Соломон Гинзбург: «Зиничев будет похож на раннего Путина»

Все новости по теме: Эпоха Евгения Зиничева

Сразу после представления нового врио губернатора Калининградской области Евгения Зиничева местным «элитам», перед ними и главой региона неожиданно выступил депутат облдумы Соломон Гинзбург. В интервью «Новому Калининграду.Ru» он рассказал о том, что ждать калининградцам от новой власти, как избавляться от «цуканоцентричной» модели мира, почему эксклав после назначения Зиничева становится «личным проектом» Владимира Путина и зачем врио губернатора необходимо менять две трети правительства.

«Так дальше было нельзя»

— Как вы оцениваете случившееся с государственной властью в Калининградской области в конце минувшей недели? Что вообще произошло?

— Любой прогноз это форма научного предвидения. Прогнозировать в России, когда любая крупная кадровая перестановка носит характер спецоперации, невозможно. На то это и спецоперация. Иначе она очень плохо подготовлена. Но мне, даже не как депутату, а как просто человеку, интересующемуся происходящим, интуитивно казалось: так больше нельзя. Потому что степень маразма зашкаливала. В экономике, в политике, во внешних связях, во внутренней политике. У меня было ощущение, что до конца текущего года произойдёт замена первого лица области. Но я не мог предположить, что это случится до выборов. Видимо, произошло что-то такое, чего мы не знаем и вряд ли когда-то узнаем. Бессмысленно выстраивать какие-то кадровые цепочки, связанные с Бельяниновым и другими замечательными чиновниками.

— Такая теория в самом деле существует — Бельянинова заместил Булавин, освободилась позиция в полпредстве, куда удалось переместить Цуканова без сильного репутационного удара по Кремлю. Который лишь год назад согласовал его второй срок. Отправлять в отставку в связи с потерей доверия выглядело бы как-то совсем по-дурацки.

— Наряду с этой версией могу предложить ещё пару рабочих концепций, имеющих право на существование. Введение в феврале 2017 года через благословение патриарха монархии в России, Цуканов становится Николаем III, спустя столетие после отречения последнего русского царя. Или, например, Владимир Путин в 2018 году не идёт на выборы, а отправляет Николая Цуканова в качестве своего преемника. Версий может быть много, я считаю их бесполезными.

— Но вы согласны с тем, что это была спецоперация? И есть версия, которой я придерживаюсь, предполагающая, что принципиальное решение о замене Цуканова было принято задолго до его выборов, и Евгений Зиничев изначально был направлен сюда для замещения этой должности. И у него был год, чтобы досконально изучить особенности местной жизни, используя для этого возможности ФСБ. Вы вообще до минувшего четверга видели Зиничева?

— Никогда.

— И никто не видел. И не только вживую, но и на фотографии, что, как оказалось, было совсем не случайно.

— Я не видел его, но слышал о нём. Слышал позитивное. В конце мая судьба меня свела с человеком, который работает на довольно высоком посту. Это близкий друг Зиничева, он производит хоть и несколько мрачное, но позитивное впечатление. Мне показалось, что у него абсолютно трезвый и прагматичный настрой, нет идеологических вывихов и припадков. Думаю, у него не может быть свихнувшихся друзей.

054b3d0d3d04b85887342f351520ef47.jpg
«Он хорошо знает каждого из вас»: как Евгений Зиничев с «элитой» встретился

В субботу новый врио губернатора Калининградской области Евгений Зиничев провёл первое публичное мероприятие. Он встретился с «временным правительством» — членами кабинета министров, а также муниципалами и депутатами; в целом это примерно то, что принято называть «местные элиты». После чего провёл экстремально короткий — меньше минуты — брифинг для прессы. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» попытался сосчитать количество смертельно бледных лиц в коридорах правительства. И сбился со счёта.

— Ваше выступление на первой встрече Зиничева с местным истеблишментом было, пожалуй, не менее неожиданным, чем назначение Антона Алиханова врио главы правительства. Почему именно вам дали слово на этом мероприятии?

— Что касается назначения Алиханова — а кого ещё назначать? Посмотрите эту колоду вице-премьеров, кого?

