Транзитный статус

Все новости по теме: Соседи

Газовые загадки

«Газ и Беларусь» — самый увлекательный триллер из жизни молодого и очень суверенного государства.  Любой из белорусских сюжетов на газовую тему круто замешан  на загадках и мистике. Выберем наугад:

    Годами получая российский природный газ в пределах 30–50 долларов за тысячу м3, за двенадцать последних лет белорусские власти  выкачала из России порядка 25–30 миллиардов USD — иного случая столь многолетней и безоговорочной поддержки одного государства другим в истории человечества не существует. Как, впрочем, и ответной неблагодарности… Для сравнения, стоит напомнить, что годы поклонов и заверений в дружбе со стороны белорусских властей Пекину  вылились в полугодичный ожесточенный торг за пару десятков долларов на каждой тонне белорусских калийных удобрений, поставляемых в «Поднебесную» — достойный пример белорусско -китайского «стратегического партнерства».

Газовая дотация Беларуси  со стороны РФ в 2006, являясь прямым результатом встречи А. Лукашенко и В. Путина в Сочи 15 декабря 2005 г., составит к концу  года свыше 3 миллиардов USD (более чем по 300 долларов на каждого белоруса, включая ребенка). Фактически, Россия только в форме газовой преференции в текущем году выплачивает всю годовую пенсию 2,5 млн. белорусских пенсионеров (порядка 2,1 млрд. долларов), о чем они даже не догадываются,  и за один месяц всю заработную плату работающим  белорусам. При этом, стоит отметить, что есть еще и почти двадцать млн. тонн российской нефти, которая в виде белорусских  нефтепродуктов льется на голландские и британские терминалы. Так что не в цехах МТЗ и  минского «Кристалла»  надо искать секрет  белорусского экономического «процветания», а в вечной мерзлоте Ямала и болотах Тюмени.

Отсюда первая загадка. В конце января 2006 г.  А. Лукашенко публично клялся рассказать об ответных льготах  и преференциях,  которые получает Россия от Беларуси на сумму не менее все тех же 3 млрд. USD российской газовой дотации: «У нас газ по рыночной цене, мы ничего России не должны» (автор статьи располагает видеозаписью данного интервью А. Лукашенко). Обещание белорусский президент, естественно, не исполнил… Удивляет не А.Лукашенко, так как мы в Москве не столь наивны, чтобы верить его бесконечным обещаниям, а коллега С.Марков (директор Института политических исследований, Москва), объявивший на прошлой неделе, что «когда Беларусь будет платить высокую цену за газ, но каким-то косвенным путем будет получать преференции по другим параметрам для того, чтобы в целом она не пострадала». Очень хорошо, может быть нам С. Марков объяснит во что можно воплотить 3 млрд. ежегодных (!) преференций для России (почти 10% ВВП РБ)1 в стране, обладающей  двумя транзитными авто и железнодорожными магистралями, двумя газовыми  и одним нефтяным трубопроводами,  двумя десятками старых «Сушек» и «Мигов», включая один самолет модернизированный российскими инженерами. Больше в Беларуси ничего префереционного нет. Даже если весь российский транзит сделать бесплатным, то это только на 20 — 30% оправдает сумму российской газовой дотации  Беларуси.

Справедливости ради стоит отметить мнение С.Маркова о том, что «возможно уравнивание условий хозяйствования, то есть предоставление российскому бизнесу более свободных условий для деятельности в Беларуси». И это в стране, где вся реальная

_____________________________

Периодически белорусский президент заявляет то о 70 млрд. USD ВВП, то о 100 млрд.  USD -  в последнем случае производительность труда белорусских рабочих превышает производительность японских коллег, но без японского оборудования. Мистика!

