Под флагом «Малибу», под белой простынёй и под большим сомнением


Важные события среды: специалисты по проведению презентационных мероприятий рвутся в Калиниград, несмотря на тысячи километров, чтобы помочь правительству поработать с регионами-партнёрами, чрезмерную информированность о чрезвычайных ситуациях чиновники посчитали вредной для населения, а скандал с выборами в облдуму по одному из округов дошёл до Верховного суда и поумерил веру в честность процедуры волеизъявления.

flag_rf.jpgПод флагом «Малибу»
Федеральный закон ФЗ-94 «О госзакупках» подбрасывает все новые сюрпризы. В среду стало известно, что контракт на организацию очередного Форума регионов-партнеров Калининградской области получили вовсе не съевшие на таких форумах собаку местные компании «Юнона» и «Балтийское морское агентство» (проще говоря, «Балтма турс», одним из руководителей которой являлся Михаил Друтман, супруг экс-главы туристического направления в правительстве области Марины Друтман). Выяснилось, что во время открытого аукциона победу одержало туристическое агентство из Екатеринбурга с заманчивым названием «Малибу», снизившее начальную цену контракта с 1,7 до 1,4 млн рублей.

Более того, оказалось, что екатеринбургской компании не впервой дистанционно организовывать мероприятия в Калининградской области, получая за это деньги из бюджета Калининградской области, расплачиваясь ими с поставщиками услуг.

«Мы выигрываем торги и организовываем разные мероприятия в других регионах. С Калининградской областью мы также ранее уже работали — занимались презентацией региона в Варшаве, которая прошла в мае», — сообщил менеджер турфирмы, с которым нам удалось поговорить, дозвонившись по многоканальному телефону уральской компании.

Дни Калининградской области в Варшаве прошли в середине мая, в состав делегации вошло 40 областных и федеральных чиновников. Бюджету области презентация тогда обошлась в 1,5 млн рублей.

В рамках нового госконтракта, который касается организации Форума регионов-партнеров, бюджетные деньги выделены на организацию приема от имени губернатора, буфетное обслуживание, зал и оборудование для форума, канцелярскую и сувенирную продукцию т.д. Предполагается, что форум пройдет в отеле «Рэдиссон», в нем примут участие не менее 200 человек. И все это будет оплачивать некая фирма из города, с которым у Калининграда несколько часов разницы и нет прямого авиарейса.

Глава агентства по международным связям Калининградской области Алла Иванова сообщила, что ей пока неизвестно, кто выиграл торги. «Я знаю, что была снижена цена на 300 тысяч рублей, это нас смущает, поскольку сметы подобных мероприятий просчитываются до мелочей. Что касается турифирмы „Малибу“ и того, как она занималась презентацией региона в Польше, нареканий к ней у нас нет», — сказала Иванова.

Она признала, что основное бремя организации мероприятий лежит на агентстве по международным связям, а компания, выигравшая тендер, занимается финансовыми расчетами.

«Конечно, мы бы хотели, чтобы фирмы, с которыми приходится работать, дислоцировались бы в Калининградской области. Но таков 94-ФЗ "О госзакупках", — добавила она. — К примеру, организацией июньской презентации региона в Берлине занималась компания из Тюмени».

Отмечу, что презентация области в Германии тоже обошлась региону в копеечку, контракт на ее организацию стоимостью в 1,2 млн рублей получила компания «Центр международных связей» из Тюмени. Причем, в отличие от презентации в Варшаве, в Германию отправлялась делегация в составе всего 10 человек.

Конечно, один вопрос о том, что дают Калининградской области эти миллионные вложения во всевозможные форумы и презентации и выезды чиновников за границу (кстати, расходы на их проживание почему-то не были включены в стоимость контракта). И ответ на этот вопрос, вероятно, получить обычным арифметическим путем подсчета инвестиций сложно. Как признался один из польских бизнесменов во время приема от имени губернатора, который прошел в мае в Варшаве, «единственная реальная польза от всего этого — укрепление дружеских контактов с партнерами». «Ведь кому-то и 100 рублей не доверишь, а кому-то можешь 10 тысяч долларов отдать и не беспокоиться», — сказал тогда бизнесмен.

Но есть и другой вопрос — зачем проводить торги, которые затем выигрывают фирмы, даже близко не расположенные к Калининградской области? Вполне логично предположить, что турфирма борется за тендер, чтобы заработать денег, и благотворительностью она заниматься явно не собирается. Поэтому все эти госконтракты — возможность для кого-то заработать кое-что за счет бюджета чисто на посреднических услугах. Если верить словам главы международного агентства Аллы Ивановой (а не верить им у меня причин нет), почти всю организационную работу берут на себя ее сотрудники. В чем тогда смысл закупок, к чему эти сложные нелепые конструкции и посреднические схемы? Наверное, 94-ФЗ задумывался не для того, чтобы перегонять со счета на счет бюджетные деньги, теряя при этом часть их в чужих посреднических карманах?

