Забор как приманка для туристов, пластмассовая жизнь и совет дня


Важные события пятницы: забор вокруг храма в центре Калининграда прочно врос в городской ландшафт и не собирается исчезать, пластмассовую политическую жизнь региона пытаются разнообразить с помощью пластмассовых митингов, а третий по счёту совет по размещению инвестиций на территории области ведёт третий же по счёту вице-премьер, ответственный за этот вопрос.

hram.jpgЗабор как приманка для туристов
Крайне важным в нынешний непростой момент озвучить новое и свежее видение продвижения Калининграда в качестве туристического центра. Хватит привлекать гостей морем, Куршской косой и разваливающимися памятниками восточно-прусской истории. Все это туристы могут найти в той же самой Литве, где дешевле, красивее и ухоженнее. Калининград пора позиционировать как сосредоточение бардака, бесконтрольности и хаоса. Хотите настоящей русской зимы с медведями – это вам в Сибирь, желаете познакомиться со среднестатистическим российским устройством – приезжайте в Калининград.

Конечно, над созданием такого туристического центра придется долго и упорно работать. С другой стороны – задатки-то неплохие: уложенный в дождь асфальт (пора вернуться к такой практике), отсутствие велодорожек, торговые гиганты в центре города и окруженные уродливыми заборами многолетние недострои. Стоит только правильно это преподать иностранным туристам, и они поедут к нам толпами.

Возьмем, к примеру, центр города. Тут уже много лет красуется строительный забор, скрывающий от посторонних глаз землю РПЦ, где находится православная гимназия, а также современная детская спортивная площадка. Не просто забор, а забор с колючей проволокой, что достаточно символично, учитывая нынешние реалии российской жизни. Конечно, калининградцы негодуют: мол, когда уберут это убожество? 

В пятницу в ходе интернет-конференции и.о. главы комитета строительства городской администрации Артур Крупин ответить на этот вопрос не смог. Он лишь заявил, что «забор будет убран, когда будут завершены строительные работы». Когда они завершатся, конечно же, Крупин не знает. Да и не его дело это знать – земля находится в ведении церкви. Церковь, к слову, в Калининграде тоже на особых правах: недаром же ей под строительство своих храмов была отдана добрая часть земель в центре, да еще несколько хороших участков по всему городу. Примечательно, что не знает о том, когда же забор исчезнет, судя по всему, и сама церковь. В октябре 2010 года, во время скандала с передачей замков и кирх РПЦ, руководитель епархиального отдела по имуществу Виктор Васильев заявил «Новому Калининграду.Ru», что строительство будет продолжаться «ещё года полтора». С тех пор минуло уже два, а забор и ныне там. 

Таких заборов в Калининграде немало. Обычно за ними прячутся здания, которые застройщик все никак не может доделать, но и отказываться от лакомого участка не намерен. Власть никак таких владельцев не подгоняет, потому что обычно это делать не велит российское законодательство. Также, например, как и не велит оно контролировать внешнее убранство строящихся на калининградских улицах объектов. Местная администрация неоднократно поднимала вопрос о создании каких-нибудь нормативных норм, ограничивающих буйную фантазию застройщиков, но чиновникам следует бросить эту затею. Чем безумнее и страшнее будут новые дома-торговые центры, тем больше это будет вписываться в новую концепцию продвижения Калининграда.

Но вернемся к заборам. Чтобы сделать их еще привлекательнее для взыскательных иностранных туристов, желающих познакомиться с российской действительностью, заборы нужно богато обклеить всевозможными афишами в несколько слоев. Их и сейчас, конечно, обклеивают, и за этим также мало кто следит, но пока усилий расклейщиков недостаточно. Городским властям пора сменить молчаливое бездействие на активную помощь в этом благом деле.

Во всей этой идее, правда, есть один существенный недостаток: велика вероятность, что местные жители будут очень недовольны таким положением вещей в городе, даже несмотря на то, что это будет основой туристической привлекательности. Однако и это можно использовать во благо, сделав самих жителей интересным объектом для туристов. «Вот посмотрите, - будет рассказывать гид-экскурсовод. – Это типичный житель Калининграда и, в целом, Российской Федерации. Он традиционно недоволен существующей властью, и ему очень не нравятся обклеенные заборы в центре города, стоящие там долгие годы. Вам будет интересно узнать, что такой типичный гражданин никак не может повлиять на ситуацию, потому что против него все чиновники, РПЦ и застройщики, которые, обычно, оказываются правы». 

