Александр Пятикоп о работе в Госдуме: нудно, без барства

Все новости по теме: Госдума седьмого созыва

_NEV2267.jpg

Госдума седьмого созыва подарила калининградцам неожиданно высокий уровень публичности. По крайней мере тем из них, кто зарегистрирован в «Фейсбуке». Так много и часто, как Александр Пятикоп, о своей работе на Охотном ряду не писал раньше ни один депутат от Калининградской области. «Новый Калининград.Ru» встретился с ним, чтобы узнать о результатах этой кипучей активности, о том, что он думает о выборах в Калининграде, и как живется депутату в Москве.

Людям все равно — мэр или сити-менеджер

Александр Иванович, в «Фейсбуке» действительно тексты сами пишете?

— То, что короче, пишу я; длинные, за которые ругают меня — мол, «кирпичи», — я диктую помощникам. Потому что времени не хватает. Но я отвечаю за все и все правлю.

За ситуацией в Калининграде следите, слышали про странную историю со схемой управления городом?

— Нет, расскажите.

Облдума одобрила отказ от прямых выборов мэра Калининграда. Причем законопроект претерпел странную метаморфозу: утром депутаты утверждали один документ, в обед «посовещались с народом», и вечером документ стал другим. То есть, как предполагается, выгодным главе города Ярошуку, который сообщил ранее, что мэра в Калининграде теперь будет назначать специальная комиссия.

— Главная проблема муниципалитетов — это несбалансированность полномочий и ресурсного обеспечения этих полномочий. К триллиону, по некоторым оценкам, приближаются совокупные долги бюджетов муниципалитетов России. Еще «ближе» скажу: собственных доходов у Калининграда в будущем году, как мы предполагаем, будет 6 млрд 500 млн. А на обслуживание муниципального долга мы будем тратить около миллиарда. То есть 600 млн — кредиты и их обслуживание. Этот долг начал накапливаться после развала Советского Союза. А 350 млн — это из-за моста, когда Георгий Валентинович Боос навязал городу кредит (речь о Второй эстакаде — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Путь это и щадящий кредит Минфина под 0,5%, а мы просили субвенцию. Вот и получился миллиард, а это школа на 1 тыс мест или 5 детских садов. А мы это отдаем, кормим банки.

Ну хорошо, кормим, но что сейчас делать-то, когда кредиты уже есть?

— Я несколько раз ставил вопрос перед Министерством финансов о замене коммерческих кредитов на кредиты Минфина России под 0,5%. Область тоже закредитована «под завязку», на 12 млрд рублей. Из них половина — коммерческие кредиты, под 14%. А остальное — кредиты Минфина под 0,5%. Вот я и ставил вопрос, возможна ли замена коммерческих кредитов — потому что эта удавка на шее постоянно висит — на кредит Минфина. Он мне говорит, Силуанов (министр финансов России Антон Силуанов — прим. «Нового Калининграда.Ru»): не хватает доходной части бюджета, но если какому-то субъекту России в 2017 году придется отдавать коммерческие кредиты, к примеру, по 14%, и у них финансовых средств будет недостаточно, то этот кредит будет заменен. Сразу заменить все не можем. Вот так.

Давайте вернемся все-таки к модели управления Калининградом. Вы какую бы выбрали?

— Чуть позже, можно? Ошибка совершена при разработке 131 закона о местном самоуправлении. Он предполагает трехуровневую систему, и в итоге началось дробление, деление. Чиновничий аппарат вырос, неподготовленных специалистов стало больше, лже-специалистов; а денег больше не стало. Вот например, Балтийский округ. Есть глава района, есть глава администрации района, есть глава города, есть глава администрации города, еще не все. Есть глава Приморска, есть глава Дивного. И еще есть глава администрации Приморска.

_NEV2269.jpg

И все же?

— Для местного самоуправления существует 5 моделей, предусмотренных законом. Но вот мои избиратели, большинство — люди в возрасте. Так вот, все равно им, какая будет у нас схема, это ничего им не говорит. Мало того, большая часть людей не отличит областную Думу от городского совета. Есть общее слово — «депутат», они его слышали. А «сити-менеджер», «глава»? Ну, к «мэру» вроде привыкли. Люди должны видеть качественное улучшение в своей жизни. А то, что вы будете, управленцы, делать — пожалуйста, делайте.