— Это мог быть человек, о котором мы вообще ничего не знаем, как о Зиничеве.

— Да мы и про Алиханова почти ничего не знаем. Мы не знаем уровень его связей.

— Его плюс — отсутствие минусов, у него нет токсичного бэкграунда.

— Минусы есть, с точки зрения общественного восприятия. Он не местный, он слишком молод, многие на этой встрече хохмили, но когда она закончилась, образовали два круга, большой и малый, чтобы попасться на глаза. Такая восточная традиция — попасться на глаза новому патрону и публично заявить о собственном верноподданничестве.

Мне думается, что, с точки зрения экономических преобразований, центральная фигура теперь это Алиханов. Что касается Евгения Зиничева, который очевидно пойдёт на губернаторские выборы почти через 14 месяцев, он будет фигурой, отвечающей за политическую стабильность, за возможность проводить реформы. Он будет в хорошем смысле слова в Москве и за рубежом выполнять представительские функции. Он будет создавать фон, свидетельствующий о том, что в регионе значительно тяжелее стало воровать. Надеюсь, этот фон станет явью.

— То, что он назначил себе в помощники человека из УБЭПа, это тоже ведь некий сигнал «местным элитам». Как, кстати, и приглашение вас для выступления.

— А кого ещё назначать? Мне даже во сне не могло присниться, что либерал будет приветствовать приход к власти чекиста. Тем не менее, я это приветствую. Лучше иметь дело с ними, чем с тем, с чем нам пришлось сталкиваться ранее. Речь идёт не только о некотором злоупотреблении служебным положением, пусть с этим разбираются компетентные специалисты. А с некоторыми аномалиями, связанными либо с генетикой, либо с дурным воспитанием, либо с приобретённым комплексом управленческой шизофрении и подозрительности. Так дальше было нельзя.

1001.jpg

«Близость к телу определяла твой успех»

— Несколько месяцев назад на одном мероприятии придворный политтехнолог Алексей Высоцкий называл тех, кто критиковал политику Цуканова и его команды, людьми с «цуканоцентричной моделью мира». Слушать эту критику от него было довольно странно, учитывая сколько сил и чужих денег он потратил на выстраивание этой системы. Но нельзя не отметить, что в самом деле огромное количество людей годы жили с этим мышлением, вращались вокруг единственного политического тела. Теперь же оно исчезло и их мир немедленно рухнул. Теперь им срочно нужно найти какое-то другое тело, вокруг которого они смогут летать по орбите, вероятно это именно Зиничев. Это же опасно, это не позволяет развиваться, когда ты не дело делаешь, а ублажаешь повелителя.

— Что касается этого политического консультанта, то мне кажется, его трагедия заключается в том, что на каком-то этапе мелкий служка всерьёз поверил, что он демиург. Никакой «цуканоцентричной модели» он не построил, эта система была продиктована вялой и неупругой вертикалью власти, расползающейся по разным сторонам света. Как неглупый представитель дворни, он захотел стать неким соавтором системы для извлечения собственных дивидендов. Что он благополучно и делал.

— Я всё же про психологию холуйства, которая доминировала в последние годы и, в общем, неплохо вознаграждалась. Разными бенефитами, как материальными, так и нематериальными.

— Было принято обслуживать персону, а не участвовать в политических процессах. Это было яркое свидетельство деградации региона. Близость к телу определяла твой успех, чем больше тебя унижали, тем активнее ты становился «своим». Не в плане каких-то достижений, а в смысле присутствия в клане. И некоторые уважаемые комсомольцы-пенсионеры достигли настоящего апогея, высочайшего уровня деградации в своём верноподданничестве.

Эта стратегия контрпродуктивна, она нанесла очень серьёзный ущерб Калининградской области. Как в социально-экономическом развитии, так и во многих других плоскостях, включая имидж. Формировался не лик области, а изличье. Как зампредседателя комитета по международным отношениям, я в постоянном контакте с представителями дипломатического корпуса. Я видел, какой кажется Калининградская область, запад России там, в Европейском Союзе, в Европе. К счастью, первыми словами Зиничева, которые он произнёс 28 июля во время встречи с Цукановым, было заявление о Калининградской области как визитной карточке, по которой будут судить о положении дел во всей России.

