1 февраля, среда


Важные события среды: последствия шторма на Куршской косе заставляют разве что взывать к главному по стране, точка в деле антимонопольщиков против "Аэрофлота" оказалась не очень приятной для калининградцев, а эффективность главного российского друга и защитника детей вызывает оправданные сомнения.

1.jpgПутин. Коса. Дом
Тук-тук! Владимир Владимирович, вы нас слышите? А вы, Дмитрий Анатольевич? Помните нас? А ваши подчиненные про нас знают? Есть мы тут такие маленькие. Калининградской областью называемся. Нас всего — неполный миллион. И площадь нашего, простите, субъекта федерации — тоже не очень впечатляющая. Но мы есть, хотите вы этого или не очень, помните вы про нас или не очень. И проблемы у нас тоже есть.

Вот, знаете ли, имеется у нас национальный парк. Куршская коса называется. Мы, конечно, с этой косой носимся, как курица с яйцом, но, уж простите, другого нацпарка у нас нет, нефти тоже нет (в радикальных масштабах, да и налог на добычу полезных ископаемых уходит в полном объеме в столицу), поэтому надо носиться с тем, что есть. И так вот на этой косе всегда было как-то не ахти. А теперь еще шторм, зараза такая, случился. Он, конечно, могу бы разрушить что-нибудь у литовцев — там тоже коса, и у них как-то все попроще с финансированием. Но он разрушил у нас — авандюну.

Эта авандюна очень важна. Если ее нет — соленая вода попадает к деревьям — и все. Вспоминай как звали этот уникальный красивый лес. А мы, между прочим, на этой косе туристов бы могли привечать, денежку зарабатывать, да и вас, высоких гостей, там встречать. Старожилы косы помнят, как вы, Владимир Владимирович, на этой косе останавливались. Вам ведь понравилось? Вот и нам нравится. И нам очень хочется, чтобы нашим детям тоже нравилось, и внукам тоже — что уж там душой кривить. Чтобы, понимаете, к тому времени, когда они будут — эти дети и внуки — там, на косе, что-то осталось, что могло бы нравиться.

Так вот. Авандюна была разрушена на участке в 65 метров. Это кажется, что чуть-чуть, но на самом деле для такого хрупкого объекта — отрезок значительный. Да и дорогу там вот-вот размоет. Словом, беда. И, видите ли, тут еще сложность какая. Эта коса — территория ваша, федеральная. То есть она как бы у нас в области, но распоряжаться мы ею не можем. А вы — да, вы — хозяева там. И вот у вас, у хозяев, эта самая авандюна сломалась. Починить бы надо.

Но вы на починку денег давать не хотите. Может, забыли про нас. Понятно, сложно там все у вас — на федеральном уровне. К тому же, выборы. Вы, вон, даже встречи с китайскими руководителями отменяете — а мы тут со своей косой. Но все же нехорошо как-то. Вы же, наверное, у себя дома с текущим краном или сломанным окном жить не хотели бы. А для нас Калининградская область — дом, а коса — окно. Ваше. Сломанное. Вы уж скажите там своим людям, пусть денежку найдут, починят.

У нас тут тоже работает один ваш подчиненный. Губернатор наш. Николай Николаевич. Цуканов. Он-то денежку уже нашел. Из регионального бюджета. Но коса-то — мандат не наш. Нехорошо как-то получается. Мы потратим деньги на исполнение ваших обязательств, а ваши другие, большие, подчиненные приедут и ругаться будут — мол, мои со своими обязанностями не справляетесь, очереди в детсады развели — и далее по тексту. Мы все ж регион небогатый. Вы же ведь не просите соседей ремонтировать забор на вашей даче за их, соседский, счет, даже если он упал уже на соседскую территорию.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

aeroflot.jpgУстойчиво отрицательная
В среду стало известно, что, наконец, поставлена точка в долгом деле «Антимонопольная служба против авиакомпании "Аэрофлот"».

Напомню историю вопроса: весной и летом 2010 года калининградцы начали жаловаться на резкий рост цен на авиабилеты до Москвы. В августе, когда в столице нашей Родины стояла температура под 40 градусов жары, дымился асфальт, горели леса, и Москва утопала в смоге, часть жителей столицы отправились на побережье русской Прибалтики, где, температуры стояли вполне средние. Стоимость авиабилетов действительно тогда выросла весьма существенно. Мои знакомые, в частности, платили за перелет из Москвы до Калининграда больше 20 тыс рублей.

Однако и задолго до этого в Калининграде прошли телемосты с участием экс-губернатора Георгия Бооса, во время которых люди жаловались на авиаперевозчиков, и региональное управление ФАС серьезно занялось этой темой, проанализировало рынок перевозок, установило, что «Аэрофлот» занимает доминирующее положение, и даже возбудило против авиакомпании дело, вынесло предписание. Однако «Аэрофлот» с УФАС, само собой, не согласился и начало в судебном порядке оспаривать решение. Надо отдать должное региональным антимонопольщикам, они боролись до конца, но, в конце концов, спустя почти 2 года, точку в этом деле поставил Федеральный арбитраж СЗФО. Как следует из постановления, опубликованного на сайте суда в среду, решение оказалось не в пользу антимонопольного управления.