капитализация с трудом наскребет два десятка миллиардов USD (средней по размерам российской нефтяной или пивной компании)? Не слишком ли дорогой «входной билет» на самый нищий рынок Восточной Европы? В общем, тайна неведомых белорусских услуг для России в сумме  ежегодных  3 млрд. USD так и осталась скрыта в белорусском политическом «болоте».  
1990 г.) до 30,9 млрд. квт/ч (2005 г.). Промышленное производство в 2005 году, несмотря на широко разрекламированное заявление А. Лукашенко, что белорусская экономика уже достигла уровня последнего года жизни СССР,  по большинству физических показателей также ниже, чем было в 1990 году. Снижение производства подтверждают данные Министерства природы РБ за 1990-2005 г.г. о снижении выброса в атмосферу парниковых газов, в пересчете на углекислый газ, с 112 млн.тонн до 57 млн.тонн в год. В тоже время, что-то не слышно в Беларуси о революции в области очистки выбросов.  Работа, естественно, ведется, устанавливается  новое оборудование, но для того чтобы демонстрировать по 10% роста ВВП в год и одновременно в два раза рывком снизить выбросы в атмосферу, необходимо было бы буквально взорвать (времени на разборку не было бы) все белорусские предприятия, включая энергетические,  и на их обломках за считанные месяцы поставить новые производства, оборудованные техникой, которую еще даже не изобрели. Однако… (тут снова начинается газовая мистика). За тот же период потребление газа республикой выросло с 12 млрд. м3 до 21 млрд. м3 газа в год (2001г.- 1650 м3, 2003 г. — 1850 м3, 2006 г. — 2100 м3, план до 2015-2020 г.г. — 2400 м3 на душу населения — невиданный в Европе уровень). При этом, сейчас на душу населения Беларусь потребляет газа столько, сколько в США, в 2 раза больше, чем в ФРГ, имея при этом  в 15–20 раз  меньший показатель ВВП на одного человека. Такое ощущение, что РБ превратилась в огромную газовую горелку, на которой миллиардами «кубов» «жарится» российский газ. Однако, стоит напомнить, что выбросы углекислотных соединений в атмосферу сократились более чем в два раза!  Если покопаться в истории вопроса, то обнаружится, что скачок в поставке газа в РБ почти в те же два раза (опять в два — мистика!) произошел при Р. Вяхиреве — предшественнике А. Миллера на посту главы ОАО «Газпром».   Загадка, не имеющая решения, во всяком случае, при нынешней власти в Минске  - куда девается почти 10 млрд. куб.м. российского газа в год? Потребить их РБ просто невозможно.

Газовый президент

Формула «нефть — газ — транзит» лежит не только в основе «белорусской экономической модели», но и второе десятилетие обеспечивает устойчивость правящего в Минске режима. Однако уже через неделю после белорусских президентских выборов, в конце марта 2006 года руководство «Газпрома» напомнило: «Должок!» В Москве не простили официальному Минску  газовые обещания, щедро данные А. Лукашенко 15 декабря 2005 г. в Сочи.  Безусловно, белорусского президента, всю свою политическую карьеру построившему на принципе: «Победителей не судят!», глубоко возмутила московская «неблагодарность».

Твердо считая лично себя единственной политической ставкой России на выборах 2006 года, А. Лукашенко был уверен, что «политическая цена» за газ 2006 года в 46,68 USD за 1000 м3  является безвозвратным вкладом России в его электоральную победу. Победа был «достигнута», «вклад» России «сработал», но вдруг Москва потребовала за свою поддержку денежки, хотя и с отсрочкой — с 2007 г. Отсюда и рывок в цене газа  сначала в два раза — до 100 USD т.е. «доплати за победу» (мартовское предложение ОАО «Газпрома»), но поcле  встречи А. Лукашенко с В. Путиным 28 апреля в Санкт — Петербурге цена выросла до 200 USD — российское руководство убедилось в неадекватности А. Лукашенко, вступившего в третий срок под  лозунгом «я всех вас пересижу».  В итоге, в апреле белорусский президент в очередной раз упустил возможность договориться с российским коллегой.

   Справедливости ради, стоит отметить, что на июньском саммите ЕврАзЭса и ОДКБ в Минске А.Лукашенко пытался завязать с В. Путиным газовый диалог, но российский президент на контакт не пошел. На неформальном саммите СНГ (июль) уже сам А. Лукашенко уклонился от обсуждения газовой темы,  так и не появившись на московском ипподроме. Вместо ставок на лошадок, он  срочно вылетел в Минск для подготовки визита Уго Чавеса. Итог неформального саммита ЕврАзЭс в Сочи (август) не ясен, но сомнительно, что Минск умолчал бы о неожиданном успехе. Во всяком случае, А. Лукашенко попытался утопить надежды России на создание в рамках ЕврАзЭса Таможенного Союза, пообещав его воплощение в жизнь не раньше 2009 года. В итоге: или А. Лукашенко потерял одну из своих важнейших «электоральных» функций — умение договариваться с Москвой, а если быть точнее в формулировках, то  «продавливать» интересы Беларуси в России, или он ждет поддержки с Запада и решил дать бой России вместе с «союзниками».

