Незаконная справедливость и против кефира


Важные события понедельника: оппозиционеры перед выборами пытаются отстаивать в суде не только закон, но и справедливость, которая, как известно, для каждого своя, а Геннадий Онищенко объявляет войну теперь и кефиру.

yaroshuk_27.jpgНезаконная справедливость
За последние полтора года мы привыкли к тому, что избирательные споры ведутся на площадях. Проигравшие кричат про нечестность, победившие — про чистоту. Кто вывел больше народу, тот и прав. К счастью, некоторые политики по-прежнему предпочитают измерять законность происходящего менее абстрактными понятиями и подкреплять свои выводы решениями суда.

Сегодня в информационном пространстве появилось два сообщения. Победное для оппозиции: Калининград-Центральная ТИК признала Юрия Шитикова избранным по 3-му одномандатному округу депутатом областной Думы после судебного спора длиной в 1,5 года. Печальное для оппозиции: Центральный районный суд отказал в удовлетворении заявления коммуниста Юрия Галанина, который требовал отменить регистрацию Александра Ярошука на выборах главы города.

«Дополнением к заявлению я заложил доказательную базу для Конституционного суда. И, изучив судебную практику, верю, что к осени выборы признают незаконными и главу снимут. Я, как Шитиков Юрий Владимирович, намерен идти до конца», — написал представитель Юрия Галанина в суде Владимир Дулов.

Господин Дулов не зря проводит параллели. Между процессами Шитикова и Галанина (а также кандидата Гана, который в четверг проиграл аналогичный спор) действительно есть общее. Все эти три оппозиционных кандидата по сути пытались сделать одно и то же: доказать нарушения избирательного законодательства, во всех трех случаях «пострадавшими» были бы представители партии власти.

Сам Шитиков от детальных комментариев по искам Гана и Галанина отказывается: «Я знаю об этих делах из СМИ. Чтобы говорить о перспективности этих исков, мне нужно потратить минимум 2–3 дня на то, чтобы оценить доказательства, посмотреть судебную практику. <…> Здесь коллеги пытаются доказать нарушения в ходе агитационной кампании. Это гораздо сложнее. Я сам когда-то оказывался в ситуации, когда видел, что мой оппонент на выборах в 2000-м году подкупал избирателей, но доказательств, для того чтобы пойти с этим в суд, мне не хватало. Другой мой оппонент подал по этому поводу заявление в суд и проиграл. Я же тогда проиграл на выборах».

По мнению тех юристов, которые, в отличие от Шитикова, уже ознакомились с исковыми требованиями, и Ган, и Галанин бросились на судейскую баталию с достаточно слабыми доказательствами. «По сути, и Ган, и Галанин жалуются на то, что Ярошук в подавляющем большинстве случаев, исполнял свою работу: отвечал на вопросы жителей, участвовал в открытии объектов, встречался с жителями. Закон не обязывает Ярошука уходить в отпуск. Возможно, это кажется несправедливым кому-то из его конкурентов, но суд устанавливает законность действий, а не их справедливость. К тому же, каждый может толковать справедливость по-своему», — отмечает управляющий партнер юридического бюро «Иманов и партнеры» Руслан Иманов.

Юрист добавляет, что все эти незаконные, по мнению Галанина, действия освещались в СМИ в рамках муниципальных контрактов, но и это не противоречит закону, хотя и не кажется справедливым. Необорудованные места для агитации кандидатов — опять же не причина снимать с выборов Александра Ярошука. Формально Ярошук так же, как и остальные кандидаты, с точки зрения закона, страдает от нерасторопности чиновников горадминистрации, которые не подготовили эти площадки.

И Галанин, и Ган просят суд восстановить справедливость. Причем справедливость слабого. Им кажется неправильным, что Ярошук выступает как глава Калининграда. Ведь градоначальник априори пользуется большим вниманием прессы, чем один из 40 депутатов областной Думы или директор школы.

Но есть в этой истории и справедливость сильного. Все ошибки, допущенные в управлении городом за последние 5 лет, избиратель поставит в вину Ярошуку. Задача оппозиционеров — найти и подчеркнуть их, напомнить о них избирателям. При этом глава города имеет право быть на открытии новых объектов, поздравлять школьников и многодетных мам. Это справедливость сильного, не противоречащая закону.

Что касается освещения каждого шага власти за бюджетные деньги, то это, увы, не только предвыборная практика. Лояльное общественное мнение давно оплачивается из народной казны. Вот только депутаты областной Думы до поры до времени предпочитали не замечать этого. Пока оппозиционеры топтались на малочисленных митингах «За честные выборы», «контракты на освещение деятельности» органов власти оставались лишь непопулярной темой, систематически всплывающей в некоторых изданиях.

Пока кандидаты от партии власти заблаговременно создавали себе благоприятные полевые условия, выкупая публикации в СМИ, заключая многочисленные контракты на освещение и запуская собственные телепроекты, оппозиционеры, как пауки в банке, бились за звание единого кандидата, вместо того чтобы самим пытаться повлиять на правила.

