Александр Ярошук: «Если начнутся какие-то интриги, то ни к чему мы не придём»

Александр Ярошук. Фото «Нового Калининграда.Ru».
Все новости по теме: Выборы главы Калининграда-2012
В первом интервью после избрания на второй срок глава Калининграда Александр Ярошук рассказал главному редактору «Нового Калининграда.Ru» о том, почему не ушёл в отпуск на время предвыборной кампании, почему не считает позором возвращение в мэрию Светланы Мухомор, а также пообещал дать новому главному архитектору новые полномочия и призвал увеличивать количество знаков, запрещающих парковку на улицах города.

«Кто победил, тот и победил»
— Президент поздравил вас с победой на выборах?

— Нет. Поздравило руководство партии, полпред поздравил.

— Широкий резонанс в узких кругах получило мероприятие в «Туристе» в воскресенье вечером, там присутствовало очень много высокопоставленных лиц, некоторые посчитали, что вы праздновали победу еще до закрытия избирательных участков. Что это было?

— На самом деле, там ожидали результатов, а я появился там только в половине десятого. Мы были на селекторном совещании с ЦИКом.

— Явка по сравнению с предыдущими выборами была низкой, все это отмечают, она лишь чуть превысила 20 процентов, почти что каждый пятый избиратель пришел на участки. В какой-то степени это можно считать вашей недоработкой, что ⅘ избирателей отдали своё право участвовать в управлении городом кому-то другому?

— За всю историю выборов главы города, с 1991 года, на выборы ходило максимально 26 процентов. Только на мои предыдущие выборы 5 лет назад пришло 57,8 процентов, так как они были совмещены, так совпало, с федеральными выборами в Госдуму. К федеральным выборам внимание всегда очень большое, оно подогревается центральными каналами, там есть интрига.

На городских выборах явка всегда низкая, и голосование 14 октября прошло с низкой явкой по всей стране: Владивосток — 10 процентов, Краснодар, Красноярск — меньше 20 процентов, мы еще чемпионы со своим 21 процентом. И там выборы были совмещёнными, там выбирали городские Думы. В них так же есть интрига, если вспомнить наши выборы в марте 2011 года, явка была за 59 процентов. А на выборы главы пришло максимальное количество людей, которых этот вопрос интересовал.

— Вас, как политика, как человека, волнует, беспокоит то, что так мало людей у нас интересуется политикой?

— Да. По прогнозам, с самого начала кампании, еще до появления списка кандидатов, интерес был большой, более 50 процентов избирателей собирались идти на выборы. Когда вывесили список, вся интрига пропала, ярких кандидатов не было, в течение кампании не было конкретных программ. Если все их внимательно почитать, и я хочу извиниться перед кандидатами, но люди даже не открыли 131-й ФЗ, чтобы почитать, чем должен заниматься глава города. Они давали обещания, не связанные с полномочиями муниципальной власти. Это заранее обман избирателя, а я считаю калининградцев очень высокообразованными, они всё знают, начиная от Жилищного Кодекса.

Даже последние изменения в здравоохранении — поначалу, первые полгода они по старой привычке приходили к нам, а мы объясняли, что с 1 января это не наши полномочия. Сейчас вопросов, по большому счёту, к нам не осталось, все вопросы к правительству. Калининградцы очень четко следят, знают, по каким вопросам обращаться в муниципалитет. И когда они читали эти программы, авторы которых обещали сделать бесплатно то и это, в здравоохранении, в вопросах оплаты проезда... Да бюджета бы на все эти обещания не хватило. И главное, что это вне полномочий главы муниципалитета. Поэтому люди, наверное, так и отнеслись к выборам.

— Вы увидели в этих программах что-то, что сможете использовать в своей работе? Понятно, что было в них немало популизма, но было ведь и что-то полезное.

— На самом деле, очевидно, что нужно заниматься жилищным хозяйством, что нужно заниматься транспортом. Вопрос в том, как заниматься, понимая ситуацию с бюджетом, понимая возможности и законодательство. Но обещать сделать это за год-два... Я сразу говорю, что ситуацию в общественном транспорте за год не изменить. От пробок не избавиться, для этого нужно 4-5 лет, это ряд мероприятий, начиная от выделения полосы для общественного транспорта, изменения маршрутной сети, ликвидации 400 лишних автобусов, ездящих наперегонки, регулирование светофорной сети, введение одностороннего движения на ряде улиц, расширение, новые парковочные карманы...

