Свинина и навар и триумф коммунальщиков


Важные события пятницы: рост цен на мясо оказался столь значительным, что даже официальная статистика не смогла обойти этот факт; а в Калининграде неожиданно назрела необходимость соблюдать всеми забытый закон, и в итоге коммунальные платежи в одночасье подскочили.

meat_5.jpg Свинина и навар
В пятницу областная служба госстатистики опубликовала данные об изменении индекса потребительских цен в Калининградской области. По данным облстата, товары и услуги за полгода в регионе подорожали на 5,9%. При этом продовольственные товары выросли в цене на 9,8%, непродовольственные — на 3,2%, услуги населению — на 3,4%.

Для сравнения: год назад за аналогичный период инфляция также составила 5,1%. При этом цены на продовольственные товары за первое полугодие 2013 года выросли всего на 5,6%. Разница с текущей ситуацией — почти в два раза.

И если год назад максимальный рост цен отмечался традиционно на плодоовощную продукцию, которая летом пользуется большим спросом, и на алкогольные напитки — из-за увеличения акцизов, то в 2014 году в традиционную пару лидеров «вклинилось» мясо. По данным облстата, мясо и птица в Калининградской области подорожали на 17,5%. За один только последний месяц эта категория продуктов выросла в цене на 1,7%. Третье место после плодоовощной продукции и мяса заняли колбасные изделия и продукты из мяса и птицы, которые подорожали на 13,6%

При этом стоит вспомнить, что буквально две недели назад центральные издания писали о том, что за январь—май 2014 года продукты стали дороже на 6,6%. «В последний раз с такой скоростью цены росли в 2008 году, перед кризисом», — напоминали эксперты.

Исполнительный директор агентства «СовЭкон» Андрей Сизов отмечал, что в 2014 году быстро дорожает мясо и молоко. Свинина подорожала на 15% с начала года в связи с тем, что Россия запретила ее ввоз из Европы из-за вспышки АЧС в Литве и Польше. Резкий отказ от европейской свинины, которая составляла около 60% российского импорта, привел к сокращению предложения и, как следствие, росту цен.

Конечно, не стоит забывать, что статистика — вещь лукавая. Подсчеты ведутся по не самым понятным методикам, в итоге официальная инфляция существенно отличается от той, которую мы ощущаем на своем кошельке. Те, кто еще не отказался от покупки свинины, прекрасно видят, насколько подорожало мясо в супермаркетах и на рынке. Но тот факт, что даже официальная служба статистики признает существенное подорожание мясной и колбасной продукции, говорит о том, что ситуация действительно серьезная.

Кстати, тревожные заверения представителей властей о том, что африканская чума свиней — это очень страшно, и мы можем лишиться поголовья на много лет вперед, поэтому в частных подворьях забивают свиней, опровергаются той же статистикой. По данным облстата, поголовье свиней вовсе не упало, а даже наоборот — выросло на 2%. В июне 2014 года в регионе насчитывалось 166,7 тысяч свиней. Но что самое интересное — численность свиней росла в сельхозорганизациях. По данным на начало июня, у крупных производителей имелось 158,4 тыс голов свиней, что на 3,7% больше, чем год назад. В то же время свиное поголовье в личных подсобных хозяйствах продолжает снижаться — за год оно упало на 15,4%, что немудрено, поскольку свиней в этих хозяйствах уничтожают в рамках противоэпидемических мероприятий. А вот в фермерских хозяйствах, если верить статистике, осталось всего 500 свиней, поголовье упало сразу на 67,5%.

Получается, что из-за внезапной вспышки АЧС, которая не прекращается уже полгода, в выгодной ситуации оказались только крупные сельхозпроизводители. Все остальные — жители села, фермеры, поставлявшие свинину на рынки, и обычное население — проиграли. И что после этого можно сказать о словах министра сельского хозяйства области Владимира Зарудного, который в апреле утверждал, что резкий рост цен на мясопродукты маловероятен, потому что их никто не купит?