1 августа на встрече с белорусскими послами А. Лукашенко выступил с речью, где помимо невиданных почти льстивых слов в адрес Вашингтона, транзитный статус РБ оказался стержнем не только белорусской экономики, но и ее международной политики. Фактически белорусский президент повторил многие программные установки БНФ первой половины 90-х гг., вспомнив и Балто — Черноморский энергоколлектор. Как базарный торговец, годами «продавая»  белорусский транзитный статус Москве, А. Лукашенко попытался одновременно тот же «товар» всучить и Западу: «Каждый поляк и немец должен знать, что российский газ, пришедший в его дом, прошел через нашу страну, и мы сделали все возможное для того, чтобы это произошло».  В общем, именно благодаря А. Лукашенко в Германии и Польше в домах есть свет и тепло. ЕС, увязнув в споре с «Газпромом» о сути Энергетической Хартии, склонностью к брезгливости, когда вопрос касался энергетики, никогда не отличалось. А. Лукашенко,  безусловно, получит поддержку со стороны Европы в случае обострения отношений с «Газпромом».  Заодно произойдет фактическое признание Европой итогов  мартовских президентских выборов. Так что договариваться с В. Путиным А. Лукашенко совсем не с руки. Газовый кризис с Россией обеспечивает ему пожизненное президентство.  Что будет с экономикой Беларуси, в случае отключения газа, его не волнует, так как в Минске все уверены — Москва не допустит социально — экономического кризиса в Беларуси. Газ перекрыт не будет. В общем, ставки Минска почти беспроигрышны…

  

Газовая основа четвертого президентского срока

Несмотря на то, что формально, с мая  2006 г. газовые переговоры между Минском и руководством «Газпрома»  не прерывались ни на одну неделю — прошло несколько туров встреч и дискуссий,  идет обмен письмами, белорусские газовики получили на руки контракт и т.д.,  на самом деле реальных переговоров еще не было. Пока стороны заняты  выслушиванием предложений друг друга и периодически позволяют себя увлечь некими домыслами и мифами.

Белорусская сторона ведет игру в две руки. С одной стороны она  твердо стоит на сохранении «союзного»  формата энергопоставок в РБ — рост цен не выше 10–11% в год. С другой  стороны Минск жонглирует гирляндой инвестпроектов. В июне, когда стало ясно, что  ОАО «Газпром» не  собирается вкладывать в белорусские государственные предприятия миллиарды долларов за право  поставлять той же Беларуси газ по символическим ценам, на стол переговоров был выставлен «Белтрансгаз». Началась оценка его активов.

В Минске празднуют промежуточную победу. Белорусской стороне удалось отвлечь внимание «Газпрома» «куклой» — оценкой без преувеличения ржавой «трубы», которая не может проработать   и месяца без очередной тяжелой аварии. Далее снова начинается некая газовая мистика. Во — первых,  рассыпающаяся в труху труба  не нужна «Газпрому» — собственность в стране, где за углом  «гуляет» «золотая акция», бесполезна. Проще сразу деньги А. Лукашенко отдать. «Газпрому» нужна функция оператора российского транзита, которой владеет «Белтрансгаз».  Во-вторых, белорусская сторона не скрывает, что  все равно никогда «Белтрансгаз» не отдаст, разве только за половину самого «Газпрома». Тогда, все и всё прекрасно понимают, зачем вообще  суета вокруг "производственных активов «Белтрансгаза»?

Формально, Минск выиграл весеннее — летний раунд газовых переговоров. Ему удалось втянуть «Газпром» в многомесячные бесплодные маневры вокруг «Белтрансгаза».  Этим решается главная тактическая задача: затянуть переговоры до декабря, чем поставить «Газпром» перед фактом необходимости отключать Беларусь от газа. Обнаружив перед собой не одинокий Минск, а всю консолидированную по примеру российско-украинского газового кризиса января 2006 г. Европу, «Газпром» уступит, Беларусь останется с почти бесплатным газом, А. Лукашенко с легитимностью от ЕС и даже от Вашингтона.  За все  заплатит, как всегда, Москва.

Попутно на половину решена будет стратегическая задача: А.Лукашенко должен устоять до лета 2007 года. С июня 2007 г. Россия уйдет в предвыборный марафон на два года, затем еще минимум два года новой кремлевской администрации будет не до Минска. В итоге,  срок спокойного белорусского паразитирования на российских финансах и ресурсах продлится до 2011 года.  А там можно будет заняться и четвертым сроком…

Газовый референдум

Пока «Газпром»  действует на «минском направлении» в одиночку. Он лишен политического прикрытия и вынужден решать  экономическими инструментами задачи, имеющие для Беларуси политический характер. Отсюда и полная нестыковка — корпорация воюет с целым государством. Это все равно, что  пытаться ходить по воде. Так могут Боги, но не топ-менджеры «Газпрома». Так что, на первый взгляд, провал «Газпрома» на минском направлении обеспечен. Однако, не все так однозначно.

В Москве прекрасно понимают, что Минск увлечен затягиваем переговоров. На фоне  общей ползучей  переоценки  «союзнической» роли Минска,  растет понимание, что состояние «частичной беременности» интеграционными иллюзиями необходимо вводить в некое формализованное русло. Иначе никуда не уйти от констатации очевидного факта — первое звено «санитарного кордона» между Европой и Россией создано в форме лукашенковской Беларуси.

