают не рядовые граждане, а представители того же малого бизнеса: перевозчики, переработчики мусора. Они, прежде всего, опасаются того, что приход регионального оператора вынудит их соглашаться на его условия. Разделяете ли вы их опасения?

— Если честно, то государство сознательно идет на это перераспределение финансовых потоков. Оно выстраивает эту сложную систему, которая должна была быть запущена еще тридцать лет назад.

С другой стороны, если при заявленном президентом страны приоритете ухода государства из частного бизнеса оно прописывает этот закон в таком виде, значит на это есть свой резон. Там, где монополия — там сила. Почему мы не возмущаемся, что у нас не десять «Янтарьэнерго», а одно? Один поставщик энергоресурсов — это исторически сложившийся факт. Почему в сфере работы с отходами должно быть по- другому? «Газпром» — монополия, энергетика — монополия, все это признают. Мусор ведь влияет на жизнь и здоровье всех, тогда почему это не может быть монополией? Если монополиста контролирует государство, устанавливает для него тариф, прописывает техническое задание по развитию отрасли, определяет порядок работы, то я двумя руками за такие действия федеральных властей.

Возмущения перевозчиков понятны. В том-то и дело, что сейчас практически все деньги находятся в их руках. Частные лица или управляющие компании платят по 2–3 тысячи за вывоз одного контейнера мусора. Реальная себестоимость этой услуги, если считать по всем правилам, гораздо выше. Поэтому перевозчики и вываливают мусор там, где поближе.

Большинство такого безобразия не хочет. Нужно создать для них условия, при которых люди, экология страдать не будут. При этом услуга может стоить 10 тысяч рублей. Главное — сломать эту коррупционную схему, которая не дает возможности работать нормальным добросовестным компаниям. Да, с населения он будет брать 3–5 тысяч за вывоз одного контейнера мусора, плюс государство ему будет доплачивать половину. В этих условиях компании смогут обновлять свой автопарк, заключать договора с лицензированными полигонами, возить мусор только на них. Необходимо выстраивать прозрачную и эффективную систему работы.

При этом я согласен, что новый порядок лишает перевозчиков колоссальных серых доходов. Поэтому, естественно, будут недовольные, «жертвы», компании, которые не смогут работать в новых условиях.

Если посмотреть с той же налоговой базой. Главными поставщиками доходов в бюджет, гарантированными, остаются монополии. Среди компаний, работающих в сфере обращения с отходами, почти никто не платит налоги и гробит наше здоровье. Когда региональный оператор заработает, то он будет приносить деньги в казну и выстраивать всех участников рынка так, что все будут четко выполнять свою функцию.

— Не получится ли так, что перевозчики откажутся работать по новым условиям? Они могут договориться, выйти на пикеты и митинги, со своими требованиями, в итоге приведя отрасль к коллапсу. Есть ли компании, которые уже готовы работать по новым правилам?

— Не переживайте. Ситуация Калининградской области не уникальна. Сейчас вся страна, все регионы пребывают в одинаковом положении неопределенности. В нашей области еще не самый худший вариант, потому что регион небольшой, мусор худо-бедно собирается и вывозится. В той же Якутии, Красноярском крае, Тюменской области, там точно с их расстояниями все в лес везут. Поэтому в нашем регионе все отрегулировать несложно.

Что касается готовых к работе в новых условиях компаний. Они есть. Но у них недостаточно средств и управленческого опыта для этого. Этот опыт вряд ли кто хочет сейчас получить. Все думают о том, как бы побыстрее заработать как можно больше денег. Поэтому есть люди, которые хотят зайти извне, и наш Союз пытается выстроить с ними конструктивные отношения. К ним мы подходим с требованиями о соблюдении принципов прозрачности, открытости и честности ведения бизнеса, возможно, даже с элементами конкуренции. Пусть будут две компании, как в Санкт-Петербурге. Они условно поделили между собой город на две большие зоны. Если бы им не дали развиться, то они не смогли обслуживать такие объемы. Надо смотреть на работающие модели.

