Соло на перфораторе: как в Калининграде начали итоги выборов оспаривать

Все новости по теме: Выборы в Облдуму-2016

Экс-депутат облдумы Соломон Гинзбург, проигравший сентябрьские выборы, пытается в суде оспорить итоги голосования на четырех избирательных участках. Вечером в среду в Центральном районном суде города прошло предварительное заседание по этому делу. Аргументы сторон под неожиданный аккомпанемент внимательно выслушал и корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

«Мусевич» с дрелью

Судебное заседание началось со стихийного переезда. Желающих поприсутствовать оказалось столько, что «галерка», вытягивая шеи, пыталась следить за происходящим в кабинете судьи Елены Тамбовской из коридора. Получалось это у «галерки» неважно, и она роптала, с легкостью перекрывая голоса представителей сторон.

Забегая вперед скажем, что длилось заседание три часа. Так что ворвавшийся минут через 15 после его начала пристав всех буквально спас, предложив переехать в просторный зал заседаний.

Облегчение оказавшейся на жестких лавках, но в отрадно сидячем положении «галерки» длилось недолго — не успело прерванное заседание возобновиться, голос судьи заглушил звук работающего перфоратора.

Елена Тамбовская сначала честно пыталась уловить рваный ритм работы фанатичного строителя и говорить во время кратких перерывов. Битва с настойчивым жужжанием вызвала в судебном зале приступ нездорового веселья. Когда зубодробительные звуки попытался заглушить истец Соломон Гинзбург, серьезные выражения с лиц «галерки» стерлись окончательно.

В 2011 году самовыдвиженец Соломон Гинзбург одержал победу на округе № 1 и стал депутатом облдумы 5-го созыва. Александр Мусевич проиграл ему 5,53%, но прошел в облдуму по спискам «Единой России».

«Это Мусевич сверлит», — откровенно веселились зрители, представив на другом конце дрели победителя по избирательному округу № 1, действующего депутата облдумы Александра Мусевича.

«В настоящее время отсутствуют условия для судебного заседания», — сдался наконец Соломон Гинзбург.

«Я с вами совершенно согласна», — закатила глаза Тамбовская и попросила секретаря сходить к приставам и попросить как-то пресечь какофонию. Секретарь вернулась через несколько долгих минут с недоброй вестью — работы ведутся дорожниками за пределами здания, и остановить их нет никакой возможности.

Предложение переехать обратно в тихий, но тесный кабинет было встречено хоровым «нет», и заседание попробовало покатиться дальше. Предстояло решить важный вопрос — считать ли Александра Мусевича заинтересованным лицом по делу. Представитель истца озвучил желание вызвать его в качестве свидетеля и высказался против. Судья, однако, рассудила, что если в результате рассмотрения дела итоги выборов по округу вдруг будут отменены, это самым непосредственным образом затронет интересы Мусевича. И он должен быть привлечен к участию в процессе как заинтересованное лицо.

В этот момент в зале неожиданно обнаружился представитель Александра Мусевича. Разобрать, что именно он говорил, из-за покорившего верхнее «ля» строительного маньяка было непросто, но общий смысл угадывался — итоги выборов легитимны, нарушения если и были, то незначительные и на общий итог никак не повлияли.

«Это перфоратор, работающий в зале суда, — не выдержал пришедший поддержать экс-коллегу Гинзбурга также не попавший в новый созыв облдумы Константин Дорошок. — Как человек, знакомый со строительством, вам заявляю ответственно».

«Это провокация», — оживилась галерка.

«Мы нашли его, был там один с дрелью», — второй раз спас заседание заглянувший в зал пристав.

«Мусевич?» — подались вперед журналисты.

«Свяжите его», — посоветовала Тамбовская.

После сдавленных смешков наступила торжественная тишина и началась вторая, серьезная часть заседания.

66fcfa68a485ce9098b484e7cf118eb5.jpg

«Каляки-маляки»

Сторона истца хочет признать недействительными итоги выборов по одномандатному избирательному округу № 1, где победитель определился в ходе изнурительного марафона. Оторвавшись от Соломона Гинзбурга всего на 98 голосов, в областную Думу шестого созыва попал единоросс Александр Мусевич. Причем Гинзбург долго был лидером гонки, все решилось при подсчете голосов с последнего (из 20-ти в округе), 347-го избирательного участка, отметила сторона истца.

«До последнего, 347-го участка я считался выигравшим выборы. Меня поздравляли, я получил официальное поздравление даже из правительства Калининградской области. Но после подсчета именно этого участка, протокола участка № 347, который был задержан практически на сутки, а данные в ГАС-выборы были внесены лишь спустя трое суток, я оказался проигравшим», — сказал Гинзбург.

