17 февраля, пятница


Важные события пятницы: в яростной попытке показать собственную открытость губернатор Николай Цуканов ставит себя в откровенно странное положение и вызывает сомнения в осознанности своих действий, а гурьевская сирота и ее жилищный вопрос со всей очевидностью демонстрируют бессилие муниципалитетов.

tsuk_putin.jpgВопросы без ответа
В пятницу губернатор Николай Цуканов в очередной раз решил показать, как бесконечно он открыт, и, преисполненный этой открытостью, отправился на встречу с главными редакторами региональных СМИ. Правда, открытость эта — достаточно относительная. Её хватило лишь на общение в записи — в рамках программы «Государственный интерес» на ГТРК «Калининград». Прямой эфир, понятное дело, вреден и даже опасен. Более того, для программы в «кривом» эфире её участникам было предложено заранее предоставить вопросы. То есть, способом демонстрации предельной открытости губернатор избрал ответы в записи на заранее подготовленные вопросы. Может, конечно, не сам губернатор, но думать о том, что такие «советы» даёт ему его, к примеру, советник, как-то уж совсем не хочется.

По причине того, что при монтаже можно из чего угодно сделать именно то, что нужно, организаторы шоу решили не заморачиваться на таких мелочах, как тематика программы или минимальная режиссура. Воспользовались принципом «вали кулём, потом разберем». Даже подбор участников вызывал недоумение — три главных редактора, два издателя, два директора и один рядовой корреспондент. Отсутствие хотя бы минимальных тематических рамок привело к тому, что дискуссию метало из экономической сферы в социальную, из выборной в политическую, добрых сорок минут продолжался бессмысленный спор о том, что СМИ про власть писать могут, а что — не могут. По мнению, конечно, губернатора. Интересно, что ровно в тот же момент, с точностью до минут, в Германии о своей отставке заявил президент Кристиан Вульф. Причиной такого шага, напомним, стало именно горячее желание Вульфа объяснять журналистам, что они писать могут, а что — нет.

Губернатора, соответственно, также метало из стороны в сторону. В попытке изобразить простого парня с «сердцем, оставшимся в Гусеве» Николай Цуканов нёс всё, что приходило в голову. Решительно отметал все слухи насчет того, что он, якобы, уже давно написал заявление о собственной отставке. И не потому даже отметал, что не согласен с негативной оценкой результата «Единой России» в регионе на выборах в Госдуму, а потому, что — дословно: «Такого понятия — написать заявление в принципе не существует. Человек сегодня может уйти в отставку по собственному желанию, написать заявление, либо если здоровье не позволяет, либо он решил стать гражданином другой страны».

Коррупции губернатор не видит, она его как-то аккуратно обходит стороной, и он попросил руководителей СМИ помочь в поиске случаев взяточничества и «откатов». Не видит и очевидного «ручного управления» в собственной работе с муниципалитетами, считая необходимым вникать во все мелочи, которыми, вроде бы, должны заниматься местные власти. Не считает выделение уже который год рекордных дотаций Гусевскому району проявлением какого-то особого отношения к этому муниципальному образованию. Не находит коррупционной составляющей в выделении миллионов медиа-холдингу, совладелицей которого являлась до недавнего времени (и лишь передала, якобы, акции в доверительное управление) советница Цуканова по пиару Марина Васильева. Которая или сама придумала такой формат встречи со СМИ, либо не отговорила губернатора от этой дурацкой затеи, если она пришла в его голову — что одинаково пагубно.

Хождение по граблям, тыкание носом в собственные ошибки, попытки найти верный подход наощупь и бездумная имитация открытости вполне допустимы в первые месяцы работы на столь важной государственной должности. Но Николай Цуканов и сам говорит, что употреблять в отношении срока его работы термин «ещё» как-то неуместно, пора бы говорить «уже». Вопрос «зачем это всё» остался после встречи без ответа, и именно он более других волновал руководителей региональных СМИ и иных участников мероприятия.

Впрочем, после его окончания губернатор без зазрения совести устремился на встречу с курсантами БГА, где раскритиковал подход к научной работе в другом вузе, БФУ имени Канта. Что, как отметили многие, достаточно смелый шаг для человека, подлинность диплома которого до сих пор является предметом споров и ставится под сомнение. И, конечно, не преминул прямо поагитировать за одного из кандидатов в президенты. Вопрос «а думает ли он хотя бы изредка, что он делает» так же волнителен, как и вопрос «зачем».

gurye.jpg«Сараи» для сирот
Две недели назад на оперативном совещании в правительстве области выяснилось, каким образом муниципальные власти выполняют обязательства перед детьми-сиротами: девушке из Гурьевского района власти предложили пожить в доме, который позже полпред губернатора в Облдуме Тамара Кузяева назвала «сараем». Проводивший совещание вице-премьер Виктор Смильгин тогда скандала не устроил, но поручил все всем проверить. И вот в эту пятницу на очередной «оперативке» результаты проверки предстали перед губернатором. Они оказались еще более интересными, чем предполагалось.