— Вы сами-то в это верите? Что-то Россия в целом не выглядела в последние годы как страна, которой важен собственный облик во внешнем мире, мнение других стран. С чего бы ей заботиться о своей «витрине» в Калининграде? Может быть, тут надо, наоборот, всё сделать пострашней, чтобы иностранцы сразу понимали, что их ждёт в нашей стране?

— Мне трудно согласиться с таким выводом. Если бы верховному правителю и в целом правящей элите было бы плевать на то, какими мы кажемся окружающему миру, то, по большому счёту, вообще не нужна была бы Конституция. В восточных деспотиях их нет, конституций, и парламент не нужен, не нужны партии. Есть бюрократия, зачем нужны имитационные образования?

— Ну вообще-то мы ровно такой подход и увидели в этой спецоперации по замене губернатора. Какой бы ни был Цуканов, его выбирали. Средняя явка, высокий показатель среди пришедших на участки, денег было промотано беспрецедентно много. Люди делегировали ему полномочия по управлению областью на 5 лет, а он меньше чем через год, по щелчку пальцев, сбежал в Санкт-Петербург и даже не удосужился извиниться перед избирателями и попрощаться с ними. Как можно говорить о какой-то избирательной системе, тут как раз та самая её имитация, о которой вы говорите. Да и представлять Зиничева приехала женщина из администрации президента. Можно долго листать Конституцию, но так и не обнаружить в ней упоминания этой замечательной структуры как правомочного элемента российской власти.

— Если бы результаты голосования и личность губернатора по итогам сентябрьских выборов 2015 года были легитимными, то эта кадровая перестановка, когда в регионе фактически введено внешнее управление, была бы воспринята негативно.

— Может быть даже можно называть ситуацию прямым президентским правлением. Прокладка довольно тонка.

— Мне кажется, что это лучше, чем если бы регион и дальше гнил и деградировал. Я уверен, что не было никаких протестов. Никто не высказывал сожаления по поводу того, что 28 июля произошли такие перемены. Никто не говорил о том, что варяги снова оккупировали родную Калининградскую область, что москвичи ввели внешнее управление.

— Так боятся же! Он же страшный, ужасный, ФСБ, ФСО, охрана президента, нос длинный! Фигура демоническая, deus ex machina в чистом виде. Они же все в припадке бьются в правительстве. Какие тут претензии?

— Нужно видеть разницу между страхом и тревогой. Как личность, он никакого страха не вызывает и вызывать не может. По крайней мере, насколько я понимаю, он не собирается обругивать матом, никого не планирует унижать, как это было в недавнем прошлом.

— Спокойный холодный расчёт зачастую страшнее. Людям Цуканова, которые сейчас остаются в правительстве, тому же Егорычеву было бы куда спокойнее, если бы их уволили сразу, в четверг или в пятницу. Они не понимают, почему они сидят на своих местах, сколько им там ещё осталось сидеть и что с ними будет потом — другие места или уголовные дела?

— Чувство тревоги навеяно тем, что, как сказала Татьяна Воронова из администрации президента, «он всех знает». Многие знания порождают многие печали, причём в первую очередь у тех, про кого что-то знают. И вот вопрос: что делать дальше? Придётся ли отвечать? Если мы посмотрим на некий приближенный клан так называемых предпринимателей, паразитировавших за счёт близости к высокому управленческому телу, то там в самом деле есть, чего бояться. Думаю, что служба, которую возглавлял Евгений Зиничев, занималась не только внешней безопасностью и поиском иностранных агентов. Но и вопросами, связанными с просто фантастическими хищениями, непотизмом, использованием бюджета как личной кормушки и так далее.

Посадок-то ждать стоит?

— Не знаю. Тогда это будет уже какое-то покушение на национальную идею России. Когда говорят, что у России нет национальной идеи, ошибаются. Она есть: воровать и ползать. Вот так понимает правящий класс свою миссию.

1006.jpg

«Протест никуда не ушёл»

— На кого Зиничев в первую очередь будет опираться в ближайший год, до выборов, пока он будет оставаться временно исполняющим обязанности? И на кого бы из «местных элит» ему бы стоило делать ставку?