Впрочем, вспоминается рассказ моей знакомой, которая в стародавние времена отправилась освещать выезд в Москву калининградских школьников. Деньги из бюджета СМИ посулили неплохие — в районе 50 тысяч рублей за несколько статей. Каким же было ее удивление, когда оказалось, что большую часть этой суммы запросила за пятидневное проживание журналиста в столице фирма-посредник, принимавшая детей «на той стороне». Попытка забронировать номер в гостинице самостоятельно провалилась (все номера по 2 тыс рублей за сутки были забронированы этой фирмой), пришлось выступать передатчиком бюджетных денег в чьи-то руки.

Вероятно (это только лишь мое предположение), что истинная стоимость организации форума, подобного Форуму регионов-партнеров ниже той, что указана в документации. И за это, наверное, надо благодарить 94-ФЗ. Зарабатывать на посредничестве уже вполне научились фирмы, работающие «дистанционно» в Екатеринбурге или Тюмени. Что будет со сметами подобных форумов и выездов, когда про эту схему заработка прознают остальные тысячи турфирм, думать не хочется. Конечно, закон можно поменять. Но особых телодвижений со стороны власти в этом направлении пока не заметно.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент 

potop-1.jpgПод белой простыней
Очередной привет из прошлого мы получили от Росприродназора. Руководитель этого ведомства Владимир Кириллов хочет создать специальную комиссию, которая будет контролировать всю информацию, предоставляемую сотрудниками ведомства по запросу журналистов. 

Делается это, конечно, из самых лучших побуждений – чтобы не сеять панику среди неразумного населения. Особенно замечательно, что эта инициатива родилась в недрах службы, которая, судя по названию, должна бороться на сохранение окружающей среды в приемлемом состоянии. И делать качественно эту работу без привлечения внимания общественности вряд ли получится. Но, похоже, глава Росприроднадзора точно знает – людям нужны только приказы, а объяснять что-то будут только глупые слабаки.

Можно легко представить логическое развитие этой инициативы, благо, многие из нас прекрасно помнят, как это было раньше.

Самый наглядный пример, как это может быть - авария на Чернобыльской АЭС. Напомню – она случилась в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. Именно в это время мои родители были на свадьбе маминого младшего брата в белорусской деревне, которая позже, как оказалось, попала в зону заражения. Не самого сильного, но до сих пор там не рекомендуется что-либо выращивать и собирать грибы. Мои родители уехали из этой деревни 28 апреля сами, а не в порядке эвакуации – свадьба закончилась. А если кто не знает, то белорусское деревенское «веселле» идет несколько дней, и обычно на улице собирается на него очень много народу. Напомню, в тот год майскую демонстрацию провели не только в Москве, но и в Киеве, и в Минске. И только спустя годы мы стали понемногу узнавать, что же там, на Чернобыльской АЭС, случилось на самом деле. А официально в первые дни говорилось только о небольшой аварии. Даже во время эвакуации города Припять. Видимо, тоже для того, чтобы не сеять панику. Может, многие забыли, но в те дни благодаря такой «заботе» о нашем душевном спокойствии в аптеках исчез йод. Многие его пили, чтобы обезопаситься от лучевой болезни, «радиации», как тогда говорили.

Или вот возьмем современные события. Необыкновенно снежная зима 2010-2011 года. Снег тогда вывозили на полигоны на окраинах, и он там таял чуть ли не до лета. А кое-где и не вывезли, из-за чего случился потоп. 6 февраля 2011 года даже не весь общественный транспорт смог выйти на линию, а КЖД не отправило несколько поездов. Этой зимой в результате шторма размыло авандюну на Куршской косе, в Зеленоградске пострадали уличные кафе, в Светлогорске треснул променад, а в Пионерском частично были разрушены спуски с променада. Не так давно, в конце июля, шторм повалил 100 кубометров леса на Куршской косе  и на несколько дней оставил без света жителей Сосновки.

Тогда журналисты без проблем узнавали, где что затопило и повалило, где нельзя ни проехать, ни пройти, сколько домов остались без тепла, какие меры предпринимаются.
 
Вполне возможно, что, следуя заветам господина Кириллова, теперь подобная информация станет секретной и свет она сможет увидеть только после рассмотрения на спецкомиссии. Зато в обществе не будет паники.

Отмечу, что наш региональный Росприроднадзор и до этого распоряжения не был в списке лучших источников информации. Потому что главу нашего регионального управления Росприроднадзора Юрия Цыбина, судя по его публичным заявлениям, более всего волнует фашистская символика и выгул собак. А вот выгребные ямы на той же Куршской косе его волнуют не так, чтобы очень, как и свалки.

