2 апреля, понедельник


Важные события понедельника: коммунисты, наконец, решили перейти от вооруженного противостояния к решительному наступлению, а драгоценная брусчатка, хоть и перестала продаваться за бесценок, продолжает лежать мертвым грузом.

kprf.jpgВторой шанс
Геннадий Зюганов по-прежнему надеется, что у коммунистической идеи в России есть «второй шанс» — на победу или хотя бы революцию. Коммунисты, в течение последних 20 лет довольствовавшиеся вторыми ролями, теперь претендуют на первое место — и готовы бороться за него как парламентскими, так и непарламентскими методами. Эксперты не отказывают коммунистам в обоснованности подобных амбиций. Главное, чтобы эта организация не превратилась в «партию власти» в худшем, сугубо российском смысле этого слова.

Декларация надежд прошла на съезде ЦК КПРФ. Как сообщает газета «Коммерсант», коммунисты решили остаться и главной оппозиционной силой, и взять власть в свои руки. Достаточно противоречивое желание. Или довольствоваться второй по численности в Госдуме партией и жестко критиковать властные решения или получить большинство, отказаться от титула оппозиционности и взять всю ответственность за происходящее в стране на себя.

Правда, помимо казуистических претензий о невозможности быть одновременно и властью, и оппозицией, решения съезда КПРФ вызывают и ряд других вопросов. «Мы заново вышли на ту линию атаки, с которой в середине 2000-х нас оттерла серия кремлевских многоходовок», — сказал Геннадий Зюганов. По мнению функционеров от компартии, КПРФ сейчас «стоит на необычайно плодородной почве кризиса доверия власти для перехвата инициативы». «Для этого нужно стать достаточно сильными, умными, решительными и волевыми», — отметил Зюганов.

Кто именно встанет на новую линию атаки? При всем уважении к Геннадию Зюганову, сложно его представить в авангарде политической жизни, которая теперь отчасти делается и на Болотной. Как отметил социолог Алексей Высоцкий, КПРФ «попадает в ожидания городских жителей, вопрос в том, кто будет выступать на этой площадке. Зюганов не может возглавить это движение хотя бы потому, что возраст несогласных — до 40, а ему уже к 70». Политолог Владимир Абрамов считает, что партию могут вывести к победе такие люди как Сергей Удальцов.

Другой вопрос, готова ли сама компартия к таким решительным пертурбациям своего имиджа. С одной стороны слышны заявления о необходимости сильных и волевых сторонников, с другой стороны на протяжении последних лет КПРФ, в том числе и в регионе, была крайне стабильна в своих кадровых решениях. В Калининграде, к примеру, неоднократно от коммунистов в областную Думу проходил Юрий Семенов, неизменно занимавший пост вице-спикера. Знаете ли вы такого депутата? Часто ли выступает он в партийных полемиках? Можно ли говорить о том, что он отвечает запросам протестующего населения? К сожалению, ответы на эти вопросы отрицательные.

Коммунисты отметили, что новизна условий после «цикла кампаний 2011–2012» состоит в том, что «проявившаяся протестная активность граждан» будет проявляться на муниципальном уровне, где «решаются локальные, но острые проблемы». В связи с этим ЦК считает, что «на первый план выходят проблемы местных и первичных отделений».

И здесь, по мнению социолога Высоцкого, потенциал у коммунистической партии достаточно высок. Например, в Калининграде по итогам выборов в Госдуму коммунисты одержали победу, а в целом по региону получили второе место, забрав четверть голосов. То есть, вполне возможно, что количество представителей этой партии в местной власти будет увеличиваться. Другой вопрос — кем будут эти люди, прошедшие во власть под красными знаменами. Высоцкий отмечает, что для политических деятелей выдвижение от «Единой России» уже не столь желанно, как несколько лет назад. «КПРФ предоставляет площадку. Достойную площадку. И не исключено, что в следующие выборный цикл „Единая Россия“ уже станет партией оппозиции», — отмечает Алексей Высоцкий. Социолог предполагает, что многие перспективные политики смогут воспользоваться такой возможностью и попробовать продвинуться на базе старейшей партии страны.

Эксперты уверены, что ответ на вопрос «получит ли КПРФ статус партии власти» во многом зависит именно от тех людей, кто решит заскочить в этот политический лифт. Нам же хорошо бы пораньше понять, станет ли партией власти КПРФ? И если станет, то какой партией власти? Партией, получившей преимущество за счет блестящих лидеров, идеологии и выверенной программы? Или партией где была создана площадка, от которой смогли выдвигаться все, кто хотел во власть? Тогда чем же она будет отличаться от «Единой России», в свое время ставшей такой же площадкой? Ах, да. Есть же еще вариант революции. Но ведь вы же не рассматриваете всерьез возможность перевести войны троллей из интернета на баррикады, правда?

