Марсиане из «Моссада»: как в суде «дело Гинзбурга» рассматривали

Все новости по теме: Выборы в Облдуму-2016

В пятницу в Центральном районном суде областного центра начали по существу рассматривать иск бывшего депутата областной думы Соломона Гинзбурга, пытающегося оспорить итоги выборов на четырех избирательных участках по избирательному округу № 1. Степень абсурдности вырисовывающей в суде картины удивила даже корреспондента «Нового Калининграда.Ru».

То, что в Центральном районном суде слушается «резонансное» дело, было понятно по извивающейся очереди, начинавшейся еще на подступах к зданию. Поэтому вовремя начать заседание не удалось — прорваться в зал с первой попытки удалось не всем желающим. «Те, кто по делу Гинзбурга, пропустите всех остальных. У нас срываются другие заседания», — потребовали приставы.

Те, кто очередь героически отстоял (полсотни человек, по скромным подсчетам), были «вознаграждены» 5,5-часовым заседанием. Это при том, что суд в пятницу рассматривал претензии стороны истца к работе только одной из четырех спорных участковых избирательных комиссий — 347-й. Причем рассматривать эти претензии не закончил.

Первые три часа суд потратил на прения сторон и только потом приступил к опросу свидетелей. Странности тут же посыпались, как из рога изобилия. Например, итоговые протоколы по Госдуме и облдуме горсовету подписаны якобы в одно время, но разным количеством членов комиссии. Почему — загадка.

Итоговый протокол № 1 по областной Думе избирательная комиссия вообще «родила» аж в трех вариациях. Причем на них стоит разное время составления — 6:16 и 16:16 часов 19 сентября.

Первую версию получили наблюдатели кандидатов, причем не только Соломона Гинзбурга, но и победившего Александра Мусевича (Мусевич, к слову, собравшихся сильно разочаровал своим отсутствием, за него отдувался представитель). Откуда он (протокол) вообще взялся, собравшиеся выяснить так и не сумели, даже при помощи наблюдателей, членов и председателя УИКа.

Второй и третий варианты протокола представители избиркома признали официально. И пояснили, что третий родился из-за ошибок, допущенных при подсчете — контрольные цифры «не бились», поэтому в 20:00 19 сентября избирательная комиссия собиралась вновь и вносила коррективы.

Подробнее о том, почему Соломон Гинзбург оспаривает итоги выборов, о каких еще нарушениях заявляет сторона истца, почему спорными оказались именно 4 избирательных участка можно почитать тут.

Правда, Светлану Баранову, выполнявшую на спорном участке функции наблюдателя, на это вечернее сборище пригласить почему-то «забыли». В отличие от Ольги Кузнецовой, которую вызвали как свидетеля ответчика — она являлась членом избирательной комиссии. И тут стало окончательно ясно, что народное волеизъявление находилось во время сентябрьской кампании в надежных руках. То, что какие-то протоколы она подписывала, женщина помнит. Но сколько и какие — нет.

То, что все решения принимались комиссией путем голосования — тоже помнит. Какие именно решения — нет. «Я даже не могу сказать, слишком много раз мы голосовали», — развела, наконец, руками женщина.

b264059f6c6c06fc4a1ecaa02d4d4579.jpg

Вечером 19 сентября Кузнецовой позвонила глава участковой избирательной комиссии и попросила прийти и поставить под протоколом № 1 (его третьей версией) свою подпись. Необходимость женщине объяснили просто — в первой версии протокола якобы было «что-то со временем».

Уловить суть происходившего дальше оказалось непросто. Того, что цифры утреннего (первого или второго нам не известно) протокола и вечернего разнятся, член избирательной комиссии даже не заметила. «Я протокол лично не сравнивала, просто подписала и все. Нам сказали, только время было другим», — пояснила Кузнецова.

Когда сторона истца продемонстрировала ей оба документа, женщина к изумлению присутствовавших и своему собственному вдруг обнаружила, что заполняла вечернюю версию протокола именно она.

«Это мой почерк», — удивилась Ольга Кузнецова. И призналась, что утреннее время, проставленное в вечернем протоколе, — скорее всего, её ошибка. Она просто списала эту строчку с предыдущей версии документа.

«Вы сказали, что вас собрали, потому что со временем была ошибка. Так чего ж вы тогда исправляли?» — не выдержала судья Елена Тамбовская.

«Мне сказали, что протоколы не могут „сдаться“», — беспомощно несла околесицу свидетель.

«Почему — вы так и не поняли?» — пыталась ухватиться за остатки логики судья.

«Не поняла», — понуро призналась Кузнецова.

Она также сообщила суду, что во время вечернего бдения над протоколами за действиями избирательной комиссии наблюдали двое посторонних. Кто были эти люди, женщина также не поняла.

«Нам сказали, что это люди из „высшей“ организации», — конспиративным полушепотом пояснила Кузнецова.
«Скажите, какой такой „высшей“ организации? Из полиции, из „Моссада“, из ФСБ, марсиане?» — не выдержали нервы истца Соломона Гинзбурга.

«Я не знаю, я новичок на выборах», — ушла в глухую оборону свидетель.

«Это были наблюдатели от „Единой России“», — призналась председатель участковой избирательной комиссии.

«Политтехнологи „Единой России“», — уточнил Гинзбург.

Сторона истца попыталась было спросить члена комиссии о допущенных, по её мнению, нарушениях. Но попытка была явно обречена на провал — для того, чтобы заметить нарушения, нужно иметь хотя бы малейшее представление о выборном процессе.

«Вы меня простите, но я больше не могу сегодня никого опрашивать, — взмолилась вдруг судья Тамбовская. — У меня уже полная каша в голове. Поэтому отпустите остальных свидетелей». Ответом ей был дружный облегченный вздох.

Совершенно неясно, чем может закончится эта попытка Соломона Гинзбурга оспорить итоги выборов — за 5,5 часов разобраться не удалось даже с первым из четырех участков. Но опрос свидетелей (причем, как ни странно, именно приглашенных избиркомом) играет на руку Соломону Гинзбургу, задача перед которым стоит довольно четкая — убедить суд в том, что доверять итогам работы комиссий нельзя. Пока выходит неплохо.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Люди второго сорта

Оксана Майтакова про туристов и остановки общественного транспорта.