К выборам, как всегда, борцы за правду оказались на чужом поле, с чужими правилами и с собственными понятиями о справедливости. В этой ситуации можно восхищаться кропотливостью, с которой собраны свидетельства несправедливой агитации, и даже радоваться, что калининградские политики пытаются не только играть на эмоциях, но и ловить за руку тех, кто, по их мнению, нарушил закон. Но при всем при этом совершенно невозможно отделаться от чувства жалости к себе — индивиду, живущему в обществе, где все правила игры может создавать лишь одна сила, и она пока не находит равного оппонента.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

onish_rian.ru.jpgПротив кефира
Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, как всегда, в своем духе — блещет красноречием и сочными высказываниями. В понедельник главный санитарный врач всея Руси поставил перед водителями жесткий выбор: либо кефир, либо водительское удостоверение. Нет, Онищенко вовсе не объявил войну кисломолочному продукту, просто так он хотел сказать, что выступает против возвращения в законодательство минимального содержания в крови алкоголя. «Любишь кефир — выбирай: будешь за рулем ездить или кефир пить. Вот он кефир любит, ах, какой он паинька, мы ограничили его права. А то, что он убивает наших детей, наших граждан — это что?» — возмущался Онищенко.

Конечно, глава Роспотребнадзора немного гиперболизировал: вряд ли «опьянение» после кефира способно настолько замедлить реакцию, чтобы человек спровоцировал ДТП. Но факт остается фактом: сейчас наказание за 0,2 промилле и 1,5 промилле абсолютно одинаково. Причем, как все мы помним, «сухой закон» в 2010 году ввел во время своего президентства Дмитрий Медведев, огорчив и разозлив этим значительную часть водителей со стажем. Президент тогда заверял, что никакой кефир содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе показывать не будет, а устранение «нижнего порога» в условиях России просто необходимо.

По прошествии некоторого времени законодатели решили пересмотреть эту непреложную истину. В июле 2012 года депутаты захотели разделить водителей по степени опьянения и, соответственно, строгости наказания: предлагалось обозначить «легкую степень опьянения» — 0,3–0,7 промилле, «среднюю» — 0,7–1,5 промилле и «сильное опьянение» — 2,5–3 промилле. Позже информация о таком разграничении была опровергнута, а инициатива вовсе не прошла. По всей видимости — из-за мнений, подобных озвученному сегодня Геннадием Онищенко. И пока реальных попыток отменить введенный Дмитрием Анатольевичем «сухой закон» не возникало.

Сейчас все общество поделено на два противоборствующих лагеря: одни — в большинстве случаев это сами водители — выступают за возвращение нижнего порога, вторые — в основном, пешеходы, власть и, само собой, Геннадий Онищенко — настаивают на сохранении границы в ноль промилле. Причем, за позицию первых говорит все больше фактов. Всем известно, что в большинстве стран Европы установлена допустимая норма алкоголя — у кого-то 0,8 промилле, у кого-то — 0,5, где-то 0,2 промилле. Все потому, что существуют особенности организма, способного реагировать на всевозможные продукты брожения. К тому же, существовавшая раньше в России планка в 0,3 промилле вовсе не являлась «зеленым светом» для пьянства. Тот, кто позволяет себе бутылку пива за рулем, не думает ни о минимальном пороге, ни о «сухом законе».

К тому же, как показывает последняя статистика, количество ДТП с участием нетрезвых водителей в России с начала 2012 года на 4% превысило показатель аналогичного периода 2011 года. И никакая жесткость российского законодательства здесь не помогла. При этом права автомобилистов, которые попадались с минимальным содержанием алкоголя в крови из-за реакции, скажем, на какое-нибудь жизненно необходимое лекарство, все это время нарушались.

Можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны: в крови 24-летнего следователя, который попал на Приморском кольце в ДТП и угробил двух молодых девушек, было обнаружено 0,37 промилле. Совсем небольшое отступление от ранее разрешенной нормы. А ведь, может быть, именно этот фактор вкупе с высокой скоростью стал причиной серьезной аварии.

По мнению Геннадия Онищенко, нижняя разрешенная норма алкоголя в крови водителя лишь усугубит ситуацию с пьянством на дорогах. «Не время в нашей стране, с тем беспределом, который творится, давать повод — если вываливается из машины в пьяном виде, а на следующий день оказывается, что у него алкоголь был ровно столько, сколько положено по закону, — такого просто быть не может», — говорил он. И с «вываливающимися» он, конечно же, прав. Однако зачастую жесткость мер приводит к обратным результатам, и это мы видим по статистике ДТП.

Наказывать за пьянство за рулем, без сомнения, нужно. Мало того, очень логичным кажется заявление главы Роспотребнадзора об изъятии у нарушителей автомобиля как орудия правонарушения. Субботний случай под Балтийском, когда лишенный прав водитель «Фольксвагена» выехал на полосу встречного движения и столкнулся с «ВАЗом», подтверждает это. Водитель «ВАЗа», к слову, погиб, а некогда лишенному прав, может быть, даже за употребление алкоголя, грозит судебное разбирательство. Но вот что важно: поведение такого автомобилиста вряд ли изменило бы введение минимального порога, однако для других оно стало бы избавлением от постоянных мучений и опасений за свои права. К тому же, отсутствие «сухого закона» — это, так или иначе, показатель цивилизованности и демократичности государства. И раз уж у нас этот закон существует, то можно согласиться с заявлениями Медведева о незрелости нашей страны. Но незрелость не только самого населения, но и в целом российских норм и законов.

Мария БОЧКО, корреспондент

Фото — из архива редакции, ria.ru

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.