— Вы перечисляете идеи, или это некая стратегия, пошаговый план?

— Смотрите, 2013 год уйдёт на подготовку проектно-сметной документации по всем инфраструктурным объектам — развязкам, мостам, которые мы должны сделать к 2018 году. Мы должны включить в транспортную схему железнодорожный транспорт, и мы уже ведём по этому поводу переговоры, чтобы обеспечивать доставку из Балтийского района, из Чкаловска, из посёлка им. Космодемьянского, делать в центре города хабы, скорее всего это будут Северный и Южный вокзалы.

Это изменение всей маршрутной схемы. Действующая сейчас заканчивается в 2014 году, и менять её раньше мы не можем, несмотря на то, что она плохая. Это правила игры, мы отыграли схему на 5 лет, ситуация в городе изменилась, но менять их нельзя. Мы рассчитывали, что частники отработают лучше, мы поставили в худшие условия муниципальный общественный транспорт — это была стратегическая ошибка, теперь мы пожинаем плоды. Но мы будем изменять схему, кроме того, на конкурс в 2014 году перевозчики должны будут выходить уже с обновленным подвижным составом.

5.jpg— Вернёмся к выборам. Конкуренты предъявляли вам претензии, в том числе — в суде, но безуспешно, в использовании административного ресурса. Есть факты, которые сложно оспорить, действительно вас было очень много во всех СМИ, вспоминался анекдот про мужика, который боится консервы открывать, вдруг в них Путин. Всё же, учитывая, что результаты были в известной степени предсказуемыми, почему вы не ушли в отпуск, чтобы дать возможность равного освещения прессой кандидатов?

— Если вы помните ситуацию в августе, как раз в начале кампании, резонанс, который получила история с увольнением сити-менеджера Светланы Мухомор, то поймёте, что в случае моего ухода в отпуск город остался бы без управления. Рисковать я не смог, для меня важнее было подготовить город к отопительному сезону, а также завершить текущие программы ремонта жилищного фонда, дорог, тому подобного. Посчитав всё, было принято решение, что мне нужно остаться.

— В один день с вами депутатом окружного Совета Калининграда был избран Арсений Махлов, таким образом численность оппозиционных депутатов возросла сразу на 100 процентов. Как вы оцениваете его победу на 25-м округе?

— Я отношусь к этому очень ровно. Кто победил, тот и победил.

— Но его оппонент Вячеслав Петроченко всё же ассоциировался с вашей партией.

— Таковы результаты выборов, их надо принимать. Люди приняли решение, я в данном случае — гарант соблюдения на территории Калининграда федеральных и областных законов. Население выбрало, значит с этим депутатом надо работать, он представляет их интересы. Я Арсению только одно сказал — я очень надеюсь, что будет меньше эмоций и больше прагматизма. Писать в газете это одно, а когда вникаешь в ситуацию, в бюджет, в программы, желание выступать с лозунгами и требовать сокращается. Совет как орган представительный должен в первую очередь следить за тем, чтобы всё было в рамках законодательства. Если всё в рамках бюджета — пожалуйста, если есть здоровая критика — пожалуйста, но не просто огульно кричать и называть врагами тех, кто не согласен.

— Его идеи, выраженные в предвыборной программе, в частности — по свалке, они реализуемы?

— Это хорошие идеи, на самом деле время подошло их реализовывать. Мы очень надеемся, что мы в рамках подготовки к Чемпионату мира-2018 получим средства на рекультивацию территории. Мы постараемся найти на это инвестора, чтобы не тратить бюджетные средства. Какой механизм будет применяться для утилизации ТБО, сейчас определяем. Тем более, губернатор сказал, что если мы выберем участок в Гурьевском районе, то он поможет с его выделением. Кроме того, мы должны выйти на завод по утилизации пищевых отходов, а все остальные будем сепарировать и сжимать прессом. Продать мусор мы не сможем, но сократим вред окружающей среде, кроме того, к 2016 году пиролиз, сжигание мусора будет запрещено в Евросоюзе в связи с токсичностью.

Проект рекультивации существующей свалки потребует денег, которых также нет в бюджете, поэтому мы потратим деньги на разработку проекта, чтобы войти в эту программу. Проблема ясна, давно стоит на повестке дня, но с какой стороны к ней подступиться — сейчас пришла пора решать.

