Переименование в ознаменование и конец начальника транспортного цеха


Важные события четверга: банальное переименование кожвендиспансера даёт калининградцам надежды на серьезные изменения в системе здравоохранения, а ненавистный многим «начальник транспортного цеха» Калининграда, наконец, отправлен в отставку — да ещё и в прямом эфире.

smilgin.jpgПо дороге к здравому смыслу
Региональное здравоохранение поводы для радости дает редко, но сегодня, пожалуй, как раз один из таких дней. В Калининграде областной кожно-венерологический диспансер переименовали в Центр специализированных видов медицинской помощи. Вместе со старым названием упразднили и необходимость направлений в диспансер.

Теперь калининградцам, желающим получить бесплатную консультацию дерматолога или венеролога, не потребуется получать направление в своей поликлинике. Это, как справедливо заметил вице-премьер по социальной политике Виктор Смильгин, поможет сократить время ожидания помощи, избавит жителей от необходимости тратить время лишь для того, чтобы получить очередную «бумажку». Правда, обитатели других муниципалитетов все еще вынуждены ждать направлений. Почему узаконена такая географическая несправедливость — неясно. Однако чиновники от здравоохранения обещают, что на втором этапе модернизации дермато-венерологической службы зеленоградцы и советчане будут уравнены в правах с калининградцами.

Более того, теперь в Центре можно будет получить не только ту помощь, которую традиционно оказывал кожвендиспансер, но и консультации гинекологов, урологов и других узких специалистов. Самое удивительное и приятное в том, что все эти медицинские радости — бесплатны. Таким образом, Центр стал по сути единственным медучреждением области, где, вне зависимости от прописки, калининградцы смогут проходить лечение даром.

Так или иначе, но решением об отмене направлений областные власти создали прецедент. Теперь вполне правомерно встает вопрос: можно ли точно также, без направлений, получать помощь в других региональных центрах — например, в диагностическом при областной клинической больнице? И если нет, то почему?

Сама система одноканального финансирования предполагала, что деньги за каждого конкретного пациента получает поликлиника, к который этот человек приписан. Со всеми службами, оказывающими пациенту бесплатную помощь, так называемый фондодержатель рассчитывался самостоятельно. Правда, без направления этого самого фондодержателя пациент мог разве что «скорую» вызвать.

Предполагалось, что поликлиники будут выписывать направления в тех случаях, когда необходима сторонняя помощь. Но, так как отправка больных в других медучреждения достаточно затратна, фондодержатели получат стимул лучше работать в сфере профилактики, раньше диагностировать болезни и так далее.

На практике все вышло не так. Во-первых, профилактическую работу так и не удалось поставить во главе медицинского угла. Во-вторых, выписывать направление быстро у фондодержателей не получилось — очереди увеличились. В-третьих, многие люди, не желая подолгу ждать, отправлялись в другие медучреждения без направлений и попросту платили деньги за нужные приемы, консультации и анализы. Как раз из этой категории пациентов во многом и складывались те самые «платные услуги», с которыми губернатор прежде пытался бороться временными разграничениями и прочими сомнительными мерами.

По сути, этот прецедент сможет показать, насколько состоятельна государственная медпомощь без вливаний со стороны тех пациентов, которые платят за прием врача. В разгар кампании по борьбе с платной медпомощью, корреспондент «Нового Калининграда. Ru» брал интервью у экс-министра здравоохранения Александра Выговского. Глава минздрава продемонстировал таблицу, в которой анализировались доходы больниц от услуг за рамками программы ОМС. Кожвендиспансер был среди лидеров по уровню поступлений от платных услуг. Правда, и по показателям, характеризующим качество медицинской помощи, диспансер тоже числился в региональных лидерах. Интересно посмотреть на рейтинг лечебно-профилактических учреждений, скажем, спустя год. Если центру удастся сохранить лидирующие позиции, то и с других клиник можно будет требовать отказа от платной помощи. Если же качество работы снизится, то лозунги об отмене платных услуг будут уместны только в разгар предвыборных кампаний, да и то не всегда.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

transport_tr.jpgВ ожидании перемен
Это случилось. Глава Калининграда все-таки произнес заветное слово «уволить» и отнес его не к кому-нибудь, а к самому начальнику транспортного управления городской администрации Андрею Носонову. Вечному, казалось, начальнику «транспортного цеха». Причем сказано это было не в многочисленных кабинетах на Площади Победы, 1, а в прямом эфире программы «Главный час», выходящей на НТРК «Каскад».