Сейчас перевозчики имеют 80% от стоимость услуги вывоза одного контейнера, остальные 20% — это заработок полигона. Если сейчас они имеют такой процент дохода, при этом не обновляют парк, используют старые контейнеры, сбрасывают мусор в запрещенных местах, значит их интересы находятся в плоскости быстрых и легких денег. Они не хотят выпускать из своих рук финансовые потоки, поэтому кричат о желании стать региональным оператором. Главная их цель — не стать качественным региональным оператором, а замкнуть на себя все финансовые потоки. Но так не будет, модель развития отрасли будет меняться.

0NEV6632.jpg

— Вы говорили об опыте Европы. Как у них выстроена эта система по вывозу, переработке и утилизации мусора?

— Недавно я приехал из Германии, где смог на практике узнать особенности их модели. На всю страну у них несколько операторов. Работают они на территории, охватывающей населенные пункты в радиусе 300 км. Учитывая, что в этот радиус могут попадать земли других государств, обслуживанием их занимается также немецкий оператор. Он один, но его жестко контролирует государство. Есть специальные фонды, которые дают средства, но при этом контролируют их расход. Под эти объемы компании в Германии строят огромные заводы. В январе этого года, например, в стране был запущен самый современный комплекс по сортировке и упаковке мусора. На нем мусор проходит через 22 спектральных анализатора. Уже отсортированный мусор, который приходит на этот завод, дополнительно перерабатывается. При этом достигается такой уровень переработки, что крупные автомобильные концерны — «Мерседес», «БМВ» — покупают полученное сырье для литья бамперов и других деталей. Этот завод был запущен под пятилетний контракт. На него были потрачены миллионы евро с обязательствами увеличить объем переработки до 200 тыс кубометров. Мусор на такие заводы везется не за 5–10 км, а на расстояния в 300–500 км.

В Европе вкладывают средства не только в технику, но и в людей. Нам необходимо вкладывать средства не только в офисных сотрудников, которые дальше туалетов ничего не знают. Нужны специалисты, которые будут обслуживать очистные сооружения, свалки.

В тех же европейских странах для того, чтобы устроиться в компанию, которая работает с отходами, нужно пройти серьезный конкурс: 15 человек на место. Такие нужно приоритеты ставить, так статус этой отрасли поднимать. Когда рынок будет цивилизованный, а люди станут получать белые зарплаты, то и отношение в обществе изменится. Что у нас? Местные мелкие предприниматели начинают возмущаться: «Монополия». Да пусть придет этот монополист, вложит деньги в запуск завода, строительство полигона.

— Такая модель неизбежно приведет к росту тарифов. Есть ли предварительная информация о том, насколько для населения вырастет стоимость вывоза и утилизации ТБО?

— В других регионах граждане уже платят в несколько раз больше. У Амана Тулеева в Кемеровской области, где есть заводы, современные полигоны, у них еще два года назад переработка одной тонны отходов обходилась 1500 рублей. В Калининградской области эта же услуга обходится в 400 рублей. Народ у нас странный: за кофе в кафе может заплатить 100–150 рублей, а за вывоз и утилизацию мусора те же деньги — это уже дорого. Здесь же вопрос не в том, монополия или нет. Народ хочет знать, за что он платит. С этой точки зрения важно людям объяснять и про тарификацию, и всесторонний контроль деятельности того же оператора.

Сейчас мы платим за эту услугу 80–100 рублей в месяц. Если будут все платить 300 рублей, этих изменений никто не почувствует. Но эти деньги должны быть потрачены под контролем государства: на счет, под договор, и контрольно-ревизионное управление в любой момент может это проверить. Пусть депутаты примут такой закон, что региональный оператор не сможет единолично поднять тариф или потратить средства не по назначению.

контейнеры3.jpg

Люди ведь не представляют, сколько ежедневно платится наличными за услуги полигона, в обход всех налоговых и бюджетных правил. Там миллионы и миллионы рублей. Все это идет на карман перевозчиков и владельцев полигонов. Это такой междусобойчик внутриотраслевой, в котором задействованы неквалифицированные компании, персонал, старая техника.