Юрист истца Александр Бургер-Гасанов пояснил, что к работе именно 347-й избирательной комиссии имеется самое большое количество претензий. Во-первых, смущает время составления итогового «облдумского» протокола — в отличие от протоколов, отражающих итоги голосования в горсовет и Госдуму, он составлен не в 6 с копейками утра, а в 16:16. С точки зрения стороны истца, эти 10 часов потребовались на то, чтобы «подогнать» результаты выборов и дать главному сопернику уйти в отрыв.

«Налицо описка, фактор усталости», — объяснил представитель ответчика появление подозрительной единички. И отметил, что фактическое время поступления протоколов в территориальную избирательную комиссию никем не фиксируется.


Отметим, что ответчиков, то есть участковые избирательные комиссии, в суде представляли три человека — глава юротдела регионального избиркома Игорь Барсков, глава ТИК Центрального района Аркадий Кириенко и секретарь облизбиркома Ярослава Орлова.

В 2012-м в Калининграде были отменены результаты выборов в Облдуму по 3-му округу, где победила единоросс Ирина Губко после решения суда, обязавшего ТИК не учитывать итоги по 318 участку из-за фальсификаций. ТИК при этом назначил новые выборы, хотя без учета итогов этого участка победа досталась кандидату от «Справедливой России» Юрию Шитикову. Помочь Шитикову стать депутатом смог только Верховный суд.

Протокол по выборам в Госудуму на этом участке подписан в 6:16, но только четырьмя членами комиссии с правом решающего голоса — это даже меньше кворума, продолжил Бургер-Гасанов. Сомнения у стороны истца вызывает также подлинность одной из подписей. Автора этой подписи решили вызвать в суд позднее.

«Есть несоответствие контрольных соотношений протоколов тем контрольным соотношениям, которые по требованиям действующего законодательства должны быть. Контрольные соотношения „не бьются“, математически получается бюллетеней больше, чем получила соответствующая участковая комиссия», — продолжил юрист истца.

Представители избирательной комиссии в ответ заявили, что протокол с невыполненными контрольными соотношениями в систему ГАС-выборы попасть не может, потому что просто не может.

Тут неожиданно выяснилось, что итоговый протокол странным образом раздвоился — копия, имеющаяся в деле, разительным образом отличается от версии, с которой знакомы в избиркоме. В избиркомовском протоколе цифры «бьются», а в имеющейся на руках у суда копии — нет. Объяснить, откуда вдруг такой пердимонокль, представитель Облизбиркома затруднилась. «Да, копия отличается представленная от той, что имеется у нас. Почему — пока не готова сказать», — призналась юрист.

Серьезные нарушения, по данным стороны истца, были допущены в ходе работы еще трех участковых избирательных комиссий — № № 343, 345 и 348. Претензии к ним имеются разные — где-то итоговые протоколы слишком долго добирались с участков в теризбирком, где-то не хватает подписей для кворума. В протоколе с 343-го УИКа время составления сложно прочесть из-за исправлений. «Какие-токаляки-маляки», — констатировал суд. К слову, сторона истца утверждает, что их вариант протокола и в этом случае выглядит совершенно иначе.

Объяснить, как это случилось, никто опять не смог. «Фактор усталости», — упрямо твердила сторона ответчика.

Сторона истца пообещала вызвать в суд свидетелей, которые заметили так называемые «подвозы» избирателей — к участкам от поселка Совхозное, по их данным, курсировали два микроавтобуса — «Мерседес» и «Фольксваген», обеспечивающие явку «правильных» избирателей.

Соломон Гинзбург заявил, что, пока он стоял в очереди к урне для голосования, к нему подходили некие асоциальные элементы, принимали за «депутата Мосевича» и просили денег. Представитель депутата Александра Мусевича решительно отверг эти обвинения.

Когда третий час предварительного слушания подкатился к финалу, а впереди остались технические вопросы, «галерка» попросила пощады и суд разрешил ей покинуть зал заседания. На прощание Соломон Гинзбург шепотом пообещал, что самое интересное, конечно, впереди.

«Я объясню потом, откуда взялось это количество — именно 98 голосов, я буду говорить о фактах криминальных, о том, что мне было объявлено еще до подсчета голосов, что я проиграю выборы, мне было объяснено, почему я проиграю выборы, и так далее», — обнадежил прессу Гинзбург. Слегка контуженные еще со времен перфораторного жужжания журналисты покинули зал.

Фото — Виталий Невар, Денис Туголуков, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».