«Шесть лет он еще протянет»: интервью с главой студштаба Путина в Калининграде

Все новости по теме: Выборы президента-2018

Спустя несколько дней после того, как Владимир Путин объявил об участии в президентских выборах, в университетах по всей стране начали создавать студенческие штабы Путина. Инициатором выступил студент из Волгограда Станислав Куликов, по словам которого, идею поддержали учащиеся 40 вузов в трех десятках городов. 22 декабря студенческий штаб поддержки Путина открылся в Калининграде. Его возглавил 20-летний студент строительного факультета из КГТУ Игорь Владимиров. В интервью «Новому Калининграду» студент рассказал, почему он опасается смены власти, что думает об Алексее Навальном и зачем создал Клуб любителей Путина.

 — Чем вас, 20-летнего молодого человека, привлек Владимир Путин?

 — Я как минимум интересуюсь ситуацией в стране и политикой с некоторого времени тоже. На отношение к Владимиру Владимировичу повлияли взгляды семьи, наверное, она и сыграла основополагающую роль. Лично меня Владимир Владимирович Путин привлекает как человек, уверенный в своей политике. Помимо его конкретных дел (повышение ВВП, мир на Кавказе, выход спутниковых устройств в космос, возрождение производственной отрасли и так далее), меня привлекает его спокойствие, уравновешенность и адекватность. Его уверенность в себе передается и мне. Лично я с ним никогда не общался, но я вижу, как он реагирует на своего рода провокации, вижу и понимаю — переживать за будущее как минимум шесть лет мне не стоит. К тому же я доволен его молодёжной политикой — развитие клубных движений, поддержка волонтеров, всевозможные фестивали всероссийского уровня, форумы и многое другое. Сейчас молодежь слышат, прислушиваются.

 — Вам было два-три года, когда Владимир Путин пришел к власти. Получается, вы жили только при нем, и не знаете, каково это — без Путина. Вам не кажется, что Россия давно нуждается в переменах?

 — Да, мне часто говорят: «ты родился при Путине и не знаешь, каково это без него». Я из простой семьи, родился в поселке, жил в Гусеве и могу сказать, что я удовлетворен своим уровнем жизни. Я вижу некоторые проблемы и даже согласен с некоторыми оппозиционными точками зрения, которые носят конструктивный характер. Но на данном этапе развития страны и текущей политической ситуации к смене власти я не готов. Пусть Владимир Владимирович отработает хотя бы ближайший срок. Я уверен, что в ближайшее время у президента появится преемник. Это, скорее всего, будет молодой человек 37–40 лет, который займется не внешней политикой, как Путин, а внутренней. Но ближайший срок я не вижу кого-то на месте президента кроме Владимира Владимировича. В интернете есть мем «кто если не он». Но это действительно так. Неужели вы думаете, что огромную часть населения, которая его поддерживает, он так оставит. Да, я понимаю — это банальная стабильность, но дайте шесть лет — Владимир Владимирович просто так тоже сидеть не будет.

 — Считаете, что стабильность — это заслуга Путина?

 — Нет, конечно. Это вся система. Это огромная команда. В некоторых людях из этой команды я не очень уверен. Но все же во главе стоит Владимир Владимирович, задающий общий тон. Я смотрю на него и думаю: стабильность, все спокойно. Путин причастен ко всему, что происходит, иначе он был бы плохим руководителем.

 — Как получилось, что именно вы возглавили студенческий штаб сторонников Путина? Вы проходили какой-то отбор?

 — Мы сами отбирались. Буквально неделю назад вся история закрутилась в Волгограде, где Стас Куликов (студент из Волгограда, который был инициатором создания студенческих штабов поддержки Путина — прим. «Нового Калининграда») стал объединять вокруг себя студентов, которым интересна политика и симпатичен Владимир Путин. Я увидел, что это прикольно и написал туда, хотя изначально некоторые сомнения были. На самом деле я и сам задумывался о создании подобного движения, когда 12 июня, на День России, увидел, как в центре Калининграда митингуют оппозиционеры (речь идет о антикоррупционном шествии сторонников Алексея Навального). Мы же в свою очередь были просто «за Путина», но уже тогда хотелось стать частью какого-то движения, которое бы объединяло наши политические взгляды. К тому же всем ребятам хотелось бы почувствовать себя «на волне».