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

_MG_5103.jpgПод большим сомнением
Сегодня в Верховном суде подтвердили, что в калининградском избиркоме не умеют читать, а если и умеют, то вкладывают в обычные русские слова несколько иной смысл. Правда, из всей скандальной ситуации вокруг выборов в областную Думу, которые закончились процессом в Верховном суде, для рядового избирателя можно извлечь лишь три значимых факта: чистота выборов в Калининграде никого не волнует, бороться с этой махиной можно и должно, фактическое положение дел в Облдуме не сильно зависит от ее участников.

Итак, суть истории такова: на выборах в Калининградскую областную Думу в марте 2011 года по третьему одномандатному округу победителем признали члена «Единой России» Ирину Губко. Ее оппонент, выдвигавшийся от «Справедливой России», Юрий Шитиков с таким решением не согласился и отыскал участок, на котором Губко получила перевес голосов, достаточный для победы. Шитиков доказал в суде, что итоги голосования на этом участке необходимо признать недействительными. Центральный районный суд приказал Калининград-Центральной ТИК установить новые итоги голосования без учета результатов по этому участку. Вместо этого избирком ни с того, ни с сего отменил итоги голосования в целом по округу

Тогдашний секретарь избирательной комиссии области Игорь Кудрявин встал на защиту этого шага. Он доказывал, что именно так и следует поступать, а все иные варианты поведения избирательной комиссии — лишь досужие домыслы. Однако и Игорю Кудрявину, и другим его коллегам вскоре пришлось узнать, что дополнительные смыслы в решения судов вкладывают только в избиркоме: суд, куда обратился Юрий Шитиков, признал, что отменить результаты выборов, аннулировав волю всех остальных избирателей, комиссия была не вправе. Чиновники от выборной системы попробовали посудиться, дошли до Верховного суда, но и он их требований не удовлетворил.

Выводы из этого процесса напрашиваются самые прискорбные. Первый вывод — безупречной организацию проведения выборов назвать нельзя. Суд ведь подтвердил, что результаты голосования на одном из участков следует признать недействительными. То есть, нарушения были. Но выявили их, увы, не правоохранительные органы, не сами члены избиркома, а заинтересованный кандидат. Даже после того, как Шитиков самостоятельно в суде указал все огрехи, мы так и не узнали выводов тех, кому по долгу службы необходимо расследовать всевозможные попытки искажения нашей с вами воли. Грубо говоря, наугад вытянув карту из колоды, мы увидели, что она крапленая. С этой секунды никаких гарантий того, что все остальные карты — чистые, не существует.

Более того, даже теперь, после решения Верховного суда, в избирательной комиссии региона как-то не спешат комментировать ситуацию, ожидая возвращения своих юристов из Москвы, а также копии решения этой инстанции. Остается надеяться, что получив решение суда в избиркоме все же удосужаться если уж не прокомментировать его, то хотя бы исполнить.

Второй не менее значимый факт, который стоит взять на вооружение всем оппозиционерам, состоит в том, что борьба с избирательной махиной может быть успешной. Каждый раз после выборов то один, то другой оппозиционер пытается играть «по понятиям» и кричит на всех углах о фальсификациях. Впрочем, слова свои доказательствами не подкрепляет. Теперь, когда есть пример того, как один оппозиционный кандидат не самой популярной партии смог отстоять свою правоту, избиратели вправе требовать подтверждений фальсификаций и от других проигравших выборы. Шитиков показал, что отстаивать свою правоту можно и нужно. И было бы хорошо, если его примеру следовали бы и прочие, несогласные с итогами выборов борцы за власть. В конце концов, те, кто будто бабушки на скамейке, из своих уютных бложиков ругаются на нежелание нынешних правителей делить с ними место под солнцем, может быть, этого солнца не очень и достойны.

Третий важный факт, увы, самый грустный. Дело в том, что господин Шитиков работал в прошлом созыве Облдумы. Его отсутствие в этом составе регионального парламента, увы, на деятельности совета нардепов никак не отразилось. Не стали заседания скучнее, не потеряли дискуссии своей конструктивности (правда, в случае с Думой к дискуссиям больше применим эпитет деструктивный). И нет никаких гарантий, что после того, как свой заслуженный мандат Шитиков получит вновь, у него будет больше стимулов как-то запомниться своим избирателям, сделать нечто, что выделило бы его из серой толпы парламентариев. Увы, как власть, так и оппозиция, все свои лучшие качества бережет для борьбы за теплое место, а не для работы на нем.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

Фото - из архива редакции.

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.