Хоть врач, хоть парашютист

С террористами надо бороться всем миром. Под этим девизом вчера в акватории Балтийского моря начались беспрецедентные международные учения “Калининград-2004”, в которых задействованы силы НАТО. Россию же в основном представляют различные подразделения МЧС. Спасателям как раз сегодня придется нелегко — по “сценарию” террористы взорвали нефтяную вышку в море, а также захватили морской буксир, экипаж которого оказался в заложниках. Потери огромны — погибли
20 человек, а региону грозит глобальная экологическая катастрофа...
В действительности такой ситуации — тьфу-тьфу! — никогда не было. Но неуемная террористическая мысль заставляет международное сообщество думать на два хода вперед и учиться действовать слаженно.
В эксклюзивном интервью глава МЧС РФ Сергей ШОЙГУ раскрыл читателям “МК” некоторые “замыслы террористов” и планы действия спасателей.

— К сожалению, количество чрезвычайных происшествий на водных объектах не снижается, и нам все чаще приходится обращать внимание на подготовку морских спецопераций. Во время учений основные события будут разворачиваться на одной из нефтедобывающих платформ, установленных на шельфе Балтийского моря вблизи от российско-литовской морской границы. Чрезвычайная ситуация связана с тем, что взорвана вышка и нефть вытекает в море в больших количествах. Кроме того, на складе горюче-смазочных материалов произошел пожар, и одновременно террористами захвачен морской буксир — в трюм боевики загрузили взрывчатку. Среди заложников — членов экипажа — есть раненые... Вот с такой ситуацией предстоит справиться натовцам и нам.
— Какие силы НАТО задействованы в учениях?
— Всего в учениях принимают участие около 1000 человек из 22 стран. Литва, например, предоставила пожарную команду из 12 человек и разнообразную спасательную и пожарную технику. Польша выделила спасательный корабль и судно для локализации нефтяных разливов. У них также есть пожарная команда из 30 человек... Кроме того, съехалось много международных наблюдателей и экспертов.
— А мы чем можем похвастаться?
— У нас на этих учениях представлены все структуры, способные действовать при возникновении чрезвычайных ситуаций техногенного характера. Из новшеств, например, мы впервые здесь будем показывать в действии серийный российский самолет-амфибию “Бе-200ЧС”, который сбросит воду на очаг пожара. До 2007 года мы планируем закупить 7 таких самолетов. Кроме того, мы будем десантировать госпиталь.
— Это как?
— Сбрасывать все медоборудование с самолета с парашютами.
— И врачей тоже?
— И врачей. Наши медики умеют прыгать с парашютом. Это важно, потому что такой госпиталь очень мобильный — его можно развернуть буквально в любой точке. Он рассчитан на 150 коек плюс четыре операционные.
— Эти учения имеют аналог?
— Мы ежегодно совместно с НАТО проводим учения — моделируем разные ситуации. Последний раз в нашей стране они проходили в 2002 году в Подмосковье. В Ногинске мы принимали специалистов из 12 стран. Тогда общими усилиями спасатели ликвидировали “последствия” террористического акта на одном из химических объектов.
— Натовцы заинтересованы в таком сотрудничестве?
— Безусловно. Причем очень многое они перенимают у нас. Кстати, когда они ехали к нам на учения в Подмосковье, в Европе тогда было сильное наводнение и я предлагал совместить учения с реальной обстановкой — ликвидировать последствия этого наводнения, реально помочь людям. Я считаю, что эта идея очень правильная — ведь в жизни происходит очень много чрезвычайных ситуаций. На словах натовцы поддержали ее, но пока до дела не дошло. Думаю, что мы все-таки ее пробьем, поскольку буквально только что президент подписал указ о том, что при НАТО теперь будет представитель МЧС. Сейчас мы подбираем кандидатуру. Так что нам будет гораздо легче внедрять идеи совместной деятельности. Это, конечно, хорошо и в целом для укрепления отношений нашей страны с НАТО.
— Возвращаясь к учениям на Балтике, экология региона на самом деле не пострадает от учений?
— Да бог с вами, конечно нет.
Источник: Московский комсомолец

Эта земля была нашей

Главный редактор Алексей Милованов о серьёзном дефиците желающих видеть нашу область своей — даже на 71-м году её современного существования.