_NEV1830.jpg

 — Перед интервью в переписке вы сказали, что проект студенческого штаба сторонников Путина вам интересен еще и потому, что «привлекает» молодежь к активной гражданской позиции. Но привлекать можно разными способами: волонтерство, благотворительность. Почему политика и Путин?

 — Меня беспокоят люди, которые, отвечая на вопрос о том, каким они видят будущее России, говорят, что им пофиг. Вот такого я не понимаю. Оппозиционер со своей точкой зрения лучше, чем совершенно безразличный человек. Но в политику привлекать задачи нет, есть задача — привлечь к активной гражданской позиции, которая будет порождать сознательное общество.

 — А фигура Путина тут при чем, его же не обязательно для этого использовать?

 — Согласен. Но тут уже проступает лично мое желание поддержать Владимира Владимировича Путина. И через его персону я в том числе хочу призвать людей идти на участки голосовать. И, как мне кажется, не имеет значения за кого — главное не против всех, а за конкретного кандидата. Мне хочется сделать так, чтобы равнодушной и безразличной молодежи было меньше.

 — Вам, наверное, известно, что в Калининградской области, да и в России значительная часть молодежи — старшеклассники и студенты — весьма активно поддерживает политика Алексея Навального. Не кажется ли вам, что проект студенческого штаба сторонников Путина создан специально для того, чтобы какую-то часть молодежи увести от оппозиционера? Не думаете, что вас могут использовать для этого?

 — Могут и использовать, но, видите, какая ситуация: изначально это пошло из Волгограда, и как у них там, я не могу за них ручаться. Я могу говорить только за себя, как я это увидел и продолжил. Главная цель штаба — это консолидация молодежи. Я уверен, что в Волгограде ребята так же собрались, как и мы. Но утверждать я это не буду. По поводу оппозиционных сил в нашем городе… Я понимаю, что здесь молодежь довольно оппозиционно настроена по отношению к действующей власти. Но цель у нас одна — мы хотим, чтобы наша страна развивалась. Они видят это развитие по своему, мы — иначе. У каждого видение свое. Главное, у них цель благородная. Они не идут с мыслью все разрушить. Тогда бы, видимо с ними был бы другой разговор, сами понимаете. А сейчас конструктив, без проблем.

— Как теперь с ними складываются отношения?

 — Никак, мы чай пьем иногда. Некоторые знакомые, из числа оппозиционеров, говорят о революции. А я настаиваю на том, что не надо разваливать общество. Мне двадцать лет, я никогда не видел развала общества, но я боюсь этого. Боюсь оказаться в такой ситуации, когда будет гражданская… не хочу использовать такое громкое слово «война», поэтому назову это расколом и нестабильностью. А вообще, не хочется, чтобы мои друзья перестали со мной дружить только потому, что я за Владимира Владимировича.

— Насколько я понимаю, акции, подобные той, что произошла 12 июня, вы осуждаете?

 — Да. Это деструктивно. Мой штаб, например, не будет ходить по городу и выкрикивать лозунги против Навального.

 — Штаб кто-то финансирует?

 — Я ожидал этот вопрос. Вот видите, на нас свитшоты [с изображением Владимира Путина]. Их всего пять. Мы на них скинулись. Аудиторию нам представляет Калининградский институт экономики. Финансирования нет, да оно нам и не нужно. Если нужно будет, мы найдем ребят, которые нас поддерживают. Возможно, будут какие-то взносы.

— Какие все-таки вы генеральные цели преследуете?