А сами-то вы что думаете?

— Я считаю, что более демократичная форма — когда все жители избирают главу города (он же глава администрации города). И избирают по округам депутатов городского совета, а те уже избирают себе председателя. Тогда участвует максимальное количество населения.

Но мы в Калининграде взяли и решили от этой демократичной схемы отказаться.

— Подождите, я не видел законопроект. Раньше обсуждался вопрос о возвращении к схеме, как при Георгии Валентиновиче Боосе, когда сити-менеджер, помните, был Лапин (Феликс Лапин — экс-глава администрации Калининграда — прим. «Нового Калининграда.Ru»)? Ну, я помню времена, когда городской Совет депутатов оказался под серьезным давлением и, в частности, моя персона. Я дважды стоял «на ковре» у Георгия Валентиновича. Это когда два года сити-менеджерства Феликса Феликсовича закончились, и потом началось противодействие, конфликт между главой городского Совета и сити-менеджером. А Георгий Валентинович эту ситуацию «продавливал», этот конфликт. Но не удалось «продавить», мы консолидированно выступили. После этого избрали Александра Георгиевича Ярошука 1 ноября 2012 года.

Калининградская область — маленькая, она не сравнима с другими регионами — Забайкалья, Сибири, Дальнего Востока, согласны? Мой лучший друг из числа депутатов Госдумы — он бурят, Алдар Валерьевич Дамдинов, мы на одном этаже живем, общаемся, дружим. И он рассказывает, как у них устроено: «Я за 5 лет в лучшем случае в одном поселке побываю один раз». Территории большие. А у нас другая должна быть система местного самоуправления, для нас дробление — нехорошо. Законодатель федеральный предоставил возможность — а вы внутри региона, пожалуйста, оптимальную модель ищите.

При том, что одна из них точно таит в себе потенциальный конфликт, как это было при Боосе.

— Конфликт не в ней. У нас постоянно меняются правила игры. Вот если, как вы говорите, разругается глава областного центра с губернатором и будет конфликт, губернатор может его наказать. Он может оставить только 30% НДФЛ, ниже нельзя. А это что такое? Это для местного самоуправления половина (плюс-минус) доходной части бюджета. Нам в худшие годы оставлял Георгий Валентинович 31%, чтобы не баловались. Понимаете, выход — в зафиксированных источниках налоговой базы.

Но с позиции губернатора — есть ведь Краснознаменск, есть Неман, моногород, — там тоже ведь люди живут. Всегда идет перераспределение за счет более богатого муниципалитета, от этого никуда не денешься.

Не только в Калининграде так происходит. На федеральном уровне с регионов-доноров «содрали» по 1 проценту налога на прибыль. По стране «на круг» это 121 млрд рублей. 100 миллиардов дадут регионам, которые не могут выполнить те же полномочия, а 21 млрд — это будет бонус для тех регионов, где системно эффективно снижают дисбаланс в межбюджетных отношениях. Что это такое? Не выделять деньги из регионального бюджета на несвойственные им полномочия. Вот я с Силуановым разговариваю, он мне говорит, он простой парень: слушай, Александр Иванович, ты чего хочешь? Вы зачем «Балтику» содержите, это ваши расходы? Это ваши полномочия, что ли, региональные? Так вот возьмите с «Балтики» эти деньги и направьте куда надо. А фестивали вы хорошо проводите? Молодцы. Это ваши обязательства, фестиваль проводить? Живите скромнее.

Мобильный онкоцентр и депутатские «фокусы»


Вы в Госдуме два месяца. Освоились? Понимаете, куда двигаться?

— Вполне освоился. Вчера у меня была полуторачасовая встреча с министром экономики Калининградской области Нинель Александровной Салагаевой. Какой смысл, в чем «стремность» ситуации? В первом чтении Госдумой принят бюджет, 7-го числа будет принят во втором. И вот ко второму чтению утвержденные на первом суммы разбрасываются по программам, по министерствам и так далее. Поэтому сейчас чрезвычайно ответственная работа совместно с правительством региона, чтобы субсидирование и финансирование Калининградской области по различным программам не пострадало по сравнению с прошлым годом. Задача ставится — не уменьшить финансирование. Попытки Министерство финансов сделало уже. Попытка обрезать — не только нас, все регионы. Но нас — на 600 млн рублей. Много это или мало? Ну, ребята, это три детских садика, вот так если взять.