Россия «увязла» в Беларуси. Она годами не может решить с Минском ни один из насущных для нее вопросов на западном направлении. Второе десятилетие идут  бесполезные уговоры. В итоге, не обеспечен безопасный транзит, Беларусь не стала надежным тылом для коммуникаций с Калининградом (стоит только напомнить об инциденте на Ошмянской таможне — июнь 2006 г.),  белорусские власти периодически  ставят вопрос о нахождении на своей территории двух  и так медленно умирающих без модернизации объектов МО РФ.

Российское государство, не решая своих, стратегических задач в Беларуси, не может помочь и российскому бизнесу, который мог бы использовать Беларусь в качестве плацдарма для рывка в Балтию и Восточную Европу.

Региональная роль Беларуси на стыке Восточной Европы и Балтии ничтожна. По ряду политических обстоятельств, прежде всего из-за доминирования  авторитарных тенденций в белорусском руководстве и его стремлении к международной самоизоляции, Минск так и не стал региональным лидером — центром притяжения экономических, транзитных, культурных, а также и политических коммуникаций, уступив эту роль вступившему в ЕС Вильнюсу, чем резко ограничил международную  перспективу Союзного Государства России и Беларуси.  В настоящее время  Минск играет против конкурентоспособности российского бизнеса и России в целом. А. Лукашенко нужнее Западу в его противостоянии с Москвой, чем самой Москве.

Возможно ли решение проблем с Минском на основе ускорения политической составляющей российско-белорусской интеграции? На первый взгляд, как пишут на Западе, да и кое-кто в Минске «газовый прессинг против Беларуси» может оказаться  тем тараном, который вынудит Минск провести интеграционный референдум и  добиться ввода в денежное обращение РБ российского рубля.

У Запада свои резоны упрекать Москву в поглощении Беларуси, как и поддержать Минск против «газового прессинга». Мы их упоминали выше и не раз. Но вот  разговоры о референдуме в Минске, при том, что в Москве о нем и речи нет, являются верным признаком политической  дезориентации очередного вещающего об аншлюсе белорусского политика.

«Газпром», оставшись без политического прикрытия Кремля, не может решить чисто утилитарную, экономическую проблему — обеспечить его собственному газу  рыночную цену в Беларуси. Как он при этом еще должен пролоббировать  референдум — уму непостижимо!

Кроме того, в Москве дискуссии о вхождении Беларуси в состав РФ нет. Здесь в этом плане почти единство взглядов даже с лукашенковским лобби.  У Минска для интеграции с РФ осталось всего два  пути — или в состав России в формате округа (причем экономически самого слабого) на правах субъекта федерации или интеграция в формате ЕС. Кстати, в формате ЕС между Россией и Беларусью уже и сейчас сделано немало- социальные и гуманитарные вопросы  решены образцово. Иного, или как любят говорить в Минске, «равноправного» пути для политической интеграции (т.е. резервы Центробанка РФ пополам, и Стабфонд пополам и так далее, вплоть до политической власти), просто не существует. Если Минск хочет интеграции по формату ЕС — придется платить за энергоресурсы по мировым ценам, как и платят в странах ЕС. Советского Союза с А. Лукашенко во главе  Москва с Минском строить не будет. Российские власти только сейчас в полной мере ощутили себя свободными от разорительных обязательств в отношении странных союзников, от обязанностей решать проблемы где-нибудь в Закавказье или Центральной Азии.

Если А.Лукашенко хочет принять федеральный формат — нет проблем, референдум может быть запущен  хоть завтра. Но в  Москве нет иллюзий в отношении электоральной машины, созданной в Минске. Она способна принести любой, угодный  А. Лукашенко результат, включая и резко антиинтеграционный и антироссийский. Зачем Кремлю такой скандал в преддверии судьбоносных 2007 -2008 годов?

Кремль будет решать задачи повседневные — пока на повестке дня цена за поставляемый в 2007 году в Республику Беларусь природный газ.  Все, иных задач пока не стоит. Нет и политизирования данной проблемы, однако если А. Лукашенко и дальше будет «ускользать»  от финансовой демонстрации реального суверенитета своей страны, то объективно, независимо от Москвы, встанет вопрос о дееспособности белорусского президента решать насущные проблемы взятого им в  бессрочную аренду с правом выкупа первого национального государства белорусского народа.

Возможно, что в ближайшее время российско-белорусский горизонт  несколько освободится от  газовых  мистификаций.

Источник: МиК

Истерика под звёздным небом

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Татьяна Зиберова о том, как моральный закон внутри калининградцев дал сбой.