Славский район сползает под воду

Ученые пугают народ глобальным потеплением в связи с небывалым таянием полярных льдов. В результате под воду рискуют уйти целые государства. Нидерланды, например.

Голландия, да не совсем

Про Нидерланды не скажу, не был, а вот Славский район давно и верно сползает под воду. Сам видел и залитые поля, и подтопленные поселки. Впрочем, такими картинками здесь давно уже никого не удивишь – привыкли.

- Район наш уникальный, - то ли с гордостью, то ли с грустью повествовал заместитель главы Славского округа, а по совместительству – начальник сельхозуправления Галактион Монайкин. – Если в Калининградской области сосредоточено 70 процентов всех польдерных земель Российской Федерации, то у нас этих польдеров – 80 процентов от областных.

Польдерные земли, если кто не в курсе, - это поля, обвалованные водозащитными дамбами, расположенные, как правило, ниже уровня моря. Жизнедеятельность на таких землях поддерживается исключительно при помощи насосных станций, которые неустанно перекачивают воду из каналов и тем самым обеспечивают рабочее состояние сельскохозяйственных угодий. Но это – в идеале, как в Голландии, например. В славских же землях ничего такого давно уже нет: станции если и работают, то по причине своей ветхости – наполовину, каналы зарастают травой и заиливаются, а бывшие луга, пастбища и пахотные земли заболачиваются.

В общем, как рассуждают местные острословы: «С виду – Голландия, а присмотришься – нет, Россия».

Новая - хуже старой?

Конечно, так было не всегда. Лет двадцать назад, и старожилы этих мест все хорошо помнят, на славских польдерах жизнь кипела: насосы качали, каналы воду пропускали, а селянам только и оставалось, что пахать-сеять, косить-молотить. И работали, не хуже других, говорят, выглядели. Но затем все пошло под гору, во времена всем известные.

С тех пор село в области сильно подкосили. Но если в других районах что-то начали восстанавливать, хоть и с большими потугами, то в Славском районе жизнь сельская будто замерла. Кроме пары-тройки хозяйств, держащихся на директорах-энтузиастах и от природы крепких мужиках, все легло на дно. В прямом смысле, так как из 80 тысяч гектаров сельхозугодий 55 тысяч гектаров расположено на польдерных землях, читай – в заболоченных низинах. Проку от них сегодня – чуть…

- В районе 54 насосных станций, на них 120 силовых установок, 48 из которых не работают, - на память перечисляет все недочеты мелиораторов Монайкин.

Без насосной, этого сердца польдера, никакая водоотводящая система работать не будет. Это знают даже славчане, не связанные напрямую с мелиорацией. Но какая тут работа, если почти все станции – старый хлам? Впрочем, ломаются и не очень старые. Вот станция под номером 44. Ей всего-то лет шесть от роду, а она то и дело выходит из строя. Одну такую аварийную ситуацию мы видели. Мужики, ладившие силовой агрегат, говорили, что еще немного, и сама станция ушла бы под воду. Причина? Денег на ремонт и обслуживание, говорят, нет.

- Где-то нет, а где-то тратят без ума, - машет рукой Монайкин. – В прошлом году сдали в эксплуатацию две насосные, выполненные по шведскому проекту, с современным электронным оборудованием. И что? Да не работают! Потому что прежде следовало бы подводные каналы почистить, а потом уж насосы запускать. В результате насосная поработает минут 20, пока вода есть, и останавливается. А вся вода там, в польдерах, - показывает рукой в даль славских заболоченных полей главный районный специалист по сельскому хозяйству.

Мы побывали у этого сооружения. Ничего не скажешь – красиво смотрится станция рядом с такой же, но старой. И по производительности их не сравнить, новая раз в 10 мощнее. Да вот толку от этой красоты и силищи почти что никакого. Говорят, таким образом, больше 60 миллионов рублей (стоимость одной станции - примерно 30 миллионов) утопили в славских польдерах. Выходит, новая – хуже старой? Теперь проектируют еще несколько насосных. И вроде учли прошлые ошибки. Дай-то Бог!..

