«Спасение косы: любительский вариант»: фоторепортаж «Нового Калининграда.Ru»

Все новости по теме: Куршская коса
В прошедшее воскресенье, 25 марта, волонтеры попытались сделать то, что пока не очень получается у государства: заняться берегоукреплением Куршской косы. Несмотря на большое желание оказать помощь, четыре десятка человек, толпившиеся на берегу, смогли установить песколовушки только на 300 метрах побережья нацпарка, но и эти сооружения профессиональные экологи считают не очень эффективными для спасения авандюны.

Волонтеры, члены организаций «Федерация русского рукопашного боя», «Старый Кёнигсберг» и «Союз мотоциклистов Калининградской области», организовали первую акцию в рамках проекта «Поможем Куршской косе вместе». Сбор был назначен на ранний для выходного дня час — 9:30. Желающие помочь постепенно подтягивались на площадь Василевского, откуда и должны были стартовать в нацпарк.

До конечного пункта назначения волонтеров доехало немного: порядка трех десятков человек. Двигались с остановками, поджидая тех, кто отстал от общей группы. Координатор проекта Ефим Варва признался, что волонтеров могло бы быть и больше, но администрация Куршской косы, при чьей поддержке осуществлялась акция, попросила ограничить число участников первой акции помощи.

Напомним, зимой 2012 года на Куршской косе прошел разрушительный шторм, который уничтожил авандюну на участке протяженностью 65 метров. Песчаные холмы высотой в три метра буквально сравнялись с уровнем моря. На отдельных участках косы коренной берег отступил на 1–3 метра.

Пострадали также пляжи и променады Светлогорска, Зеленоградска и Пионерского. Особое внимание Куршская коса привлекла потому, что национальный парк — федерального значения, следовательно, финансировать работы на Куршской косе местный бюджет просто не имеет права.

Экологи прогнозировали Куршской косе подтопление и, в конечном итоге, появление острова вместо косы. Осложняло ситуацию и то, что администрация национального парка «Куршская коса» крайне скупо комментировала происходящее. Та информация, которая все же просачивалась, совершенно не радовала: специалисты признавались, что у нацпарка не хватить средств на то, чтобы самостоятельно восстановить разрушенный участок. В администрации нацпарка отчаянно разводили руками: «Вы же знаете, что нам спускает бюджет Минприроды». Об усилиях, которые принимаются для того, чтобы «спускали побольше», разумеется, никто тогда не говорил.

Потом посыпались разноречивые заявления, а на косу устремились визитеры с портфелями. Это национальному парку пока не сильно помогло. Неравнодушные жители области решили поправить дело своими усилиями и, когда они прибыли на косу, застали всю ту же разрушенную авандюну, покореженную лесенку-спуск к морю, совершенно не готовую к использованию по назначению, сердитых лесников и леденящий ветер.

Самих сотрудников нацпарка было немного: вероятно, они решили, что в будние дни настолько блестяще справляются с обязанностями, что поддержать своим присутствием волонтеров в выходной будет совершенно излишне.

Меж тем, поддержка наверняка бы понадобилась. Приехавшие волонтеры стояли на пронизывающем ветру, всячески пытаясь приободрить себя шутками. Лесники оказались не очень хорошими организаторами процесса: раздача инвентаря затягивалась, а объяснения задач перемежались легкими, отчасти шутливыми, но все же спорами.

Впрочем, к тому времени, когда волонтеры уже высадились на косу, они были готовы к тому, что словосочетание «прошло гладко» к этой акции применить будет нельзя. До самого последнего момента не было полной уверенности в том, что именно предстоит сделать. В конце концов лесники притащили с собой колья, огромные еловые ветки и сколоченные из досок щиты — из всего этого предполагалось сделать ограждающие заборчики да песколовушки.

Так как спуск к морю остался неналаженным, волонтерам приходилось скользить или спрыгивать к берегу прямо с остатков некогда высокой авандюны, потихонечку обваливая ее и без того хрупкий край. Работы — куда ни глянь. С организацией трудовой деятельности — чуть хуже. Большие непослушные еловые лапки никак не отсоединялись друг от друга, а уж тем более не переплетались вокруг куда более массивных кольев. Мужчины вбивали колья, уверенно размахивая кувалдами. Женщины тянули на себя непослушные ветки. Поначалу даже самые неуклюжие еловые «лапы» пытались аккуратно переплетать вокруг кольев, но затем лесники дали команду: ветви можно просто укладывать. Поначалу весьма милое строение быстро превратилось в свалку вечнозеленых растений.

На работы волонтеров с дюны взирал мужчина в спортивном костюме и кроссовках, с солнцезащитными очками, задранными на лоб — директор национального парка Анатолий Калина. Он, улыбаясь, согласился пообщаться, впрочем, как и после зимнего шторма, внес мало конкретики в текущее положение дел на косе.

«Нам ежегодно выделяется 2 миллиона рублей на 10 километров. Все работники — лесники, которые в нацпарке есть — могут делать 10 километров всего. Если бы у нас было 100 человек, бюджет выделялся бы из бюджета парка. Это выделяется на укрепление авандюны», — сообщил Анатолий Калина, рассказывая о том, сколько национальный парк может сделать своими силами за год.

«Балтберегозащита», по словам Анатолия Калины, будет проводить тендер на первые три километра Куршской косы, где необходимы берегоукрепительные работы. Правда, когда победитель тендера приступит к работам, в администрации национального парка не знают. Масштаб разрушений Анатолий Калина критичным не считает: «Раз в 5–10 лет такое происходит».

Не видит Калина никаких недостатков и в организации субботника. По его словам спуск к морю будет восстановлен «в свое время» и ничего страшного в том, что волонтеры спускаются прямо с остатков авандюны, нет. «Ничего травмоопасного в спуске нет. У нас есть дюны под 3 метра — вот там травмоопасно», — ответил лесник за Анатолия Калину. Что касается травмоопасности для самой косы, то, по словам администрации парка, «здесь спуститься можно, <…>, здесь нет авандюны, мы ее восстанавливаем». 

За время работы волонтеров удалось выставить берегоукрепительные сооружения, пусть и не самого лучшего качества, на участке в 300 метров — почти одна тридцатая годовой работы лесников. Но маленький участок, огражденный у подножья зелеными колючками, на бескрайнем, но отнюдь не широком пляже Куршской косы, смотрелся на побережье одиноко. Наверное, те десять километров, которые лесники делают своими усилиями так же, как и этот защищенный кусочек, как-то затерялись на более чем на 40 километрах калининградского нацпарка.

Ефим Варва заверил, что это не последняя акция на Куршской косе. В следующий раз, уверен он, работа пойдет организованней, да и волонтеры будут лучше подготовлены к таким работам. Жаль, что те, кому коса доверена в профессиональное управление, в отличие от волонтеров, к повышению своей эффективности не стремится.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.