Ирина Саттарова, корреспондент

brus.jpgМертвый ценный груз
В понедельник во время экскурсии на территорию МКП «Калининград-ГорТранс», которое, как известно, нынче находится в ведении супруга главы администрации Калининграда Светланы Мухомор Анатолия Мухомора, представители общественности и журналистского сообщества могли наблюдать огромные залежи брусчатки, снятой с улиц города. Выяснилось, что подобные залежи есть на территории еще целого ряда предприятий, которые в разное время ремонтировали городские дороги, снимая с них довоенные булыжники. Сохранение брусчатки на улицах Калининграда — это один вопрос, но сохранение уже снятого с дорог разноцветного булыжника — другой, не менее интересный.

Как оказалось, официально брусчатку городским имуществом стали считать только 4 года назад. До этого булыжники никому не принадлежали, и дорожно-строительные компании могли использовать их по своему усмотрению. Что планирует делать с камнем городская администрация, пока неизвестно. Но продавать, вроде как, не планирует.

«Скорее всего, указанный стройматериал будет использоваться вторично на исторических объектах, где нужно непосредственно добавить истории. Мы планируем с ее помощью восстановить те покрытия, которые исторически сложились. В продажу она не идет», — сказал замглавы комитета по имуществу Калининграда Александр Зуев.

Более того, как сообщил Зуев, брусчатку пока еще никто официально не оценивал, о том, сколько она стоит на «черном рынке», он также не в курсе. Зато Анатолий Мухомор сообщил, что, по оценке специалистов его предприятия, 1 камень размером 20 на 20 см стоит 22 рубля, камень 10 на 10 — 10 рублей.

По его словам, 1 тонна — это примерно 52 камня. Если учесть, что на территории «ГорТранса» лежит 1,9 тыс тонн снятой брусчатки, еще 15 тыс — у сторонних организаций, то в результате простых математических подсчетов можно выяснить, что в общей сложности это имущество можно оценить в 10 миллионов рублей. А то и больше — в зависимости от размера камня.

Судя по всему, Анатолий Мухомор был не так далек от истины. Возможно, что он даже бы весьма скромен в своих оценках. Стоит только «забить» в поисковую строку фразу «продаю немецкую брусчатку», как высвечивается с десяток предложений по цене от 20 до 30 рублей за 1 камень.

В самом деле, сложно представить, сколько миллионов рублей ушло мимо казны Калининграда и других городов области в те времена, когда брусчатка не ставилась на учет в принципе. И сколько на перепродаже этого исторического наследия заработали предприимчивые жители области.

Кстати, тот же Анатолий Мухомор признался, что в свое время покупал брусчатку для отделки своего дома. По его словам, снимали ее со старой дороги где-то в Зеленоградском районе. То есть, власти Зеленоградского района, в отличие от властей областного центра, постановкой на учет булыжного камня не озаботились, чем и воспользовался Анатолий Мухомор (ведь, как уже говорилось выше, власти областного центра продавать булыжники не планируют).

Судя по всему, в нашей области нет единой политики использования исторического наследия, коим является брусчатка. В то же самом Гусеве, откуда родом глава региона, местная администрация выставила 104 тыс брусчатых камней на продажу. Сначала, в 2010 году, на открытый аукцион, затем, в 2011 году, на торги посредством публичного предложения. В итоге брусчатка ушла не за 1,9 млн рублей, а за 960 тыс рублей, по 9 рублей за 1 камень, вместо планировавшихся 18,5 рублей. Покупатель — некое неизвестное общественности физическое лицо.

Вроде бы все везде по закону, но впечатление грустное. И от ситуации в Гусеве, где булыжники начала прошлого столетия продаются по цене обычного кирпича. И от ситуации в Калининграде, где они хранятся вперемешку с землей и песком, и никто не может объяснить, что с ним будет дальше.

Помнится в январе 2011 года губернатор Николай Цуканов, как мы уже давно поняли, не отличающийся особой дипломатичностью по отношению к иностранным государствам, заявлял, что разрушенные во время Второй Мировой войны здания в Польше и Литве были в основном восстановлены с использованием кирпича и брусчатки, вывозимых с территории Калининградской области с момента завершения военных действий и по сей день.

Что мешает нам восстанавливать наши здания и наши дороги с использованием нашей же брусчатки? Отсутствие политической воли, системного подхода к использованию брусчатки или желание заработать?

Пока что, увы, наше историческое наследие или продается за копейки или лежит среди разрезанных на куски старых автобусов ценным, но мертвым грузом.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

Фото — из архива «Нового Калининграда. Ru».

Комментарии к новости



Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.