 — Конечный итог — база данных ребят, в которых мы будем уверены, что они проголосуют за действующего президента. Путину нужно вместо 100 тысяч подписей 300 тысяч. Я думаю лично Владимиру Владимировичу мы тоже окажем помощь. Будем собирать подписи. Наши активисты намерены транслировать идеи штаба в свои организации, в свой круг общения. Еще мне бы хотелось привлечь как можно больше людей, которые бы смело высказывали свои симпатии к действующему президенту. Мне иногда становится страшно, что некоторые люди боятся сказать положительное о действующей власти. Это не нормально.

_NEV1787.jpg

 — Боятся? Тех, кто выказывает свои симпатии Путину, по-моему, никто не преследует.

 — Я об агрессии в социальных сетях, где моих единомышленников поливают матом только потому, что они поддерживают Владимира Путина. Жесткая критика пугает людей, и о своих взглядах они предпочитают публично не распространяться. Я предполагаю, что на активистов штаба будет оказываться моральное давление. Это сложно. Вот я вам сейчас даю интервью и это довольно стрессовая ситуация. Но штаб мы попытаемся формировать в том числе из тех, кто не боится высказать свою точку зрения. Получается такой Клуб любителей Путина.

— И сколько уже человек состоит в «Клубе любителей Путина?»

 — Пока сказать сложно, если будет хотя бы десять человек, то уже нормально.

 — Какая у вас роль как у главы штаба?

 — Я буду идейным вдохновителем. При этом работать мы должны одним фронтом, одной командой. Какой-то иерархии я создавать не хочу. Я уже видел в соцсетях сообщения, в которых пишут, что все это я затеял, чтобы хайпануть. Но это не так.

— Владимир Путин заявил, что будет идти на выборы самовыдвиженцем. А как вы относитесь к партии власти — «Единой России»?

 — Положительно отношусь.

— Не опасаетесь, что вас начнут сравнивать с проправительственными молодежными движениями? Например, «Наши», или «Молодая гвардия «Единой России»».

 — Не хотелось бы, чтобы на нас вешали какие-то ярлыки и клише. У нас все-таки движение просто сторонников Путина, не хочется лезть в эти дебри. Мы не боремся специально за внимание «Единой России» и властей, но надеюсь, что они нас поддержат. Если нет, то справимся своими силами.

— В штаб Алексея Навального в Калининграде регулярно приходят силовики, которые забирают у активистов газеты, листовки и любую атрибутику. Вы согласны, что вы находитесь в заведомо выигрышном положении и полицейские к вам никогда не придут только потому, что вы поддерживаете Путина?

 — Так уже сложилось, что мы поддерживаем действующую власть. Но не думаю, что поддержка Путина упрощает нам жизнь. Выступая в поддержку Владимира Владимировича, мы тоже встаем на относительной скользкий путь. Посмотрим, будут ли у нас забирать свитшоты. Если заберут, я вам скажу.

_NEV1810.jpg

— Ваш штаб — это только предвыборный проект или вы планируете после выборов продолжить политическую активность?

 — Я думал об этом. Хотелось бы продолжить заниматься этой деятельностью, но в каком ключе это будет, я вам сказать на данный момент не могу. В любом случае будет собрана молодежь, с которой можно будет работать.

— Алексей Навальный представляется наиболее сильным кандидатом на предстоящих выборах, будет ли он допущен до них — большой вопрос. Как вы считаете, стоит ли его допустить?

 — Я не знаю, насколько он сильный конкурент для Владимира Путина. Но меня радует, что у него есть четкие задачи. Это нормальная ситуация, когда человек имеет четко сформулированную позицию. Является ли он конкурентоспособным по отношению к Владимиру Владимировичу? Тут уж извините, на данном этапе своего развития и на данном этапе предвыборной кампании, я считаю, что нет — Навальный не конкурент.

— У Путина есть мощные ресурсы, например, в виде федеральных телеканалов, через которые он может транслировать свою позицию. У Навального этого нет.

