Убить, не испортив "шкурку"

ОБЩЕСТВО настолько устало от крови, что даже вид обезображенных тел уже не вызывает ужаса. Тем не менее известный человек, убитый пулей, как, например, президент Кеннеди, или взрывом, как Дудаев, окружен неким ореолом мученичества. «Тихая» и зачастую медленная смерть от яда кажется более обыденной. В какой-то степени она даже приближает преуспевающую, окруженную кольцом охраны жертву к числу простых смертных. Человек угасает от неведомой болезни или внезапно умирает от пищевого отравления. Кого-то вдруг косит «сердечная недостаточность», организованная коварными противниками. Естественная смерть как бы лишает жертву избранности и святости — «Все под Богом ходим».

Воздействие некоторых ядов невозможно распознать. Например, угасающий в течение длительного времени в 1995 г. на глазах потрясенных коллег бизнесмен Кивилиди, по слухам, был отравлен неким редким боевым веществом. Убийца подсыпал его в трубку телефона, установленного на рабочем столе бизнесмена.

Преступнику при этом необязательно немедленно скрываться с места преступления. Он может даже наблюдать, как мучительно умирает его жертва. Например, как писали газеты, в случае с питерским бизнесменом Р. Цеповым загадочная болезнь поражала его костный мозг в течение двух недель. Якобы он был отравлен лекарством, применяемым при лечении лейкемии.

Существует огромное количество природных токсинов, которые вырабатывают грибы, водоросли, лягушки, рыбы. В течение некоторого времени они усваиваются и перерабатываются организмом, прежде чем приведут к летальному исходу. Их пролонгированное действие, например в течение 3–4 месяцев, очень удобно для скрытой атаки на человека. «Отсутствие патологии при вскрытии — одно из главных условий применения яда», — замечает руководитель НПО «Химавтоматика» Александр Попов.

Некоторые преступники, по словам Попова, предпочитают яды мгновенного действия за быстроту и «чистоту» решения проблемы. «Скажем, рицин. Противоядия нет. Крысы гибнут моментально. Человеку для быстрой смерти достаточно вдохнуть рицин или занести его в кровь, обо что-то уколовшись», — говорит он.
Смерть с ладони друга

ПО СЛУХАМ, рицином был отравлен суперосторожный террорист Хаттаб. Яд он якобы вдохнул, распечатав конверт с письмом, которое ему передал суперприближенный к нему человек.

Отравление, как правило, невозможно без предательства или сговора в окружении «приговоренного». Жертва получает смерть из рук человека, которому безгранично доверяет. А как еще, например, можно было подобраться к человеку такого уровня, как Арафат?

Отравителю необходимо заручиться гораздо большими знаниями о жертве, чем тому же снайперу или подрывнику. Он должен знать болезни жертвы — аллергия, астма, диабет. Курение, частое использование носового платка, сон под одеялом с головой также могут быть использованы злоумышленниками.

Профессиональные отравители буквально сживаются с жертвой — выясняют состояние здоровья объекта, его болячки, привычки, пристрастия и пороки. Поскольку жертвами, как правило, становятся люди, достигшие определенного положения, они отнюдь не молоды, обременены патологиями, а со стрессами борются известными способами: спиртное, девочки в сауне…. «Достаточно бутилового спирта (или любых тяжелых спиртов), чтобы вызвать резкое сужение сосудов. Для сердечника это смерть. Отрава в организме разложится быстро, и следов не найдешь. Скажут: перепил человек, с кем не бывает?» — считает Попов. Кого-то отравление привлекает технологией «чистого убийства».

До сих пор, например, ходят слухи, что смерть бывшего питерского мэра Собчака не была случайной. Известно, что в Калининграде ему был устроен прием с шикарно накрытым столом. Собчак выпил совсем немного, после чего вернулся к себе в гостиничный номер, как говорят, с намерением поработать. Сердце остановилось настолько быстро, что врачам «неотложки» осталось лишь констатировать смерть. У него было много врагов.

Историк и писатель Э. Радзинский в беседе с корреспондентом «АиФ» обратил внимание, что отравление как способ политической расправы было особенно широко распространено в эпоху Возрождения, при дворе Медичи. «А все популярное — это, как известно, хорошо забытое старое», — напомнил он. С тех пор технология «чистого убийства» заметно продвинулась вперед и теперь находит применение не только у спецслужб и террористов, в преступном мире, но и в среде обиженных жен, например.
Источник: Аргументы и факты

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.