Бурьян по колено



В регионе порастают травой не только старинные церкви, но и брошенная в полях сельхозтехника, показывая запущенность ситуации, которая из-за неповоротливости бюрократической машины если и меняется, то очень медленно.

Старинный флюгер на православный крест — свежая новость о последствиях ремонта РПЦ, которую в Калининградской епархии толком даже и не прокомментировали. Но, если учитывать позицию человека, который ответственен за реставрацию в Арнау, Михаила Черенкова, на основе его предыдущих высказываний (в комментариях к материалу), становится очевидно, что новые собственники старинной кирхи видят лишь ее православное будущее. И особого дела ни до вековых фресок, ни до других элементов исторического облика здания, как показывает практика, им нет.

А руководитель региональной Службы охраны памятников Лариса Копцева и ее подчиненные от ответов на прямые вопросы о том, как можно было допустить такую порчу объектов культурного наследия уходят и просят направлять запросы в письменном виде. Правда, в присылаемых ответах среди нагромождения бесполезной информации требуемых данных все равно не обнаруживается. Складывается ощущение, что это все большая тайна за семью печатями с одной стороны и вседозволенность — с другой. 

Ведь если судить по тому, что происходит с кирхами и замками, переданными РПЦ по закону о реституции и до него, то начинает казаться, что Епархия решает судьбу исторических памятников, не оглядываясь на Службу охраны подобных объектов. Они разбираются, варварски (по отношению к их историческому облику) переделываются, а по большей части и вовсе зарастают кустарником, деревьями и горами мусора с попустительства собственника и ведомства, которое должно следить за ситуацией. Да что там говорить, в старинных церквях даже коров пасут!  

Но, как выяснилось, подобная ситуация складывается не только с кирхами региона. Так, сегодня на заседании сельхозкомитета в облдуме министр сельского хозяйства области Владимир Зарудный обрисовал картину, которую видел на калининградских полях: «Из кабины зернового комбайна, брошенного в поле, растут березы». Верится, что чиновник не приукрасил.

К слову, речь шла о землях, переданных в бессрочное пользование УФСИН вместе с техникой для обработки почвы. Однако, по данным регионального минсельхоза, сейчас используется лишь шестая часть переданных исправительной системе гектаров, а остальное зарастает травой и деревьями. Плодородность почвы нарушается, мелиоративная система разрушается… Областные депутаты даже решили попросить у премьера Дмитрия Медведева передать эти земли региону с тем, чтобы отдать участок в аренду аграриям.   

И это только один случай. А заброшенных и никак не используемых земель в области предостаточно. Стоит лишь выехать за пределы Калининграда, как глаз натыкается на буйную растительность, которая начинается у обочины и уходит вдаль за горизонт. Да, за последнее время появилось больше засеянных участков, какие-то земли приводятся в порядок, но заброшенных и запущенных полей, увы, куда больше. И возвращаются они в сельхозоборот, несмотря на упорную, по словам чиновников, работу, не так быстро, как хотелось бы.

Возникает не легкое, а вполне себе тяжелое недоумение от неповоротливости бюрократической машины, которая начинает работать быстро только тогда, когда получит срочные указания или хорошего пинка сверху. Вот надо быстренько передать РПЦ практически все кирхи и замки — это мы махом, а потом следить за памятниками уже и не надо. Расходы с местного бюджета сняли и хорошо. Надо развалить колхозы и передать землю в порой неведомые частные руки — пожалуйста, а там хоть трава не расти. Только трава спокойно растет. И бурьян на полях — по колено.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.