 — Это вы сейчас аккуратно переходите в не очень приятную тему, в оппозиционную такую тему. У Путина на самом деле в первую очередь есть ресурсы человеческие. Это те люди, которые поддерживают его на протяжении весьма длительного времени. Про Навального я такого сказать не могу. Да, у него есть определенная поддержка, но она недостаточно велика. На данный момент Навальный не готов, как мне кажется. Почему не готов, ответить я не могу. Конкретно я услышал про него в марте 2017-го. Рановато он решил действовать и захотел стать президентом. При благоприятном исходе Владимир Владимирович придет к власти и за ближайшие шесть лет найдется достойный кандидат, который и составит конкуренцию Алексею Навальному. Тогда уже и посмотрим.

— Вы знаете сколько Владимиру Путину лет?

 — Нет, не знаю, к сожалению.

— Ему 65. Причем сам Путин заявлял об необходимости «омоложения» чиновников и губернаторов. В регионы, включая Калининградскую область, назначаются молодые люди. Вам не кажется, что действующий президент уже не в том возрасте, чтобы эффективно руководить государством?

 — Не думаю, что его возраст негативно скажется на его политической силе. На шесть лет его точно хватит. Шесть лет он еще протянет. Это сто процентов. Полагаю, что из-за возраста его влияние не померкнет. Он что, дееспособным перестал быть? Наоборот — заматерел. И достойной силы, которая бы смогла заменить Владимира Путина, пока не существует.

_NEV1794.jpg

— Вы абсолютно всеми вещами, что делает Владимир Путин, довольны, или все-таки существуют какие-то изъяны? Не может же быть, чтобы вам он представлялся абсолютно идеальным лидером.

 — Да, есть ряд проблем. Некоторые думают, что мы закрываем глаза и говорим «все хорошо, все отлично, он бог, царь» и так далее. Мы абсолютно адекватно оцениваем ситуацию. И как мне кажется, соотношение существующее играет в нашу пользу. Грубо говоря, мы больше довольны, чем недовольны, а отказаться от всего ради того, чтобы попробовать что-то новое, я не готов. Я не уверен, что есть такой человек, который придет — и резко жить станет лучше. Я верю в то, что с Путиным все будет развиваться. По большей части население довольно уровнем жизни. Например, я. Учусь на бюджетной основе, сдал экзамены на общем конкурсе, живу бесплатно в общежитии в центре города. И в целом жизнью доволен.

— Так это же не заслуга Владимира Путина, а вы молодец, раз сумели поступить на бюджетную основу.

 — Я-то может и молодец, но мне бюджетное место дали, общежитие дали. Это потому, что в принципе в стране такие благоприятные условия. И к их созданию причастен Владимир Владимирович. Он приложил к этому руку. Я же вижу, как живут мои однокурсники и те, с кем я работаю. Я наблюдаю за повесткой СМИ, хотя не верю в абсолютную независимость источников информации. Чаще я доверяю тому, что вижу и слышу от людей. Личному опыту и опыту тех людей, с которыми я знаком и общаюсь. Вот на основе этого у меня и складывается мнение, что в России все в порядке.

— Вы правда думаете, что возможная смена власти пошатнет стабильность и лишит вас благ и достижений, к которым, как вы говорите, Путин приложил руку?

 — Я не уверен, что при смене власти будет лучше, чем сейчас. Конкретно для себя. Но речь тут не об эгоизме. Когда люди говорят, что действующие власти — «воры», мне хочется сказать: ну, не выбирайте ее снова. Я не готов отрицать существование каких-то вбрасываний бюллетеней на выборах, впрочем, как и утверждать. Но меня раздражают эти диванные политики, которые говорят, что все куплено.

— Местные власти вашим проектом заинтересовались, может, уже кто-то связывался с вами?

 — Нет, только СМИ и студенческие советы.

— Вы, кстати, сами — председатель студенческого совета, а, значит, имеете влияние в студенческой среде. Агитируете ли вы среди студентов за Путина?

 — Агитации ровно ноль. В рамках моей деятельности как председателя я ей не занимаюсь. Студенческий совет никогда не будет использоваться как площадка для навязывания политических взглядов, культивируемых в штабе сторонников Владимира Путина. Смешивать общественную деятельность и помощь студентам с политикой я считаю неуместным.


Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».