— То, что в окружной Совет не прошёл «кандидат от „Автотора“», не вызовет ли напряженности в отношениях с этим предприятием?

— Ни в коем случае. У нас с «Автотором» очень большой проект, для нас очень важно, чтобы в 2017 году, как они это декларируют, была перерезана ленточка, открыто огромное предприятие с внушительной социальной структурой, с очень хорошими, это важно для нас, возможностями профессионального обучения, техникумами, которые будут готовить высококвалифицированных специалистов среднетехнических специальностей, чего нам в Калининграде очень не хватает.

1.jpg«Я борюсь до последнего»
— На пресс-конференции по итогам выборов вы заявили, что предлагаете Светлане Мухомор пост своего первого заместителя. А комментируя в интервью газете «Дворник» её отставку в августе, говорили, что считаете это мужественным поступком и примером для всей России. Её возвращение на фоне подозрений многих в том, что её уход был шагом политическим и временным, в силу изменений в Уставе и упразднения должности главы администрации как таковой — не станет ли это нашим позором на всю Россию?

— Нет, не станет. Если вернуться к той ситуации, то поверьте, что это не мы такие хитрые, придумали заранее ситуацию с поступлением её сына в университет. Он поступил туда в соответствии с положениями документов. Нарушения закона-то не было, ситуация была сомнительной с морально-этической стороны. И решение уйти было её решением, я бы стоял до конца, потому что нарушения закона не было. Она написала заявление, сделала мужественный поступок. Сейчас её сын переведён на коммерческое отделение, а как специалист, профессионал, она великолепна. Она очень нужна нашей команде, она очень нужна городу. Поэтому я сделал ей предложение, ответа пока не получил, но очень хочу, чтобы он был положительным.

— Были ли приняты какие-то меры, чтобы подобные ситуации не повторялись? В списках абитуриентов, поступивших на бюджет БФУ имени Канта вне конкурса по заявкам различных ведомств, достаточно известных фамилий.

— В следующем году мы не будем участвовать в этой программе, соответствующий договор с БФУ имени Канта будет расторгнут.

— Вы уже не раз говорили о реформе структуры горадминистрации, а на пресс-конференции даже заявили, что «все недовольства, которые высказывались к невниманию, равнодушию чиновников, будут устранены». К нам какие-то другие чиновники из космоса, с другой планеты, что ли, прилетят? Откуда возьмутся чиновники, к работе которых не будет претензий граждан?

— Претензии граждан всегда будут, но я сейчас говорю про равнодушие, я сейчас говорю о самой психологии чиновника, который, изначально сев в то или иное кресло, уверен в том, что все ему должны — жители, я имею в виду. Вот с этим мы будем очень серьезно бороться. Претензии будут всегда, наследство очень большое нам досталось, проблемы копились десятилетиями. Те чиновники, которые будут заниматься отписками, которые будут себя вести так, будто должны ему, а не он, — с такими мы будем очень серьёзно работать. А если не будет получаться, будем с ними расставаться.

Я посмотрел анализ работы глав районов, тех, кто в первую очередь должен общаться с населением. Мы ездим по встречам, жители жалуются: «мы писали — нам отписки». Но к ним же может приехать глава района, объяснить, что говорит по их проблеме законодательство, попытаться найти выход или, хотя бы, объяснить понятно, что сделать ничего законодательство не позволяет. Но этого общения с населением нет. Недовольство копится, потому что он ведёт себя будто великий кто-то, хотя ездить и объяснять населению есть его прямая обязанность. Силанов, Зуев, Мельников, заместители главы администрации постоянно выезжают, какими бы неприятными вопросы не были, ездят и на месте снимают много проблем. Некоторые вопросы, конечно, не решаются, потому что есть вопросы, требующие подготовки в течение года, для которых необходимо планировать расходы в бюджете.

— Костяк команды останется прежним, это будут те люди, которых вы сейчас перечислили?

— Они — да. По главам районов — вопрос.

— Нередко главы жалуются на то, что у них мало полномочий, ресурсов.