Но обо всем по порядку. Глава Гурьевского района Сергей Подольский рассказал историю с самого начала: по его словам, сперва сироте была куплена квартирка в 19 квадратных метров, но она от нее отказалась. Девушке не понравился ни метраж жилья, ни удаленность от остановки, ни дом советской постройки. Да и вообще, она бы хотела жить где-нибудь поближе к бабушке. В итоге муниципалитет, снова по конкурсу, приобрел почти за 1 млн рублей другую квартиру — в доме, построенном еще в 1945 году. Но и тут сирота вместе с бабушкой подписала отказ, сославшись на то, что жить в таком доме просто невозможно. При этом Подольский показывал членам правительства фотографии этого жилья: вполне обычные условия — санузел, стены, комнаты. Губернатор Николай Цуканов, глядя на фотографии, интересовался: «не понимаю, в чем суть конфликта?». Да и главный санитарный врач области Татьяна Груничева тоже заметила, что это абсолютно нормальная квартира.

Но здесь снова вмешалась Кузяева: эти фотографии не соответствуют действительности, говорила она. «Если бы выехали и увидели это жилье, вам бы точно плохо стало», — обращалась она не то к Подольскому, не то к губернатору. И рассказывала, что там и обои свисают, и через дырку в полу просвечивает голая земля, и сырость такая, что ни один человек не выдержит. «Признайтесь, сколько денег было потрачено, чтобы привести дом в такое состояние?», — спрашивал кто-то в зале у главы Гурьевского района.

Он, в свою очередь, как мог, выкручивался: мол, если бы сирота согласилась, за счет бюджета обязательно был бы выполнен ремонт. И все бы сошло на тормозах, если бы не замечание прокуратуры — администрация района потратила бюджетные деньги на жилье, которое в принципе не соответствовало техническому заданию аукциона. Старший помощник прокурора области Светлана Стукальская пояснила, что администрация при подписании контракта с победителем торгов (кстати, единственным участником этого аукциона) никаких претензий к квартире не имела, но буквально через 4 дня после обследования купленного жилья выяснилось, что жить в нем невозможно. Деньги, правда, были уже перечислены, квартира передана в собственность муниципалитета, а значит выход один — нужно ее подгонять напильником до нужного состояния. Тратя на это, конечно же, народные деньги.

Понятно дело, прокуратура усмотрела в таком подходе грубое нарушение в расходовании денег областного бюджета и решила передать документы в следственный отдел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Странно, но и тут губернатор не начал махать шашкой и снимать головы, а снова (как и две недели назад Смильгин) поручил разобраться в произошедшем, и проверить все приобретаемые для сирот квартиры (такое поручение опять же давал тот же вице-премьер).

Но оставим это на совести губернатора и тех структур, которые вроде бы должны следить за расходованием бюджетных средств (на отсутствие этого контроля также указала прокуратура). Вспомним, лучше, что это не первая попытка хоть как-нибудь избавиться от набившей оскомину проблемы квартир для сирот. К примеру, в 2010 году председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов города Александр Зуев говорил, что можно было бы купить для выпустившихся из детских домов подростков доли в квартирах. Проще говоря, расселить их по типу «общаги». Но тогда депутаты Калининграда на такое заявление возмутились: «Вы хотите отправить их в комнаты, в „общаги“? Мы знаем, в каком они у нас состоянии и какой контингент там вырастает», — говорили они.

Еще было предложение построить для сирот отдельный дом, но и здесь инициатива властей не прошла — Цуканов высказался против. В итоге сейчас муниципалитеты носятся с этими сиротами, не зная, как и куда расселить: на квартиры такого маленького метража и по заявленной, крайне невысокой цене, да еще и из-за сложных процедур с получением «электронного ключа» застройщики просто отказываются выходить на конкурс. Калининград, правда, нашел выход из этого непростого положения: фирма депутата Евгения Верхолаза просто построила дома с квартирами нужного размера и выиграла конкурс на расселение сирот.

То ли у других муниципалитетов нет таких застройщиков, то ли им просто не хочется этим заниматься. Ведь намного легче найти какой-нибудь сарай в области по сходной цене и спихнуть туда выпускника детдома, авось прокатит. Да и от области никакой реальной поддержки не ощущается. Но раз уж возложило государство на регион такую социальную ответственность, так не пора ли принять хоть каких-нибудь глобальных мер по исполнению обязательств? Находить застройщиков, увеличивать суммы финансирования, упрощать процедуры выхода на торги? Ведь если сейчас после проверки предоставленным сиротам квартир окажется, что их техническое состояние не лезет ни в какие ворота, не бюджетные ли деньги будут тратиться на их ремонт, или даже переселение?

Пока же власти, по привычке, занимаются только затыканием дырок чем придется. А та девушка-сирота, тем временем, осталась без жилья. У муниципалитета пока нет ни нужной квартиры, ни денег на ее покупку. Какой сарай они смогут купить в следующий раз, и кому предстоит жить в том, на который уже был потрачен 1 млн рублей? Пожалуй, ответы на эти вопросы мы сможем услышать на каком-нибудь очередном оперативном совещании. И тогда губернатор снова поручит все проверить и разобраться. Какая-то бесконечная и не очень веселая история получается.

Мария БОЧКО, корреспондент

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.