— Я считаю, что любой вменяемый руководитель, который хочет управлять не людьми, а процессами, если хочет развивать регион, должен делать ставку на гражданское общество.

— А оно, простите, ещё существует? Очень уж сильно его вытравливали.

— Конечно существует. Пока будет интернет, пока мы сможем бывать за рубежом, пока мы сможем думать, сопоставлять и сравнивать, пока у нас не будет карточной системы, пока репрессивный маховик не крутится на полную мощь, оно будет существовать. Пусть в таком перекошенном состоянии, но всё же будет.

Думаю, что Евгений Зиничев чем-то будет напоминать раннего Путина образца 2000–2003 годов. Когда в его месседже и действиях содержались кусочки ожиданий для всех. И для либералов, и для коммунистов, и для пенсионеров, и для студентов.

Думаю, что он и те, кто будет рядом с ним, будут его консультировать, будут заточены на расширение и укрепление социальной базы. Думаю, что она не будет однородной — состоящей только из колхозников, только из пенсионеров или только из бюджетников.

Иначе нельзя. Калининград очень сложен, протест, который был в 2009–2010 годах никуда не ушёл, он находится в латентном, замороженном состоянии.

— Но это была очень глубокая заморозка — после пресловутых митингов 2009–2010 годов в Калининграде не было никаких выступлений с числом участников более сотни. Уже шесть лет. А те самые митинги — это ведь было следствие уникальной политической конструкции, повторить которую вряд ли возможно.

— У нас с вами разное представление о протесте. К примеру, свободно выражающие свои мысли средства массовой информации в интернете — в других регионах их просто нет. Я даже не говорю про Кавказ, Южную Россию. Там всё грустно. Но я хорошо знаю Мурманскую, Архангельскую области. Я неплохо знаю Коми и Псковскую области. Там ничего подобного нет, там нет тех, кто может формировать общественное сознание.

И не факт, что стачка, митинг являются более важными действиями, чем выращиваниепо-мичурински этой маленькой яблоньки, которая когда-то даст свои плоды. Просветительство менее эффектно, но более благодарно, чем прямое действие.

— На нашей яблоне что-то всё больше арбузы растут. А как смена власти повлияет на судьбу мэра Калининграда Александра Ярошука? Он поступил осторожно и ушёл в отпуск, на церемонии представления Зиничева его не было. Но это важная фигура на нашей шахматной доске, фигура с амбициями, фигура аффилированная с ушедшими в тень, но сохранившими влияние персонажами.

— Безусловно, для него это плюс. Нужно вспомнить события четырёхлетней давности, когда осенью 2012 года, сразу после выборов мэра, конфликт между Ярошуком и Цукановым достиг апогея. Насколько я понимаю, к Володину вызвали обоих и сказали, что оторвут головы, потому что рейтинг падает у Путина. И этот конфликт не исчез, он носил примороженный характер. Все эти крепкие мужские объятья, ритуальные заявления были лишь показными. Конфликт вновь бы вспыхнул, он был бы очень ярок стилистически и катастрофичен для бюджетов, как городского, так и областного.

— Но причина конфликта не только и не столько в том, что оба они — амбициозные и вспыльчивые люди. Причина ведь в самом устройстве междбюджетных отношений в Российской Федерации, когда бюджет и жизнь города, возможность муниципальной власти выполнять свои обязанности зависит от лояльности мэра по отношению к губернатору. Есть муниципалитеты, которые со своей маленькой метрополией договорились, а есть те, которые не договорились. И случается по всякому, бывает, что мэры и за решётку отправляются, совсем свежий пример — Урлашов. И от смены Цуканова на Зиничева кабальная зависимость мэра никуда не исчезнет.

