Как Литва получила от Сталина целый город

Все новости по теме: Литва
Откроем маленькую историческую тайну. Оказывается, Никита Хрущев, отдавая Украине Крым в 1954 году, брал пример со Сталина. 20 мая 1950 года Литва получила от Российской Федерации целый город. Причем без соблюдения должных формальностей и с нарушением Конституции СССР.

Как это было

Почему портовый город оказался в составе Российской Федерации? А потому, что на момент начала Великой Отечественной войны он принадлежал уже не Литве, а Германии. Как известно, еще в марте 1939 года Адольф Гитлер предъявил ультиматум и вынудил Литву отказаться от Клайпеды. Если бы литовцы вступили в бой за свой портовый город, то Вторая мировая война началась бы именно здесь, а не в Польше. Тогда, возможно, и не было бы никакого пакта Молотова-Риббентропа...

Согласно международному договору, Великобритания и Франция гарантировали статус Клайпедского края и обязаны были заступиться. Однако, президент Литвы Антанас Сметона после пятичасового совещания с генералами и министрами решил все-таки отдать Клайпеду нацистской Германии. Немцы обещали предоставить литовцам в аренду несколько причалов, чтобы они могли также пользоваться портом. В противном случае Гитлер грозил оккупировать всю страну.

Летом 1940 года Литва все-таки потеряла независимость и была аннексирована СССР. 22 июня 1941 года советско-германская граница проходила между Мемелем (Клайпедой) и Палангой. Именно поэтому после войны этот край формально считался немецкой территорией, оккупированной советской армией.

Самое удивительное в том, что незамерзающие порты на Балтике заинтересовали «вождя всех народов» товарища Сталина еще в начале войны. После разгрома немцев под Москвой он в декабре 1941 года провел переговоры с Антони Иденом, который возглавлял тогда Министерство иностранных дел Великобритании. Сталин предложил приложить к проекту договора о совместных действиях секретный протокол, где предлагалось разделить Германию на ряд самостоятельных государств, отделить Восточную Пруссию, а часть ее с Кёнигсбергом передать СССР сроком на двадцать лет в качестве гарантии возмещения понесенных Советским Союзом убытков от войны с Германией (СССР и германский вопрос. 1941-1949, т.1, М., 1996, с.138). Тот секретный протокол тогда так и не был подписан, но в августе 1945 года Берлинская (Потсдамская) конференция трех великих держав утвердила передачу Советскому Союзу части Восточной Пруссии, включая Кёнигсберг и Клайпеду (Мемель).

Восстановить историческую справедливость и вернуть Литовской республике Клайпедский край с юридической точки зрения было не так-то просто. В послевоенные годы будущее Восточной Пруссии было достаточно неопределенно. Поэтому там поначалу мало что строилось, а добротные немецкие кирпичи с многочисленных руин Кёнигсберга вывозились на стройки Москвы и Ленинграда. По воспоминаниям ветеранов, не исключали даже, что Кёнигсберг в дальнейшем придется вернуть Германии. Вероятно, Сталин учитывал такую возможность и поэтому спустя пять лет после окончания войны решил поменять статус Клайпеды, чтобы на всякий случай оставить для СССР хотя бы один незамерзающий порт на Балтике.

Опасаясь международных осложнений, передачу города Литве особо не афишировали ни тогда, ни потом, мастерски скрыв за дымовой завесой реформы административного деления. 20 мая 1950 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ, в соответствии с которым в составе Литовской ССР был образован ряд областей, в том числе и Клайпедская, которая, таким образом, была выделена из состава Калининградской области. Всё старались сделать по-тихому. Ради этого даже пошли на формальное нарушение Конституции СССР, в соответствии с которой территория союзной республики — в данном случае РСФСР — не могла быть изменена без ее согласия. На передачу территории от одной республики другой требовалось согласие Верховных Советов двух республик, утвержденное указом того же Президиума ВС СССР. В результате так и не был оформлен юридический акт о передаче Клайпедского края Литве. Видимо, прямое указание товарища Сталина заставило советских чиновников закрыть глаза на все формальные нарушения. А потом, в 1954 году, примерно по той же схеме Никита Хрущев передал Крым Украине.