В общем, такая концепция туристической привлекательности. Самое главное, что ее реализация практически не потребует дополнительных расходов из бюджетов различного уровня. Все, как любят у нас в стране - дешево и сердито.

Мария БОЧКО, корреспондент

bashilova_yuhnovec.jpegПластмассовая жизнь
«Все на свете из пластмассы, а вокруг пластмассовая жизнь», — грустно тянет в наушниках «Сплин». Сегодня калининградские «пираты» доказали, что за демонстрацию этого тезиса можно угодить во вполне кирпичное отделение полиции. Местные стражи порядка, окончательно втянувшись в «пластмассовую» заботу о гражданах, признали, что 4 куклы-аватара, стоящие напротив здания Облдумы — пикетирующие, и даже нашли «организатора» этого крайне опасного общественного мероприятия — пресс-секретаря регионального отделения «Пиратской партии» Маргариту Мельникову.

Со стороны мероприятие выглядело так: к зданию регионального парламента приходили люди с пластиковыми фигурами самих себя. В руках кукол были плакаты, выражающее несогласие с поправками в один из региональных законов. Люди оставляли эти фигуры (пластиковые куклы на деревянных подпорках) и уходили.

Всего у Облдумы было оставлено 4 «аватара». Естественно, это происходило при определенном скоплении народа: журналисты, пресс-секретарь Думы, который поспешил заверить владельца одного из аватаров — Маргариту Мельникову — в том, что законы по-прежнему будут публиковаться в интернете.

Если вдуматься, то эта акция — крайне символична. И, может быть, с точки зрения философской она куда интереснее, чем с политической. По большому, по гамбургскому, счету, протестующие аватары появились задолго до того, как «пираты» притащили кукол к зданию Облдумы. Куклы — это всего лишь точная карикатура на часть общества, активно пытающегося участвовать в политическом процессе. Куклы, как и многие активисты, не способны к рефлексии, а следовательно — самоизменению.

Наши изображения в интернете от нашего имени уже давным давно строчат возмущенные комментарии, выражают недовольство, порицают и выдвигают предложения. Рядом с каждым озвученным заявлением власти появляются высказывания анонимных аватаров, имеющих отношения к неким реальным людям, которые живут еще и какой-то другой, оффлайновой жизнью. В которой, кстати, в большинстве своем протестуют куда как менее активно, чем в фейсбуке, ВКонтакте, жж и на площадках интернет-СМИ. Это ведь неудобно, неуютно, да и вообще.

«Пираты», по сути, лишь вывели интернет-протест на улицы ровно в том виде, в котором он существует в «онлайне». Безвольные куклы, как и аватары, изображающие интернет-пользователей, способны лишь на высказывание недовольства. Пластиковые куклы, как и аккаунты, могут быть легко сломлены (взломаны), а появляются на тех или иных площадках по желанию некоего реального, оффлайнового владельца.

Неизвестно, насколько глубокий символический смысл вкладывали «пираты» в свою идею. Но их попытка вынести «кусочек интернета» на улицу показала неспособность власти уживаться с этим бездеятельным, но видимым недовольством. Комментарии в интернете ведь можно не читать, но кукол нельзя «развидеть». И полиция решила, что это пикет. Вопросы замначальнику отдела полиции № 3, участковый которого составил протокол о несанкционированном пикетировании, не смог пояснить, почему кукол сочли за протестующих. Не смог он объяснить, какие еще неодушевленные предметы могут сойти за принимающих участие в массовых акциях. «Это все участковый. Все к нему. Он составлял протокол», — прятался начальник за анонимной спиной участкового.

Организатору пластикового пикета Маргарите Мельниковой грозит до 20 тыс рублей штрафа. Нам с вами — неразумная власть, которая разгоняет беззубый протест. Публикация законов в интернете, за которую боролись «пираты», в данном случае вторична. Без задержаний-протоколов-увозов акции пластмассовых кукол досталось бы ровно столько же внимания, сколько и многочисленным интернет-письмам в поддержку или порицание очередной властной инициативы. Так же, как в интернете тролли своим фальшивым позитивом порой лишь раздувают дискуссию и укрепляют позиции противной стороны, так и полиция своей неуклюжестью на долю секунды вдохнула жизнь в пластмассовых кукол.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

sus.jpgСовет дня
Очередное заседание совета при губернаторе по размещению инвестиций, созданного в декабре 2010 года, прошло без губернатора. Николай Цуканов отлучился на важные встречи в Москву, вместо него кресло председателя занимал свеженазначенный вице-премьер Константин Суслов. Напомню, что по официальным данным, последним перед правительством местом работы господина Суслов значится руководство обанкроченным «Калининградским рыбоконсервным комбинатом».