С приходом регионального оператора и выстраиванием всей системы обращения с отходами должна произойти революция в этой сфере. Сейчас мы получаем то состояние отрасли, насколько в нее вкладывались. В нее последние тридцать лет инвестировали минимум. Если бы мы платили не 80–100 рублей, а 1000 рублей в месяц, то ситуация была бы намного лучше. Если мы хотим и дальше так жить с нелегальными свалками и серыми схемами по перевозчикам, тогда давайте платить по 50–100 рублей.

 Они будут и дальше перевозить за эти деньги со двора во двор. Если мы и дальше будет бояться монополии, высоких тарифов, то ничего не изменится. Людям нужно объяснить, что вы будете платить в 5 раз больше, но за это будете иметь существенно другую услугу. Население, когда поймет, что необходимо платить больше в 5–10 раз, разделиться напополам. На тех, кто за, и тех, кто против новой системы. Первые скажут: я готов. Но только выполните то, что пообещали. Кто-то и дальше все время будет принципиально говорить «нет».

 Прописаны ли в новом федеральном законе или региональной программе сроки введения раздельного сбора мусора на бытовом уровне? Есть ли в профессиональном сообществе ответ на вопрос, когда в Калининградской области граждане сами начнут разделять мусор и это войдет в повседневную практику?

— Если спросить чиновников, то они ответят, что нам надо 20 лет людей учить. По нашему представлению, это произойдет гораздо раньше. Люди за год в Калининграде уже начали разделять мусор: дети понесли батарейки, бабушки понесли бутылки в специальные контейнеры. Если мы завтра поставим по 4 контейнера возле 10 домов, уже процесс будет запущен. В городе это движение идет. На Советском проспекте возле «Гранда» стоят контейнеры, 100 баков для ПЭТ-бутылок по городу установлены. Это все пока локально, за счет собственных средств. По большому счету, достаточно первому лицу в городе, регионе, стране принять решение — и процесс пойдет. Для того, чтобы вовлечь 1–2% населения региона, потребуется месяц. Для кардинальных изменений потребуется участие всего 5%. В этом случае движение станет необратимым. Всего 10 тысяч человек на всю Калининградскую область. Мне, если честно, обидно, когда слышу, что у наших людей не та ментальность, поэтому раздельный сбор мусора не приживется.

— Предположим, что работают легально, начиная от оператора и заканчивая последним перевозчиком. Сколько рабочих мест сможет появиться на этом цивилизованном рынке услуг по обращению с отходами?

— Сейчас у нас перерабатывается в Калининградской области максимум 5% отходов. В этом зачаточном состоянии отрасли трудится около 1000 человек. Соответственно, при 100%-ной переработке количество рабочих мест должно увеличиться до 20 тысяч. Это минимум. Появятся компании, которые будут отвечать за первичную сортировку, сбор, обработку, утилизацию, обезвреживание мусора. При этом сама утилизация также подразделяется на несколько видов операций, в зависимости от вида сырья. Из одной только бумаги можно делать 10–20 видов новой продукции. 50 видов пленки, из нее тоже много чего делать можно: пакеты, брикеты, плитку. Та же переработка аккумуляторных батареек. Диверсификация должна быть в этой отрасли. Все отходы, образующиеся на территории Калининградской области, должны перерабатываться в регионе. Высоколиквидные отходы у нас и так примут. Но зачем их продавать в соседние государства за 100 евро, когда можно это дополнительно переработать и продать за 500 евро. Это целая отрасль, которая способна генерировать миллиарды «чистых» денег. Миллиарды рублей может приносить переработка только пяти видов отходов. Сколько этих видов отходов вокруг нас? Все это должно и может перерабатываться. Здесь должна быть общая система от подготовки кадров до воспитания школьников, внедрения раздельного сбора мусора и строительства перерабатывающих заводов.

Более подробно о правовой и технологической стороне будущих изменений в сфере обращения с ТБО Калининградской области также читайте в интервью с заместителем председателя саморегулируемой организации «Региональный Союз переработчиков отходов Калининградской области» Марком Балановским.

Фото предоставлены Святославом Лавриненко

Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.