И Антон Андреевич Алиханов, и Салагаева, и все наши депутаты — Алексей Силанов, Александр Васильев, Федоров (Евгений Федоров — прим. «Нового Калининграда.Ru), мы встречались и в Министерстве финансов, и в Минэкономразвития. Удалось отбить покуда 300 млн, осталось сейчас защитить 300. Которые предполагают срезать. На что может не хватить, если мы не решим эти вопросы? Например, не хватит на компенсацию железнодорожных перевозок юрлицам — вы знаете, что мы получаем субсидирование перевозок по территории Литвы и Белоруссии для сырья и для продукции, которая вывозится от нас. Поэтому нужно биться. Эта работа такая… она нудная. Это таблицы поправок, это нужно объяснять по каждой поправке, которая может задеть Калининградскую область.

С врио губернатора нашли общий язык?

— У нас расхождений нету, мы одинаково понимаем проблематику. Вот смотрите, очень такая чувствительная тема — онкоцентр, да?

Весьма.

— Это я мягко говорю. Софинансирование на строительство онкоцентра на 9 млрд рублей мы показать не сможем. Антон Андреевич говорит: нам нужен мобильный онкоцентр, мощный, но который совершенно других денег будет стоить. И я вместе с Алексеем Силановым включился в эту работу (это ведь и моих избирателей наказы). В Москве уже дважды обсуждал этот вопрос со специалистами. Условно говоря, в понедельник-вторник этот мобильный онкоцентр приезжает в Неманский район, обследует поголовно всех. Потом — Краснознаменский район. Достаточно ли будет аппаратуры этой? Тогда вообще не нужно строить, можно будет мобильным сделать. А операции у нас нормальные проводят. Вопрос в том, что мы запаздываем с выявлением. А такой центр строить два года, а еще ждать, пока согласуют — нам еще деньги никто не выделял на него.

То есть с Алихановым встречаетесь часто?

— Да, и в конце своей региональной недели планирую. У нас вчера должна была быть встреча. А он буквально забежал, взял документы и вылетел в Москву. Представляете график? Он в среду прилетает, в пятницу снова вылетает. Как челнок; Нинель Салагаева и Виктор Порембский (министр экономики Калининградской области — прим. «Нового Калининграда.Ru») держат руку на пульсе. Это все вопросы, объяснения, выбивание денег. Тем же самым и мы заняты, по своей линии.

Вот еще один вопрос: нам нужно объяснить в Москве, почему нельзя менять правила игры. А правила игры изменены Минфином РФ, которые могут ударить по бюджету региона. Все предыдущие годы соотношение денег на объекты по Федеральной целевой программе было таким: 70% давала Москва, а 30% делили между собою бюджет субъекта Федерации и муниципалитеты, в зависимости от их бюджетной обеспеченности. К примеру, для Калининграда эти 30% делились 50 на 50. А Краснознаменский район софинансировал 5%, так школа строилась там новая. Теперь Москва говорит: нет, ребята, не 70 на 30, а 63 на 37. А это сразу софинансирование будет 2 млрд 400 млн. А есть — миллиард 300, условно говоря, то есть миллиард еще нужно. А нет — в программы не попадаем. Теперь нужно объяснить, почему мы не сможем играть по таким правилам. А это не просто приди и на пальцах расскажи.

_NEV2246.jpg

Вы сказали, что 300 млн удалось «отбить». Какие аргументы подействовали?

— Не поверите, с чего начали в министерствах. «Скажите, пожалуйста, вы можете аргументировать снятие 600 млн, а не 750, не 500?». С другой стороны начинали. Говорим: вы программу утвердили, мы эти «круги ада» прошли, печати поставлены? Вы согласовали, все министерства согласовали. Теперь вы говорите: давайте порежем. На каком основании и сколько?

То есть им приходится доказывать?