Федеральный арбитражный суд СЗФО постановил оставить в силе решения нижестоящих судов о том, что авиакомпания «Аэрофлот» не завышала цены на авиабилеты в Калининград летом 2010 года.

В этом контексте весьма любопытна фраза из решения арбитражного суда о том, что региональное управление антимонопольной службы не учло расходы «Аэрофлота» на обслуживание воздушных судов в Шереметьево, коммерческие и управленческие расходы, из-за которых «рентабельность продаж авиаперевозок „Аэрофлота“ является устойчиво отрицательной» (именно так и говорится в решении суда).

Конечно, можно много рассуждать о том, что тарифная политика — дело темное, высчитать себестоимость авиаперевозки невозможно без учета всевозможных нюансов, как-то стоимость топлива, обслуживания самолета в аэропорту и т.д. и т.п. В этой связи ссылка в решении суда на пункт об управленческих расходах представляется весьма обоснованной. Какие они — эти управленческие расходы? И какова их доля в общей себестоимости авиаперевозки? Неизвестно. Однако эти расходы также влияют на себестоимость, что уж тут говорить. И в этом контексте стоимость авиаперевозки «Москва-Калининград» в районе 20 тысяч рублей, сопоставимая с перевозкой «Москва-Владивосток», может показаться справедливой. Таковы, повторюсь, реалии российского бизнеса.

Но вот все же остается вопрос. Почему билеты на перелеты в Европу из ближайшего зарубежья стоят в разы дешевле, чем полуторачасовой перелет из Москвы в Калининград? В частности, авиакомпания Ryanair предлагает слетать на 8 марта из литовского Каунаса до Парижа и обратно всего за 2,5 тыс рублей. Авиакомпания Wizzair — за те же деньги довезет на те же мартовские праздники из польского Гданьска до Милана. Я сама лично регулярно пользуюсь услугами этих авиакомпаний, весной 2011 года даже слетала из Парижа в Португалию (самолет летит в районе 3 часов) всего за 6 евро. Самолеты у лоукостеров, между прочим, новые и аккуратные, бортпроводники приветливые…

Почему себестоимость перелетов крупнейших лоукостеров Европы в разы меньше, чем у российских авиакомпаний (ну не в убыток же себе они летают, как «Аэрофлот»)? Часть ответов на эти вопросы дал в своем интервью «Деловому Петербургу» в марте 2010 года директор по маркетингу Ryanair Эрик Элмсаттер.

«Россия сейчас нам категорически неинтересна. Она не входит в международный договор по открытому небу (Open Skies), который позволяет летать нам в любой аэропорт без длительных согласований с госорганами, и к тому же у вас очень высокие аэропортовые сборы, — рассказал Элмсаттер. — В Тампере (Финляндия) сейчас 30% наших пассажиров из России. В Лаппенранте (Финляндия) мы планируем, что россиян будет 70%, но я надеюсь, что их будет 90%». Он также сообщил, что «Каунас, Рига, Лаппенранта, Тампере — это все аэропорты на границе с Россией», которые успешно развиваются.

«Если Россия вступит в программу „Открытое небо“ и у нее будут более низкие аэропортовые сборы, такие же, как в среднем по Европе, то мы можем рассмотреть вопрос и о полетах в какой-нибудь небольшой аэропорт в России», — сообщил он.

Наверное, после этих слов можно просто забыть о дешевых перелетах на российском направлении, ведь не только топ-менеджмент российских авиакомпаний имеет некие «управленческие расходы», которые делают нерентабельными перевозки по несколько тысяч рублей до Москвы, но и у аэропортов есть свой топ-менеджмент и свои расходы. Не удивлюсь, если топ-менеджмент компаний носит зарплату, что говорится, «чемоданами», поэтому и себестоимость перелета «устойчиво отрицательная».

Одно только радует — Калининградской области повезло, как никаким другим регионам России, поскольку лоукостеры базируются в Гданьске, Каунасе, Вильнюсе и Риге, ведет переговоры с ними аэропорт Паланги. Обидно только, что в Париж слетать стоит дешевле, чем в Москву. Но это, увы, наша российская действительность, устойчиво отрицательная.

Кстати, подробнее узнать о том, как летать из ближайшего зарубежья в Европу всего за 3 тысячи рублей можно на форуме «Нового Калининграда. Ru» «Путешествия и туризм».