— Всё так. Но я очень надеюсь на то, что на территории области будет выполняться Конституция, и областная власть будет отделена от местного самоуправления. В первую очередь с точки зрения вмешательства областной власти в то, какова модель управления городом. Насколько я понимаю, сравнительно недавно было принято решение о том, что прямых выборов мэра больше не будет, он будет выбираться из депутатов, будет возвращён институт сити-менеджера. Но даже тендеры и конкурсы, исход которых должен был зависеть от Калининграда, разыгрывались по правилам, которые диктовали из «красного дома». Если эти барьеры будут устранены, то по крайней мере шаг к санации отношений между мэром и губернатором будет сделан. Мне думается, у Ярошука, Алиханова и Зиничева хватит воли, чтобы не расжигать конфликт. Который губителен для всех.

Можно начать с символического жеста. Было бы весьма знаково, но не потребовало бы особых финансовых расходов перенести сюда, в Калининград департамент МИД РФ по сотрудничеству с Европейским Союзом. Это бы подчеркнуло принадлежность нас к великой и неделимой России и облегчило бы восстановление отношений с Европой.

1003.jpg

«Эту „элиту“ невозможно перевоспитать»

— Тогда уже и полпредство нужно из Питера в Гусев переносить. То-то будет праздник. А если серьёзно, что будет с нашим теперь уже бывшим губернатором? В былые годы были определённые ожидания реставрации и нового функционала института полпредств, но этого не случилось. И сейчас только совсем безумный человек может представить, что Николай Цуканов в качестве полпреда приезжает в Калининград и как-то контролирует бывшего адъютанта Владимира Путина. Что с ним будет?

— Если вы помните, и Георгия Бооса и Николая Цуканова представлял полпред президента Илья Клебанов. Сейчас Евгения Зиничева представляла сотрудница администрации президента. То есть, имел место конфликт интересов.

— Это, мне кажется, было бы слишком большим оскорблением для Цуканова. Есть всё же доля милосердия даже у суровых людей из АП. Плюс, неизвестно, как бы он отреагировал, всё же за шесть лет он многое узнал и представляет для системы определённую опасность.

— Знаете, я не верю в Цуканова-инсургента. Что же касается милосердных людей из администрации президента… Это будто посаженному на кол человеку набросили тулуп на плечи, чтобы ему было не холодно. Плюс, Татьяна Воронова зачитала лишь указ о смещении Цуканова, но не о назначении его полпредом президента.

В нынешней обстановке институт полпредства не играет никакой роли. Я думаю, что в ближайшие годы, возможно в течение 9 месяцев, до весны следующего года этот институт либо будет упразднён, либо будет модифицирован до неузнаваемости. Я не хочу быть пророком, но мне кажется, что политическая карьера Николая Цуканова, его высокая административная карьера закончена. Но, несмотря на то, что он лично мне сделал много гадостей, я ему и его близким желаю всего самого доброго. С бывшими не воюют.

Возвращаясь к вашему вопросу о том, почему именно мне дали слово. Я об этом не знал, не готовился к выступлению, говорил то, что посчитал нужным и мне ни за одно слово не стыдно. Когда я спросил, почему слово не дали представителям большинства, мне дали понять, что мнение большинства для представителей АП не очень важно.

Дали понять, что те действия, которые я совершал, те идеи, которые я пытался каким-то образом нести в общество, идеи, над которыми смеялись и издевались, имели смысл. Сейчас вы увидите, сколько внезапно появится адептов идеи разделения губернатора и председателя правительства. Сейчас все станут почётными поддержаторами и одобряторами этих идей.

— Можно ли в таком случае говорить, что в Кремле покончили с экспериментами в области местных губернаторов? И значит ли назначение Зиничева, что в Кремле наконец определились с основополагающей для региона идеей? Это же самая главная наша проблема, мы с трудом можем генерировать идеологию для общественно-экономического развития всего региона. Мы в этом смысле как колонисты на Марсе — они прилетели, но что им делать, говорит условный «Хьюстон». Копать, не копать, сажать картошку или лететь домой. Мы — потомки переселенцев, которых послали в послевоенный Калининград с какой-то миссией, а когда миссии нет, мы подвисаем. Или воруем. Вот сейчас к нам приехал новый руководитель, сказал: всё, мужики, строим теперь витрину. Окей, мы строим витрину. Сами решить, что нужна витрина, собраться и её строить мы не в состоянии. Мы можем сами реализовывать локальные проекты, но глобальные затеи получаются только по спущенному сверху сценарию.