— Враньё полное. В каждом районе сейчас штат администрации — более 50 человек с конкретными полномочиями. Но психология чиновников осталась с 90-х годов, она как паразит, заставляет глав считать, что им все должны, в то же время сами они предпочитают уходить от ответственности. Да и в структуре администрации города произошли перемены, посмотрите, от какого количества начальников управлений мы избавились за последние годы. Я долго бился, долго объяснял, что не нужны отписки, что нужно общаться с людьми. Я сам на встречах получаю по полной программе, вникаю в каждый вопрос, складывается впечатление, что с народом никто не общается — и так оно и есть на самом деле. От одного и того же чиновника получают по три разных ответа!

— Есть одна известная статья Владимира Путина, он её опубликовал в журнале «Русский Пионер», она о том, что он сам, лично увольняет людей, хотя предпочитает этого не делать вообще, и мы видим это на примере его окружения. Он писал: «я отчетливо понимаю, что другие, пришедшие на место уволенных, будут такими же, как и их предшественники: кто-то будет знать суть проблемы хуже, кто-то лучше, кто-то вообще ни в чем разбираться не будет. В итоге же получится то же самое, что и было, если не хуже». В вашем случае вы уверены, что замена приведёт к результатам?

— Я же сказал, я борюсь до последнего. Пытаюсь своё видение человеку донести. Когда не получается, когда три предупреждения получено — тогда лишь «до свидания». Я тоже не люблю расставаться, но если человек не идёт в ногу... Я ведь человек военный, 10 лет я отдал советской армии и военно-морскому флоту, оттуда много было взято в вопросах управления. Нас учили очень неплохо, я заканчивал командный факультет. Борюсь за каждого до конца, но, если человек не идёт в строю, с ним нельзя пойти на задание, нельзя выполнить поставленную задачу.

— Бывший глава аппарата администрации Сергей Воропаев регулярно курсирует вокруг здания мэрии, он вернётся на свою должность?

— Да, вернётся.

— Он был уволен в связи с претензиями депутатов...

— Мы будем говорить с депутатами на эту тему, я попробую убедить их. Я искал замену, ведь это очень ключевой игрок, который должен быть «самым плохим», что для администрации, что для Совета. Попробую убедить депутатов изменить позицию.

4.jpg«Коммуникации налаживаются»
— Большой резонанс получила ситуация с новым законом о межбюджетных отношениях, вы принимали активное участие в дискуссиях в облдуме. Но ещё летом вы говорили о том, что в рамках идеи о некоем специальном законе об областном центре намерены бороться за дополнительные 10 процентов собираемого в городе налога на доходы физлиц или 2% от совокупной массы собираемых в области налогов. Осенью вы были вынуждены упрашивать правительство и депутатов забирать у города не 7, а 5 процентов НДФЛ. 14 августа коллеги из «Дворника» в интервью задавали вам вопрос об инициативах правительства в части межбюджетных отношений, вы ответили тогда, что впервые об этом слышите. Законопроект был внесён в Думу всего лишь месяц спустя. Как так получилось? Связи между мэрией и правительством вообще не существует?

— Коммуникации налаживаются. Пример закона о межбюджетных отношениях это подтверждает. Что получилось: действительно нам дали на 50 млн рублей больше, по подсчетам правительства, заменив 7 процентов НДФЛ на 25 процентов налога на имущество юрлиц. Мы решили — если действительно будет на 50 млн больше, то это хорошо, но есть нюансы. Начали разбираться в нюансах, увидели, что по этому налогу нет базы, поэтому сложно прогнозировать собираемость. Предприятия полностью платили его в областной бюджет, не дробили его по месту расположения имущества.

Правительство высказывало экспертное мнение насчет роста доходов на 50 млн рублей, мы — экспертное мнение о падении на 168 млн рублей. В итоге, мы сами опросили предприятия и вышли на сумму налога на имущество юрлиц в 500 млн рублей, то же самое делала налоговая, вышла на сумму в 502 млн рублей, мы не ошиблись. Когда был этот документ, мы сели за стол переговоров с губернатором, он пригласил Порембского (министр финансов регионального правительства Виктор Порембский — прим. «Нового Калининграда.Ru»), дал команду найти решение вопроса. Дотация нас не устраивала, сегодня она есть, завтра её нет. Нужно было прописать в законе ту или иную формулу, которая позволила бы нам, если бы мы оказались правы, и 25 процентов налога на имущество юрлиц в денежном исчислении оказалась бы меньше, чем забираемые у нас 7% НДФЛ, компенсировать потери. Проверка будет производиться поквартально, недостающую сумму, если она появится, нам будут добавлять в течение месяца. Если право правительство, то большое спасибо за 50 млн рублей «плюсом» к уровню 2012 года. Формула защищает нас законодательно, кто бы в каком настроении не был, нам вернут те доходы, которые могут выпасть.

