Веб-шовинизм

Грань между свободой слова и экстремизмом в Интернете не определена
Впервые в России возбуждено дело по статье 282 Уголовного кодекса - разжигание национальной, расовой или религиозной вражды, - в котором обвиняемый осуществлял инкриминируемые ему действия посредством Интернета. Вчера прокуратура передала в суд Центрального района Калининграда дело руководителя регионального отделения Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Алексея Сафина.

Прокуратура утверждает, что Сафин неоднократно выкладывал на веб-сайте своей организации статьи и карикатуры националистического характера. Эксперты прогнозируют, что «интернет-экстремизм» в скором времени может стать официальным термином Уголовного кодекса. Только за последний год выявлена серия преступлений, совершенных при помощи сетевых ресурсов.

Прецедент Алексея Сафина обещает стать самым громким делом, в котором орудием преступления стал веб-сайт. Прокуратура утверждает, что с февраля 2005-го по февраль 2006 года Сафин опубликовал в Сети около пятнадцати статей, возбуждающих национальную вражду. В частности, в своем онлайновом дневнике молодой человек размещал карикатуры на таджиков-наркоторговцев, статью «Полемика мусульманина с христианином», цитировал антисемитские и шовинистические тексты.

Энтузиасты шовинизма

В ДПНИ поступок Сафина оправдывают. «У этого дела нет будущего, поскольку отсутствует сам состав преступления. Мы считаем, что ни в одном из опубликованных материалов Сафин не обвинял таджиков в том, что они таджики. Он лишь заявлял, что многие из них продают героин», - сказал «Газете» координатор Центра общественных связей ДПНИ Александр Белов. По его мнению, преследование члена организации - "очередная попытка власти уничтожить неугодные ей движения".

Подозреваемый тоже вины не чувствует. «На мой взгляд, в этих текстах нет ничего, что могло бы оскорбить национальные чувства того или иного народа. Мне предъявили даже то, что я читаю книгу академика Игоря Шафаревича «Русофобия», - заявил Сафин «Газете». Он добавил, что ни один из текстов, опубликованных на сайте, не принадлежит его перу.

Борцы за чистоту Интернета

Дело Сафина - не первый пример киберэкстремизма в России. На днях прокурор Москвы Юрий Семин заявил, что организаторы теракта на Черкизовском рынке изготовили взрывчатку по рецепту, найденному в Сети. Еще весной этого года глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников инициировал поправки в закон от 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности», согласно которым сайты, распространяющие радикальные идеи, подлежат закрытию, а их владельцы могут получить до пяти лет тюрьмы. Сейчас поправки проходят экспертизу в Верховном суде и правительстве.

«Мы считаем правильным установить отягчающие критерии за распространение экстремистской информации, в том числе через Интернет и компьютерные игры», - заявил Крашенинников «Газете». Депутат считает, что январское нападение на прихожан синагоги 20-летнего москвича, наигравшегося в сетевые стрелялки, - не единичный случай. Налицо тенденция. «Многие полагают, что введение новых поправок в Уголовный кодекс не повлияет на ситуацию, но мы будем бороться, поскольку экстремизм - это форма терроризма», - резюмировал глава думского комитета.

Несмотря на намерение искоренить это явление в глобальной сети, депутаты не обсуждают, как именно это сделать. По мнению руководителя отдела по связям с общественностью RU-Center Андрея Воробьева, на сегодняшний день в мире не существует официальных норм, регулирующих само понятие экстремизма в Сети: «Существует лишь ответственность провайдера и хостера, которые обязаны предупредить правоохранительные органы о том, что под их доменом распространяется подобная информация, и пресечь ее появление». Воробьев заявил, что если до недавнего времени речь шла о гражданско-правовой ответственности, то законопроект Крашенинникова сделает киберэкстремизм уголовно наказуемым.

Цензурофобия

По мнению секретаря Союза журналистов России Михаила Федотова, разумны могут быть поправки, которые наказывают не явление, а конкретное лицо. «Налагать наказание на провайдера - то же самое, что наказывать телефонную компанию за переговоры ее абонентов», - заявил «Газете» Федотов.

Вопрос о борьбе с терроризмом и его проявлениями в Интернете спровоцировал полемику вокруг свободы мнения в Сети. Секретарь Союза журналистов России считает, что если человек публикует экстремистские манифесты в своей домашней стенгазете - это одно дело, а если вывешивает их в Интернете, для широкой публики, он должен нести за это ответственность вплоть до уголовной: «Возникает коллизия: такой домашней стенгазетой зачастую становятся блоги (дневники) пользователей».