В остальных регионах мясная проблема оказалась не так существенна, поскольку все же территория «большой России» не закрыта границами, как Калининград, и свинина может передвигаться свободно. Что касается жителей Калининградской области, на них запрет на ввоз сырья из Европы сказался мощно. Масла в огонь подлил введенный в апреле запрет на ввоз в регион любой мясо-колбасной продукции из-за рубежа. Российские власти одним движением руки под благим предлогом устранили на мясном рынке европейскую конкуренцию, и сегодня отечественные производители мяса могут особо не переживать о своей выручке в отдельно взятой Калининградской области. Если, конечно, вся область враз не откажется от мяса и не пойдет по пути вегетарианства.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

dengi_2.jpg Триумф коммунальщиков 
Сегодня стало известно, что калининградские коммунальщики нашли удачную затычку для своих финансовых дыр. Неожиданно обнаружилось, что они переплачивают банкам за их услуги. И происходит это в тот самый момент, когда горожане приходят платить «коммуналку», зажав в кулачках квитанции муниципального «Симплекса». По закону, оказывается, кредитные организации должны брать комиссию с потребителей, а не с поставщиков благ цивилизации. С законом мы спорить не будем — он суров и непреложен.

Интересно, однако, что новшество это выскочило буквально как чертик из табакерки. Замглавы комитета городского хозяйства Юрий Кондратьев признался, оно не связано ни с какими свежеиспеченными изменениями в законодательстве. Если не считать, скажем, вступление в силу Гражданского кодекса (а даже это произошло уже после того, как установился действующий порядок вещей).

Но теперь муниципальные предприятия добились-таки от городских властей права «скинуть» эти расходы на потребителей. По словам Кондратьева, сначала долго обсуждалась возможность включать комиссию в тарифы, однако, профильная служба тут уперлась рогом (вернее, конечно, не смогла этого сделать по закону). И чиновникам ничего не оставалось, как объявить прямо в разгар очередного общерегионального тарифного повышения, что горожанам придется платить еще и по 1–2% сверху. Словом, в невыигрышной ситуации оказались власти. А учитывая, что с 1 октября еще и нормативы подскочат — вообще ничего приятного. Это уж про взносы на капремонт молчим. До следующего года.

Убытки у муниципальных предприятий действительно есть. Правда, сказать, насколько серьезные и почему, собственно, МУПы вечно «играют в минус», мы можем только со слов их руководителей. Как уже устали отмечать журналисты, никакого серьезного аудита в этих конторах не было со времен царя Гороха. Долги у населения имеются, и преогромные — но поди тут разберись, что появилось раньше — яйцо или курица. То есть люди не платят, потому что так дорого, или так дорого, потому что не платят?

Не раз жаловались коммунальщики на областную службу по тарифам, которая просто душит честный казенный бизнес, порождая миллионные «выпадающие доходы». Тут, правда, так и подмывает вспомнить слова регионального министра ЖКХ Максима Федосеева, который однажды, скажем мягко, выразил сомнения в том, что все бреши в муповских бюджетах проделывают низкие тарифы. «Ведь можно хозяйственную деятельность по-разному вести. К примеру, возьмем две одинаковых булочных. Один директор купит себе хорошую машину, наймет дорогостоящую секретаршу, людей наберет и получит убыток в 100 млн рублей. Другой будет нормально работать, где-то ужмется и получит прибыль», — сказал тогда Федосеев.

На фоне судов, связанных с не слишком рачительным поведением экс-директора «Теплосети» Виктора Фесика, — мудрые слова. И действительно, если тратить сотни тысяч на коньяки, банкеты и командировки, то тариф можно повышать до посинения. Или, например, комиссии банковские с горожан брать — тоже вариант.

Хочется добавить, что Юрий Кондратьев сегодня очень просил журналистов «не передергивать» и не подавать горожанам эту новость под соусом «опять перекладывают на население решение всех коммунальных проблем». Так что от выводов —из уважения к Юрию Львовичу — воздержимся.

Алла Сумарокова, корреспондент 

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.