«И ждать нам… 70 лет»

Славскому району не позавидуешь. По сути, с водной стихией ему предложено бороться в одиночку, что однозначно – проигрышный вариант. На такие невеселые мысли наводит вот какая информация. Район имеет 80 процентов польдеров области, а на нужды мелиорации из регионального бюджета получает всего 13 процентов средств. Другие цифры. На проведение работ по техническому обслуживанию и ремонту насосно-силовых агрегатов, зданий насосных станций району планируют выделить до 2010 года чуть больше двух миллионов рублей, или меньше 20 процентов средств, которые будут потрачены по всей области. Между тем, только проводящая сеть здесь составляет 814 километров, регулирующая – 2660, а дренаж – 13628 километров.

- В этом случае, - без всякого оптимизма подводит итог расчетам Монайкин, - ремонтировать больше 50 километров в год не получится. И закончатся эти работы по первому кругу аж… через 70 лет!

У «мокрой проблемы», которая одолевает Славский район, есть и другая сторона – чисто коммерческая. Помимо подтопленных поселков и заливаемых водой погостов (в Мысовке, например, кладбище пришлось даже подсыпать, чтобы могилы водой не затопило), страдает экономика округа. По самым скромным подсчетам, в минувшем году недобор зерна из-за затопления полей составил 10 тысяч тонн.

- Техника в поле зайти не могла, каналы не работали, все залило, - вспоминает глава одного фермерского хозяйства из поселка Тимирязево.

Так ведь не только прямые потери зерна печалят местных фермеров. Застраховать урожай в таких условиях тоже не получается, поскольку отвратительное состояние ирригационной системы страховым случаем не является, никакой страховщик это стихийным бедствием не признает. И то верно, какое уж тут бедствие – за землей смотреть надо!

Руководство Славского района уверено: именно по причине затопленности полей и не идет к ним инвестор. Как только прикинет, во что ему обойдется очистка каналов и осушение запущенных полей, так сразу оглобли и поворачивает. Глава района в одном письме высокому федеральному начальству так и указывает: «Доля затрат на восстановление проводящей и регулирующей сети составляет для землепользователя 35 процентов от сметной стоимости, это в значительной степени увеличивает себестоимость производства сельскохозяйственной продукции, отрицательно влияет на эффективность использования земель и лишает инвестиционной привлекательности».

Впрочем, есть и другое мнение. Директор ФГУ «Управление «Калининградмелиоводхоз» Олег Диваков убежден, что будь у славских полей хозяин, то и порядка на них было бы больше.

- Мелиорация ведь проводится не для мелиорации, а чтобы земля работала, - считает Олег Васильевич. – Без хозяина земля мертвая, а в Славске и пахать уже некому, поселки обезлюдели.

Впрочем, в главном мелиоративный начальник со славчанами согласен: денег на мелиорацию федеральный центр выделять должен больше. По словам Дивакова, еще два года назад была разработана специальная федеральная мелиоративная программа, в которую Калининград внес свои предложения. Да вот только она так и лежит где-то на полках в Москве без движения.

«Вас легче затопить…»

Сколько будет длиться славское затопление, сегодня сказать не берется никто. В Славске на вопрос о польдерах только рукой машут.

- Каждый клочок «суши» мы обрабатываем, - отвечает на все упреки в бездеятельности муниципальной власти начальник управления сельского хозяйства. – Вот Ново-Высоковский животноводческий комплекс поставили, еще два будем открывать. Но без помощи федерального центра и региона нам не справится, масштаб не тот!

В районе подсчитали, что для того, чтобы вывести мелиоративные сооружения хотя бы на уровень двадцатилетней давности (без движения вперед), потребуется никак не меньше 10-12 миллиардов рублей. Пока таких денег Славску никто не обещал. Поэтому здесь частенько вспоминают злую шутку одного высокого чина из Минсельхоза, который, несколько лет назад, объехав район и вникнув в проблему, в сердцах бросил: «Да вас легче затопить, чем сохранить!»

А может, прав был московский начальник? По крайней мере, многие в районе помощи ждать уже перестали…

Николай ДМИТРИЕВ
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.