— Понятен фокус? Не все знают, что 4 депутата избраны от Калининградской области. Два — одномандатники, я и Алексей Силанов. Есть еще два депутата, так как жители области отдали больший процент голосов за «Единую Россию». Евгений Федоров работает в комитете по бюджету; Алексей Николаевич — в комитете по образованию, а я в комитете по федеративному устройству и местному самоуправлению, где происходит отчет по федеральным целевым программам регионов, в том числе Калининградской области. Александр Васильев, он из Пскова, тоже нас представляет. Он работает в комитете по транспорту и строительству. Голос калининградских депутатов слышен, и все больше и больше.

Вы знаете, что есть такое понятие, как партийная дисциплина — просто так на пленарных не выступишь. Я на этих заседаниях выступал четырежды. Я, кстати, благодарю «Единую Россию» за то, что создан первый подкомитет в Госдуме, это подкомитет по федеральным целевым программам, и я его возглавил. Здесь Дальний Восток, Северный Кавказ, Калининград, Севастополь и Крым, программа сбалансированности межбюджетных отношений. Фракция меня поддержала. Значит, чего-то мы стОим? Я не думаю, что мы менее профессионально подготовлены. Не думаю, что кто-то мне расскажет про местное самоуправление больше, чем я знаю сам: я 20 лет работал в нем. Про болячки, про несовершенство законодательной базы, про все это.

Самые большие прогульщики и «соколы» Жириновского


Как вам в Москве живется-то? Как обустроились?

— Большую часть мужчин-депутатов, которые избрались в седьмой созыв, поселили в гостинице «Гранд Мариотт», это на Тверской. Одноместный номер — живу я там без семьи, потому что ее пока некуда везти. Санузел, маленький предбанник и комната. Я купил чайник, могу попить чаю. Иногда в магазине продовольственном нарезочку возьмешь.

Спартанские условия?

— Я бы не сказал «спартанские». Но никакого там барства нет. Нам оплачивают аренду за счет Госдумы в гостинице, положен оплачиваемый телефон. Питание — не оплачивается. В гостинице это неадекватно дорого, чаще всего мы питаемся в буфете и столовой, которые находятся внутри Думы.

Цены там щадящие, говорят?

— Послушайте, ведь там питаются и все работники аппарата. Но я могу сказать: там гарантировано качество — проверяют продукты. Уволят всех к чертовой матери, если будут просрочены продукты — вот этого можно не бояться. Что касается щадящих… Для депутата — да. Для работника аппарата — вот моя помощница предпочитает брать обед из дома. Говорит, обходится так дешевле. Реально можно позавтракать на 600 рублей. Маленький сырничек — 150 рублей, пирожок — 100 рублей, 80, 90. Для депутата это нормально. А помощники? А там есть и технические работники.

Сколько у вас помощников?

— В Калининграде два, и в Москве — два. Вообще, депутат там может иметь до 5 штатных помощников. Но общий фонд зарплаты для них — 165 тысяч. А для Москвы если найти толкового помощника — это не менее 70 тысяч. Потому что там все другое по стоимости.

Да, еще положено медицинское обслуживание, и для членов семей депутатов тоже. Вот команда дана по фракции — что хорошо, — тебя пинком заставят обследоваться раз в год. Могут положить на день-два для обследования, и если ты этого не сделаешь, тебе фракция сделает замечание.

То есть это не миф — партийная дисциплина? Так прямо жестко все?

— А попробуй выступить на заседании без разрешения. Самая жесткая партийная дисциплина — у «Единой России». Из зала ты можешь выйти — в туалет и кофе попить, ну и все.

Получается, про депутатов-прогульщиков — это разговоры все?

— Это не разговоры. Вот 12 человек «выловили», и одну шестую часть зарплаты обрезали каждому. Знаете, кто самые большие прогульщики? Коммунисты. Они передо мной сидят: Зюганов два раза приходил всего. Самые дисциплинированные — «едросы» и «соколы» Жириновского. Было как-то: приходит он с двумя кульками. Подбегает этот «сокол», а он: «Раздай пацанам!». А там конфеты такие огромные, шоколадки. Хорошее настроение, барин пришел. И «соколы» сидят!


Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Ошевская

Комментарии к новости

Технология зла

Главный редактор «Нового Калининграда.Ru» Алексей Милованов о, пожалуй, самом серьёзном испытании, которое предстоит Антону Алиханову в 2017 году.