Накануне на вопрос журналистов о том, насколько поможет экономике директор предприятия-банкрота, губернатор Николай Цуканов отметил, что не погружался глубоко в вопросы финансового состояния предприятия нового своего вице, но и его интересует совершенно другой потенциал назначенца — «его знания, опыт работы». «А какие вопросы он будет курировать — мы сообщим в ближайшее время», — сказал Цуканов.

Судя по тому, что господин Суслов появился в пятницу на инвестсовете, по всей видимости, он как раз и будет курировать вопросы привлечения инвесторов. Те самые, которые до него курировали Сергей Карнаухов и Геннадий Щербаков, судьба которого пока неизвестна. Кстати, именно Карнаухов и Щербаков вели предыдущие инвестиционные советы при губернаторе.

Новый вице-премьер ввел в заседания совета ноу-хау — он предложил чиновникам и прочим приглашенным голосовать за тот или иной проект, поддерживая его или нет. В основном, конечно, все проекты поддержали. Их было четыре — уже известный проект строительства сахарного завода в Славском районе, строительствокомплекса по разведению рыбы в Светлом, теплица по выращиванию помидоров, огурцов и иногда перцев в Гвардейском районе, и, наконец, возрождение алмазного предприятия генерал-майора ГРУ в отставке Исаака Узенберга, который потерял бизнес, пока сидел в «белорусских казематах».

И если три первых оратора просили правительство о чем-то реальном — помочь с включением в программы (в том числе и федеральные), подключением к электроэнергии и газу, то последнее выступление носило, скорее, иной характер, нежели презентация проекта и просьба о помощи. 75-летний Узенберг пришел на совет заявить, что он намерен работать снова, и максимум, что ему нужно — помещение в 1 тыс квадратных метров в Калининграде. Все остальное — кредит в ЮАР, сырье и прочие необходимые для возрождения алмазной переработки компоненты у него уже имеются. Вероятно, что такой бизнесмен, как Исаак Узенберг, купивший долю предприятия в Йоханнесбурге, вряд ли испытывается серьезные трудности с подбором помещений. Наверное, ему просто действительно хотелось рассказать чиновникам о своей сложной истории взаимоотношений с белорусским КГБ. Более того, Узенберг высказал свое мнение и по поводу Янтарного комбината, который, по его мнению, должен был реализовывать янтарь через Алмазную палату, членом которой является. В этом случае, как считает бизнесмен, комбинат уж точно приносил бы прибыль.

Выступление Узенберга, который, как сообщал «Эксперт», в 1974 году от имени СССР ставил свою подпись под разрешающими документами на старт советского космического корабля в совместной с США программе «Союз-Аполлон», сорвало в зале аплодисменты. Уходя с трибуны, инвестор заявил: «Если я запускал космические корабли, то, наверное, с янтарным комбинатом мог бы разобраться. но он оказался сильнее, чем космос».

Пока что роль совета при губернатора по размещению инвестиций не совсем понятна. Изначально он создавался, как «одно окно» для инвесторов, желающих разместить бизнес в регионе. Однако выяснилось, что окно оказалось форточкой, в которую пытаются попасть инвесторы. Как сказал журналистам в пятницу господин Суслов, на инвестиционный совет должны выходить «более подготовленные проекты». «А вот перед этим нужно выходить и начинать, проделывать определенную работу. Вот эту работу с инвесторами мы и будем проделывать», — сказал новый вице-премьер. Остается только удивляться, почему никто из его предшественников не додумался о таких простых вещах раньше. 

Между прочим, господин Суслов не смог ничего сказать о судьбе тепличного хозяйства, презентованного на первом инвестсовете в марте 2011 года, по вполне банальной причине — он тогда в правительстве не работал. Вероятно, нужно просто посочувствовать тем инвесторам, которые презентовали свои проекты ранее, потому как экс-вице-премьер Сергей Карнаухов в марте 2011 года твердо обещал, что реализация каждого проекта будет отслеживаться, и с инвесторами будут ходить чуть ли не «за ручку».

То, что третий инвестсовет ведет третий вице-премьер, который не очень хорошо знает, как оно было до него, наверное, сигнал не очень хороший. Сигнал, говорящий об отсутствии одной из самых важных характеристик власти для людей, намеренных вложить деньги. О стабильности. Остается только надеяться, что инвесторы мужественно выдержат эту нестабильность и решатся вложить в экономику области свои миллионы.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

Фото - из архива редакции и Романа Юхновца.

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.