«Хоттабыч не успеет»: спасатели оценили ледовую обстановку в регионе

Все новости по теме: ЧП на воде

Во вторник сотрудники МЧС вывели прессу на Верхнее озеро — полюбоваться на экстремалов с удочками и предупредить о нешуточной опасности, которую сейчас таят в себе водоемы региона. Шансы любителей зимнего лова выйти сухими из воды оценил и корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

«А вот он водку пьет, прямо заглатывает!» — шутливо кричит один из телеоператоров, поймав в объектив одинокую фигурку, сгорбившуюся на раскладном стульчике посреди озера. Чтобы оказаться в такой позе в 9 утра во вторник, нужно иметь или на редкость сварливую жену, или крайне прожорливую кошку.

Не смущают фанатичного поклонника зимнего лова ни слой воды на тонком льду, ни «воронки», пробитые его «коллегами», ни стихийная пресс-конференция на берегу.

«Это уже каскадер сидит, смертник, — поясняет журналистам руководитель инспекторского отделения центра ГИМС Калининграда Евгений Коробко. — Даже если вот этот дед сейчас окажется в воде не один, а рядом с ним будет старик Хоттабыч, так вот, пока Хоттабыч высушит свою бороду, вырвет волосину и произнесет „Трах-тибидох“, он его уже не спасет. Вода холодная, деду жить в ней 15 минут».

Сотрудники ГИМС шли на встречу с журналистами мимо Музея янтаря — излюбленного места рыбаков — и успели по пути вернуть на твердую землю другого экстремала. «Мужик ходил вдоль берега, просил снять его со льда. Оттаяло от берега, не смог вернуться», — говорит Коробко.

На прошлых выходных толщина льда на озерах города составляла примерно 27 сантиметров. Однако трехдневная оттепель сильно подточила ледовый покров.

«Но дело даже не в толщине, а в структуре льда. Туман и дожди разрушают его прочность, лед становится рыхлым. И его несущая способность гораздо ниже, он проваливается под нагрузкой», — отмечает главный государственный инспектор региона по маломерным судам Рафис Камалов.

Особую опасность таят воздушные пузыри, которые активно образуются в стремительно исчезающем озерном панцире. «У нас был несколько лет назад случай, когда мальчик в Васильково возле дома провалился в такой пузырь ногами. И ему было уже не выбраться. Пока достали, скорая приехала и так далее, он погиб. В машине, „скорой“ умер, шестилетний мальчик. Поэтому сейчас самая опасная вот эта вещь», — добавляет Коробко.

Безмятежный рыбак, угнездившийся посреди Верхнего озера, даже ухом в сторону сотрудников ГИМС не ведет. Ему и правда нечего обращать на них внимания (пока под лед не провалится, конечно) — из мер борьбы с рыбацкой беспечностью в арсенале спасателей есть только строгое внушение.

«Не можем вообще ничего, даже щелбан не можем дать! В КОАПе даже статьи такой нет», — поясняет Коробко.

«У нас есть правила выхода на лед, утвержденные указом губернатора, и по этим правилам при такой толщине запрещен выход на лед. Но инспекторы по маломерным судам не имеют полномочий повлиять на него. Только милиция общественной безопасности может, полиция», — вторит коллеге Камалов.

Будто услышав нас, сгорбленная фигурка «смертника» сворачивает удочки и семенит к берегу, украшенному аншлагом «Выход на лёд запрещён». Инспекторы следят за фигуркой с заметным напряжением — с места нашей дислокации наперерез по озеру не рванешь — сам в воде окажешься.

«Сил и средств для того, чтобы оказать ему помощь, выбраться из-подо льда, как видите, нет. Может быть, случайный прохожий-герой какой-то», — отмечает не спускающий глаз с рыбака Камалов.

Хотя спасатели, конечно, кокетничают — и не таких вытаскивали. «В позапрошлом году, 3 декабря, вот Голицын Евгений Евгеньевич, — показывает Коробко на стоящего рядом с ним инспектора, — здесь спас двух человек, награжден медалью „За спасение погибавших“. Человек спускался на лед, держась за аншлаг „Выход на лёд запрещён“. Пошел и провалился под воду. Второй пошел за ним — и туда же. Тоже держась за аншлаг „Выход на лед запрещен“».

Ситуацию на Верхнем озере сильно осложняют особенности конструкции набережной. Когда водоем благоустраивали, все благополучно «забыли» о слипе для спуска спасательных лодок, вместо него стоит глухое ограждение. Сотрудники МЧС пользуются присутствием председателя горсовета Андрея Кропоткина, чтобы еще раз напомнить об этой проблеме.

«Лодка стоит, „заряженная“, а не может быть использована именно на этом озере. И поэтому они обращаются к нам, городским властям, — говорит Кропоткин. — Обратимся в администрацию, может кто-то предложит какое-то решение и выход из этой ситуации. Конечно, слип необходим, чтобы безопасность на озере была все 365 дней в году».

При этом, центр ГИМС находится неподалеку, на улице Курортной. Люди, правда, часто тонут ближе к противоположному, благоустроенному берегу озера. «Народ гуляет активно по этому берегу. А потом я сижу в кабинете однажды, шлёп-шлёп-шлёп по кафелю — приходит ко мне мужик пьяный, приплыл с противоположного берега сказать, что там плохо его товарищу», — рассказывает Коробко.

Нынешней зимой пока обошлось без жертв среди ледовых пешеходов — правда, спасателям пришлось искать по всему Калининградскому заливу сразу 10 заблудившихся рыбаков.

«Пока 10 человек. И был один, провалился на Голубых озерах, но там спасатели сработали. Еще один дедушка заблудился в камышах под Зеленоградском. Обмороженный», — сказал Камалов.

Прогноз погоды на неделю обещает нам сплошь оттепель да дожди, а также усиление ветра на всех заливах. А значит, велика вероятность того, что лёд тронется, напоминают спасатели.

Неугомонная пресса рвется все же выйти на Верхнее озеро — поговорить с любителями зимней рыбалки. Однако сотрудники ГИМС непреклонны — прогулки по воде уже слишком опасны. Успокаиваемся, лишь когда спасатели шутливо грозятся нас, безумных, в случае чего из воды не вытаскивать.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.