Все было примерно так: с вопросом о безобразии, который творится с автобусом № 23, связывающим центр города с Сельмой, и беспорядке на остановке на улице Челнокова обратилась к Ярошуку калининградка. Претензии ее совершенно понятны: каждому из нас, кто хоть иногда пользуется городским общественным транспортом, приходилось ждать своего автобуса по 30–40 минут. И тут градоначальник уже не мог просто смолчать и в очередной раз пообещать разобраться. Он обратился к заместителю главы городской администрации Александру Хазаку и потребовал уволить Носонова. «Давайте уже закончим его уговаривать. Если он не может даже выполнить контракт, потребовать от перевозчиков выполнять, что мы цацкаемся с ним? Увольняйте его и ищите нормального человека, который будет заниматься этими вопросами. Но постоянно у нас это происходит, из эфира в эфир. Мне уже стыдно что-то калининградцам говорить. Увольняйте его и ищите другого человека», — дал Ярошук неожиданное поручение Хазаку.

Уж не знаю, насколько такое решение главы города было спонтанным, или это, по традициям многих телеканалов, была заранее заготовленная бабушка с заранее заготовленным вопросом. Но итог один: на место руководителя транспортного управления теперь ищут нового «нормального человека». Как сегодня заявил Ярошук, этот человек «обязан будет навести порядок с соблюдением расписания, с культурой и безопасностью вождения, с остановочными павильонами, с обновлением перевозчиками автобусного парка» и так далее. Кто он этот удивительный человек — мы узнаем уже, наверное, очень скоро. И скрестим пальцы, чтобы это был действительно профессионал, который сам будет ездить на общественном транспорте, стоять на этих грязных остановках, а, значит, и стремиться «четко требовать от руководителей пассажирских транспортных фирм неукоснительного выполнения условий контрактов, подписанных с городом». Потому что задача перед ним стоит непростая: упорядочить то, в чем никогда не было порядка.

Размышляя о работе общественного транспорта в Калининграде, я всегда вспоминаю пример Берлина, который поразил меня до глубины души. В этом городе (к слову, очень большом, многонаселенном, с тысячами туристов) работа автобусов налажена, как швейцарские часы. Если на остановке (они там далеко не всегда оборудованы крышами и скамейками) висит расписание, в котором написано, что автобус приходит в 5:48 утра, значит, он подъедет именно в 5:48. Водитель не будет гнать, словно сумасшедший, стараясь как можно быстрее прибыть на «конечную», потому что у него есть график. Я, помнится, при составлении своего маршрута пользовалась специальным сайтом, на котором опубликовано все это расписание. И ни разу за несколько дней оно меня не подвело. То же самое и с вечерним транспортом в Берлине — ни минуты отставания.

Можно сколько угодно говорить, мол, да вон у них никаких пробок, а вы на наше количество машин и длину заторов посмотрите… Вот только эти отговорки не действуют по утрам и вечерам, когда даже в Калининграде напряжение на дорогах спадает. В чем сложность? Почему у нас не может быть также, как «у них»? Вопрос, скорее, из разряда риторических, потому что никто до сих пор так и не может дать аргументированного ответа.

И все же первый шаг сделан: Ярошук выполнил то, что обещал еще год назад. «Еще один выговор — и нам придется с вами попрощаться», — обратился тогда глава к господину Носонову. Это заявление градоначальника мы вспоминали буквально в марте в очередном «Вечернем Калининграде» со словами надежды, что «еще один» выговор все же будет вынесен. Получилось. Загадаем теперь, чтобы в данном случае перемены действительно оказались к лучшему.

Мария БОЧКО, корреспондент

Фото — из архива «Нового Калининграда. Ru». 

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.