— Согласен, главная болезнь калининградской элиты заключается в том, что её сознание и ментальность очень противоречивы, неорганичны. С одной стороны, мы гордо считаем себя европейцами, но географическое положение это ещё не образ мышления, не образ жизни. При этом градус патернализма, желание переложить ответственность на высокопоставленного управителя в Москве илиСанкт-Петербурге просто зашкаливает. И та же ситуация с МПП, которое отменили поляки, это не вина Москвы, это не вина Варшавы. Нельзя бить по хвостам, нужно было упреждать эту ситуацию. Где наши действия? Я уверен, что МИД России решил бы этот вопрос с МИДом Польши.

— Но весь институт требований со стороны общества тщательно искоренялся последние лет 15. А уж последние годы — с десятикратной силой. Не ходи, не проси, не кричи, без тебя разберёмся, дорогой гражданин Российской Федерации, не мешай управлять. Когда общество ничего не требует, управленцы ничего не делают.

— Потому что нами управляют не наёмные менеджеры, а некие сакральные фигуры, будь то губернатор или президент. Я не могу говорить обо всей России, но в ситуации с тандемом Зиничева и Алиханова президент невольно берёт на себя ответственность за положение дел в регионе. Область становится для Путина личным проектом.

Почему всё так драматично сложилось для Бооса? Не потому что он был москвич. А потому что он жил по принципу «глухой хирург наркоз не применяет».

Дело не в географии, не в месте, откуда тебя десантировали. А их именно десантировали, одного в июне, другого в ноябре. Я работал с Алихановым в комиссии по распределению грантов для фермеров, мы несколько раз собирались, там была прозрачность и не было скандалов. И такие люди, как Алиханов, уже были в правительстве, только они были оттуда изгнаны. Тот же экс-министр сельского хозяйства Владимир Зарудный от него ничем по ментальности не отличается.

Проблема Бооса заключалась в том, что он игнорировал те традиции и ту энергетику, которая была у нашей территории.

— Эта тропинка ведь весьма узкая, с одной стороны мы ждём, что нам скажут, что делать, а когда приезжают и говорят — начинаем бунтовать против авторитарного варяга. Абсурдная история.

— Вменяемая элита должна быть готова к самообороне, конфликты с Боосом возникли не ввиду столичного происхождения или богемного образа жизни, на который он имел право. А ввиду того, что он вычеркнул из жизни области тот сегмент, который пытался представить альтернативу. Многое будет зависеть от того, как тандем Зиничев-Алиханов, похожий, кстати, на Пиночета и Бальцеровича, будет себя вести с этим сегментом. Они должны выбрать те группы элит, экономических, культурных, не самозванных, а саморазвивающихся, на которые они будут опираться. Калининград геополитически такой регион, что в нём нужно очень быстро бежать, чтобы оставаться на месте. Необходимы очень серьёзные реформы, либеральные институциональные и экономические реформы. Уровень воровства, который был в предыдущие годы, вошёл в диссонанс с курсом всей страны.

— Воровства материальных благ или вообще воровства как образа жизни?

— Под воровством я имею в виду прежде всего гигантский уровень политической коррупции, которая была возведена в ранг традиции. Миллион долларов при дефиците бюджета тратится на возвеличивание персон в СМИ, бюджет становится мешком с подарками. Подряды выигрывали прикормленные лица, губернатор лично решал, кому давать биллборды для рекламы, кому нет, кого пускать на телевидение, кого не пускать.

Думаю, ближайшие сто дней будут очень интересными и очень критическими. Ключевым вопросом будет формирование команды. Если две трети руководителей, которые в настоящее время являются костяком правительства Калининградской области, останутся, то сливай воду и пиши пропало. Никто не жаждет крови, но должна произойти очень серьёзная ротация.

Эту «элиту» невозможно перевоспитать, нужно только ротировать. Людей нужно трудоустраивать и благодарить за работу, дальше смотреть, не входит ли их прежняя деятельность в противоречие с законом. Очень серьёзные изменения должны произойти, и чем больше молодых, не обременённых прежним опытом людей придёт в управление, тем будет лучше.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — Денис ТУГОЛУКОВ, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.