На опасность интернет-цензуры указывают практически все специалисты, но нащупать грань между шовинистическими призывами и простой попыткой публично высказаться пока весьма сложно.

Где грань между борьбой с экстремизмом и цензурой?

Юрий Кобаладзе / управляющий директор компании «Ренессанс Капитал»:

«Эта грань - в здравом смысле. Ведь решение любой проблемы можно превратить в абсурд! Можно бороться с алкоголизмом, уничтожая все запасы спиртного, вырубая виноградники, лишив население вина и водки и посадив всех за самогонные аппараты, тем самым увеличивая смертность.

И с экстремизмом можно так же расправиться: вообще закрыть доступ к информации и лишить народ элементарных прав на ее получение!

На самом же деле очень легко отличить призывы к насилию и терроризму от настоящей информации. К сожалению, у нас многое до абсурда доводится: если начнут бороться с экстремизмом в Интернете, то и сам Интернет закроют. А зачем тщательно этим заниматься, выискивать что-то? Давайте-ка сразу под корень! Мы это недавно продемонстрировали в карикатурном скандале, когда под запрет попала невинная волгоградская газета».

Борис Надеждин / секретарь политсовета СПС:

«Если под экстремизмом понимаются действия, направленные на причинение прямого ущерба людям, - не приведи господи, взрывы, теракты, бунты, битье стекол и все такое, то призывы к ним запрещать, ограничивать их размещение. А если, как в нашем законе об экстремизме, под ним понимается в том числе критика властей оппозиционными деятелями, то это уже цензура!

Угроза, из-за которой что-то закрывают или запрещают, должна быть всеобщей, а не направленной против некоей группы граждан, де-факто находящихся у власти».

Татьяна Шмыга / народная артистка СССР:

«А кто будет выявлять эту грань? Кто хотел бы это сделать искренне, того не пустят. А кому, как говорится, по должности положено... Все же знают, как это у нас делается! И вообще, думаю, кто бы этим в данных обстоятельствах ни занялся, ничего путного не выйдет. В таких делах прежде всего должна быть порядочность. А наша власть непредсказуема, тут ни о какой порядочности и нормальных человеческих качествах и разговаривать нечего, это просто смешно.

Сейчас стали говорить, что не надо призывников в Чечню посылать. Там уже сотни тысяч мальчишек угробили, а только теперь вспомнили! Мы это почему-то понимаем, а во власти взрослые люди сидят - что ж, они не понимают, что ли?»

Франц Клинцевич / зампред фракции «Единая Россия»:

«Эта грань находится в сфере нравственных качеств людей, которые должны принимать решение о том, что писать, - в данном случае, наверное, журналистов. Я всегда удивляюсь, когда за рубежом нас ругают, что, дескать, мы закрыты, недемократичны, что у нас нет свободы слова. Уж круче, чем у нас, ее нигде нет! Не в обиду нашим журналистам будет сказано, зачастую они, используя постулат «Мы свободны и должны...», злоупотребляют и, наверное, даже где-то мешают. Так было, когда они своими действиями наносили очень серьезный вред: по сути, информировали противника.

Поэтому грань находится в некоей нравственной среде журналиста, который это делает. Хотя по большому счету эти вещи должны быть юридически определены.

Скажем, сайт «Кавказ», который якобы является официальным рупором «Свободной Ичкерии». Какая-то часть людей говорит, что это - борцы за свободу и они должны иметь возможность высказаться. Мы говорим, что это просто бандиты, которые в свое время захватили один из субъектов РФ, а потом, чтобы удержаться, начали оперировать политическими категориями, то есть перевели все из криминальной сферы в политическую, - это же сейчас так модно! Но жизнь показала, какие это борцы за свободу. Все знают, что недавно в Бельгии арестовали пятнадцать выходцев из Чечни с битами, а всего их тридцать было. Они приехали туда за свободой, но опять занялись обычным криминалом, взяли биты, начали «крышевать». Они забыли о том, что Бельгия - это не Россия. Мне кажется, рано или поздно свободная Европа почувствует, что все надо делать по закону и не использовать двойных стандартов. И сайт «Кавказ» должен быть закрыт - у меня в этом нет ни малейшего сомнения!

Но ведь не мы его открывали. Этому помогают ведущие страны и самая большая радетельница за демократию - Англия, которая создает плацдармы для таких людей и сама же от этого теперь и страдает! Все деньги там собираются и террористам отправляются».
Источник: Gzt.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.