В Балтийском море появятся рыбы-мутанты?

Все новости по теме: Экология
В Калининград вернулось научно-исследовательское судно «Шельф» Института океанологии имени Ширшова РАН. Три недели совместная российско-бельгийская экспедиция проводила исследование крупного захоронения химического оружия времен Второй мировой войны. О результатах экспедиции «Комсомолке» рассказал Вадим Пака, заместитель директора института.


«Пороховая бочка» на дне

- Как были обнаружены захоронения?

- На основании прежних данных мы знали точки, где чаще всего обнаруживаются химические аномалии. Это в районе датского острова Борнхольм, а если точно - в Борнхольмской впадине. С помощью специальной аппаратуры во многих точках обнаружены неопознанные погребенные объекты. Хотя места захоронения химического оружия давно известны, на картах обозначен примерный район. Около трех миль в диаметре.

- И что вы обнаружили?

- Иприт, кларк, фосген, табун, зоман, люизит, зарин и другие.

- Сколько, по вашим расчетам, там находится оружия?

- Примерно 30 тысяч тонн. Это все химическое оружие, которое было захвачено союзными войсками в побежденной Германии. Оружие из каждой зоны оккупации. По решению Потсдамской конференции союзники обязаны были его ликвидировать. В те времена единственным способом ликвидации было затопление. Все было сделано по тем юридическим нормам правильно и достаточно аккуратно.

- В других морях тоже есть химическое оружие?

- Да. Все страны, участвовавшие во Второй мировой войне, производили химическое оружие. И все его ликвидировали. Но что, где и как - это информация не для всех.

- Как выглядит оружие?

- В основном - это бомбы, снаряды, даже гранаты, контейнеры. Прошло уже 60 лет, и все это время они лежат под водой.



Коррозия оголила начинку снарядов

- Есть ли вероятность того, что железные оболочки снарядов со временем разъест коррозия?

- Это и есть наша главная задача - определить экологический риск. Разобраться в том, что происходит в местах захоронений с разными веществами. Все химикаты ведут себя в воде по-разному, у них химические отношения с водой разные. Все это необходимо выяснить, чтобы составить грамотный прогноз.

- Какая сейчас экологическая обстановка в районе захоронения?

- Этот район один из самых угнетенных районов Балтики. По естественным причинам. Представьте себе котловину, которая плохо промывается. Ее ограничивают со всех сторон настолько малые глубины, что попадающая туда соленая вода из датских проливов скапливается на глубинах. В них вырабатывается весь кислород плюс гниющая органика. Биологическая жизнь замирает. Поэтому особого воздействия на нее нет. Не на кого. Можно сравнить с нежилым домом, в котором раскидали отраву от крыс. В этом отношении точка захоронения выбрана достаточно грамотно.

- Не планируется ли поднять весь арсенал и уничтожить?

- По мнению специалистов, захоронения трогать нельзя. Хотя оболочки снарядов уже разрушила коррозия, и отравляющие вещества стали контактировать с поровыми водами (воды, которые насыщают не слишком утрамбованные грунты. - Авт.). Если мы найдем источник выхода химикатов, наша задача - показать радиус поражения живых организмов вокруг этого источника, понять, что угрожает Балтике по мере разгерметизации предметов вооружения различного типа. Снаряды, как правило, более тонкостенные, бомбы тоже. Много оружия уже осталось без оболочки. Это просто химическое вещество, погребенное в водах. Но ни один химик не имеет информации о том, что с ним происходит. Потому что в лабораториях такая ситуация не моделируется. Балтика - первая химическая лаборатория, в которой специалисты по химическим веществам могут изучать процессы преобразования этих веществ.

- А как выглядят сами химикаты без железной оболочки?

- Их физическое состояние зависит от многих условий. При комнатной температуре это может быть вязкая жидкость, мягкий пластилин или даже газ. А при низких температурах и высоких давлениях, как правило, происходит загустение до твердения. Вот иприт, например, превращается в вещество, подобное смоле, которое ограничивает контакт с водой. Поэтому выводы, которые мы сделаем, паническими не назовешь.



Двухголовые рыбы

- Что будет с Балтикой при самых пессимистичных прогнозах?

- Ничего хорошего. Вода будет обладать ядовитыми свойствами, пока не произойдет разложение химических веществ в результате гидролиза. Для каждого вещества известен темп этого процесса. Он определяется периодом полураспада - за какое время половина вещества преобразуется в иную форму. Есть очень стабильные вещества, тот же иприт. У него низкая растворимость, поэтому радиус поражения будет минимальный. Нетрудно подсчитать, до какого расстояния грамм растворившегося иприта будет создавать опасную концентрацию. Но, по масштабам моря, это ничто. В этом отношении токсическая угроза невелика.

- А если произойдет выход нескольких тонн?

- Не имеет значения! Высачивание химикатов происходит с поверхности дна, ну, вроде выхода метана из болота. Его там может быть хоть несколько тонн, а выходит в виде небольшого пузырька. Но есть другая угроза. Намного страшнее, чем токсическая. Это мутагенное воздействие, перерождение клеток и видоизменение организмов. Для того чтобы убить организм ядом, его требуется изрядное количество. Для воздействия на гены необходимо существенно меньше.

- Неужели в Балтийском море могут появиться рыбы с двумя головами?

- Большую роль играет фактор времени. Если где-то в одном месте произойдут радикальные изменения в структуре, например, в бактериальном сообществе, то изменятся те, кто им питается. Сначала мутирует планктон, потом те, кто им питается и так далее. Самое опасное в данном случае - разрушение пищевых цепей. Для любой биосистемы это смертельно опасно. Остается надеяться, что экологической катастрофы на Балтике все же не будет.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.