По понятным причинам в советские времена факт передачи Клайпеды Литве 20 мая 1950 года замалчивался. Хотя косвенных свидетельств тому немало. К примеру, известно, что городская газета «Советская Клайпеда» (ныне «Клайпеда») выходила с 1945 года только на русском языке. В 1950 году ее объединили с литовской уездной газетой «Раудонасис Швитурис» («Красный маяк») и она стала выходить на двух языках. В послевоенные годы здесь действовал русский драматический театр, в котором играл даже знаменитый Анатолий Папанов.

В международно-правовом отношении статус Клайпеды и Калининградской области был окончательно закреплен признанием всеми участниками Хельсинкского совещания 1975 года принципа нерушимости границ, а также подписанием 12 сентября 1990 года в Москве министрами иностранных дел ФРГ, ГДР, Франции, Советского Союза, Великобритании и США Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии.

Праздник вместо исторической тайны

Начало литовско-русской дружбе положил еще король Миндаугас, который вступил в союз с князем Александром Невским для совместного похода на рыцарей Ливонского ордена. В истории литовско-российских отношений много разных дат, как черных, так и светлых. Но сейчас почему-то отмечать предпочитают только черные. Скажем, начало сталинской депортации литовцев. А почему бы не отмечать светлые даты?

Что мешает сделать 20 мая ежегодным праздником литовско-российской дружбы? Ведь в отличие от «спорного» 9 Мая, эта дата светлая для всех! Потому что сейчас не только литовцев, но и жителей всех других национальностей вполне устраивает, что город находится в составе Литвы и Европейского Союза.

На праздник литовско-российской дружбы в Клайпеду могли бы приехать артисты и спортсмены, бизнесмены и политики из соседней Калининградской области Российской Федерации, до которой отсюда в пять раз ближе, чем до Вильнюса, – всего 60 километров. А также гости из Москвы и Петербурга. Скажем, Надежда Каратаева – вдова Анатолия Папанова. Когда-то они вместе играли здесь на сцене русского театра.

Идею такого праздника одобрили клайпедское отделение Союза русских Литвы, Союз российских граждан Клайпеды и Союз «Равноправие». А вот генеральный консул Российской Федерации в Клайпеде Леонид Сергеевич Баснин — человек очень осторожный, и готов поддерживать только то, что инициируют сами литовцы.

Странная получается ситуация: одни вспоминают и без конца муссируют плохое, а другие такие деликатные, что стесняются вспомнить даже хорошее. Ведь большинство жителей города, да и всей страны, даже не знают, когда и как Клайпеда вновь стала литовской. В местном музее об этом нет ни слова. Правильно ли это? Надо ли подогревать в литовцах только отрицательные эмоции по отношению к великому соседу? Какой в этом смысл и какая выгода? Разве Литва собирается воевать с Россией? А если нет, то зачем столько сил тратить на создание образа врага? Гораздо разумнее действовать в диаметрально противоположном направлении. Думаю, что и самой Литве выгодно подержать идею такого праздника дружбы, в рамках которого мог бы проходить литовско-российский бизнес-форум.

Такой ежегодный саммит деятелей культуры, бизнеса и политики был бы очень полезен Клайпеде и способствовал росту ее авторитета. Ведь сейчас портовый город по существу находится на отшибе и как бы в стороне от политической жизни страны. Губернатор Калининградской области уже дважды бывал в Вильнюсе на официальных литовско-российских мероприятиях, но ни разу не был в Клайпеде.

Сейчас основные туристические потоки с Востока идут мимо Клайпеды. Сотрудничество с Калининградом могло бы изменить ситуацию к лучшему и открыть совершенно новые возможности для туризма. Потому что в тандеме эти два соседних города станут гораздо привлекательней, чем по отдельности. Это сулит немалые выгоды и российскому бизнесу, который в последние годы немало инвестирует в Калининградскую область.

Такой праздник нужен и выгоден всем. В нем мог бы участвовать и знаменитый актер Донатас Банионис — президент литовского-российского гуманитарного фонда имени Юргиса Балтрушайтиса. Юргис Балтрушайтис был известным московским поэтом-символистом. Свой большой двухэтажный дом на Арбате он подарил независимой Литве и стал ее первым послом в Советской России. Фонд Балтрушайтиса был создан по инициативе президента Литвы Валдаса Адамкуса. Предполагалось, что аналогичный фонд будет создан и при президенте Владимире Путине, но пока реальных шагов в этом направлении Россия, к сожалению, не сделала. Может быть, стоит начать создание такого фонда именно с организации ежегодного праздника?
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.