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент 

3.jpgДруг детей и женщин
Для кого является секретом, у России куча проблем в социальной сфере, особенно с детьми? Кажется, только для людей, живущих в лесу и о детях даже не помышляющих. Большое число детей-сирот, отказов от новорожденных, социально-неблагополучных семей, недостаточное количество детских садов и так далее и тому подобное. Перечислять можно долго. Никто не говорит, что эти проблемы не пытаются решить. Пытаются. Даже периодически рапортуют об успехах. Да вот только часть попыток в этом направлении кажется не чем иным, как показухой на камеры. Одним из подтверждений можно считать кипучую деятельность уполномоченного при президенте по правам ребенка Павла Астахова, который посетил Калининградскую область накануне во вторник.

Говорил Астахов в ходе поездки, совмещенной с инспекцией детских учреждений много. А главное – красиво, как и положено настоящему медийному человеку. Пугал цифрами и фактами, рассказывал о том, что к 2025 году в России даже по самым оптимистичным прогнозам будет насчитываться 22 миллиона детей, в то время как Соединенные Штаты Америки к этому времени будут растить примерно 102 миллиона детей. Тут же Астахов упоминал, что ежегодно от преступных посягательств в стране погибают около 1500 детей, и еще примерно столько же кончают жизнь самоубийством. Профилактика, нужна профилактика, пытался донести идею до руководителей региона детский омбудсмен. И вряд ли кто-то взялся бы с ним поспорить.

Вот только куда засунуть эту профилактику, когда суммы, выплачиваемые приемной или патронатной семье, взявшей на воспитание ребенка из детского дома, крайне невелики? Это признал и сам Астахова, приведя пример регионы, где на одного ребенка в месяц перечисляется и 20, и 25 тыс рублей (у нас же в большинстве случаев сумма не превышает и 10 тыс). Или когда мест в детских садах крайне не хватает, и люди боятся рожать детей, потому что нужно работать и платить за съемную квартиру, а ребенка оставить негде. Или когда пособие на ребенка в нашей области повышается на смешные 57 рублей - со 123 рублей до 180. Все эти проблемы не спишешь на плохую работу различных отделов по профилактике, здесь нужен какой-то другой подход, нежели просто инспектирование интернатов и колоний.

Никто не отменяет необходимость проверок, хотя бы потому, что именно в ходе таких выездов на места действительно выявляются слабые звенья: и изношенность материально-технической базы в интернатах, и плохой контроль за воспитанниками специализированных центров, да и просто попустительское отношение руководителей этих детских учреждений. Но помимо выявления больных точек нужно необходимо еще и искать решение.

А решения, как оказалось, нет. По крайней мере, ничего конкретного сам проверяющий Астахов, как уполномоченный по правам ребенка, предложить не смог. На пресс-конференции во вторник, которая состоялась на исходе дня, после всех проверок и совещания с губернатором Николаем Цукановым, Астахову был задан простой вопрос: какие проблемы, обнаруженные вами (а их, к слову, было довольно много), можно решить на федеральном уровне? Мол, может быть, федеральный центр намерен выделять больше денег на обеспечение детей-сирот квартирами? Или поспособствовать средствами в строительстве детских садов? Но в ответ журналисты не услышали ничего обнадеживающего. Только несколько громких и красивых фраз о социальных проблемах, необходимости обеспечивать детям право на нормальную семью и убыли детского населения.

Да, нужно устраивать детей-сирот в приемные семьи, отдавать на усыновление или на патронатные воспитание. Да, необходимо социализировать малолетних преступников, давать им образование и выпускать в жизнь самостоятельными людьми. Нужно заниматься профилактикой ранних абортов и отказов от новорожденных. Только само по себе оно, к сожалению, не делается. На все нужны деньги, а денег на это не хватает. Ведь сам господин Астахов в своем микроблоге в Twitter (в котором так демонстративно фиксировал все увиденное в ходе поездки), написал, что центр «Шанс», где помогают выпускникам детдомов, попавшим в тяжелую ситуацию, «существует на деньги Общественного Фонда», а «от государства ничего не получает». И ведь многие такие центры, и не только в Калининградской области, живут, по большей части, на деньги фондов и грантов, в том числе зарубежных. Хорошо, что хотя бы так.

Конечно, отсутствие финансирования нисколько не оправдывает местные социальные службы, которые допускают довольно большой процент детской преступности, возвраты детей приемными родителями в детдома и отсутствие адекватной социализации и профориентации сирот. Вот только, на мой взгляд, задача уполномоченного по правам ребенка не столько забирать карты и компьютерные «стрелялки» у детей, нагоняя страх на руководителей детских учреждений, сколько докладывать президенту, коим он и был уполномочен, о реальных проблемах. А еще находить пути решения. Чтобы этим детям, права которых Астахов так рьяно и показательно защищает, действительно стало немного радостнее и счастливее в этом мире напыщенных взрослых.

Мария БОЧКО, корреспондент 

Фото - из архива "Нового Калининграда.Ru".

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.