— В любом случае, от идеи «как бы получить побольше» вы во взаимоотношениях с правительством перешли к концепции «как бы не потерять то, что есть».

— Нет, мы не отказались от идеи закона об областном центре. Но ключевое для Калининграда — это чемпионат 2018 года. Очень многие вопросы, кто бы чего ни хотел, в любом случае будут решаться, будут находиться механизмы выделения денег для выполнения того, что вложено в заявку России, поданную в ФИФА. Этот лист всеми подписан, в том числе и мной, там 95% объектов находятся в Калининграде. Поэтому сейчас мы можем ругаться, не ругаться, можем обниматься или не обниматься, но другого выхода, кроме как найти средства, нет. Из городского бюджета ничего более не вытащить. Надеюсь, правительство области и губернатор это понимают, потому что они открыты для диалога, создали рабочие группы. Если хоть один сбой будет в правительстве, в какой-либо федеральной структуре, в администрации города — мы чемпионата не сделаем. Больше тут обсуждать нечего.

Если бы чемпионата не было, ситуация была бы иной. Я всегда говорил как губернатору, так и депутатам облдумы, дайте на 5 лет нам софинансирование в виде дополнительных долей тех или иных налогов, в сумме 500-700 млн рублей, и мы приведём в порядок жилищный фонд, тротуары, дворы. Мы бы за 5 лет сделали город сказкой, а потом отказались бы от этих денег в пользу других муниципалитетов, мы понимаем их нужды. Но сначала порядок надо навести в столице, потому что здесь туризм, сюда приезжают гости, здесь вся инфраструктура. Сейчас, благодаря решению по ЧМ-2018, так и получится, я здесь более-менее спокоен. Кто это не понимает сегодня, поймёт завтра, федеральный центр будет очень внимательно следить, очень чётко регулировать, давать по шапке тем, кто не будет выполнять планы. То же произошло в Сочи — все деньги направили на решение проблем к Олимпиаде 2014 года. Здесь будет то же самое.

— Городом накоплен в силу разных причин большой кредитный портфель, в первую очередь, конечно, речь идёт о федеральном кредите на достройку второй эстакады. Чемпионат — в 2018 году, по кредиту нужно расплачиваться раньше.

— В 2014-2015 годах, да.

— Есть ли какие-то подвижки в его судьбе?

— Ну какие могут быть подвижки... Будем обращаться в правительство области, будем обращаться в федеральное правительство, чтобы нам списали этот долг. Либо перевели деньги из дорожного фонда, либо погасили. Других выходов нет.

— А какова позиция губернатора? Он готов хотя бы это обсуждать?

— Пока идёт реструктуризация, увеличение срока. Это решение было принято благодаря нашим депутатам в Госдуме, Наталье Бурыкиной, благодаря желанию губернатора. На сегодняшний день очень сложно получить что-то из дорожного фонда, все деньги распланированы губернатором — Приморское кольцо, Берлинский мост. Сейчас мы будем вести переговоры с генподрядчиками, чтобы оплатить завершающий этап работ и погасить федеральный кредит теми путями, о которых я говорил.

2.jpg— До 2018 года нам предстоит пережить еще и 2016 год, а также — те вызовы областной экономике, которые он несёт. Недавно губернатор Николай Цуканов заявил о том, что до конца года в Госдуму должен быть внесён законопроект об особом статусе региона, вроде бы как даже идет работа по его подготовке, правда, не очень многие её видят. Вы участвуете в этом процессе?

— Я не участвую.

— Я почему спрашиваю — вот была разработана и даже вроде как обсуждена стратегия социально-экономического развития, однако после того, как обсуждение закончилось, начали поступать претензии представителей различных сфер бизнеса — транспортники, мебельщики не увидели в стратегии своих отраслей на желаемых позициях. Когда мы говорим о законопроекте о Калининградской области, понятно, что он в значительной степени будет касаться областного центра. Вы не опоздаете на этот поезд? Они внесут в Госдуму законопроект, в котором не будет отражена ваша позиция.

— Поймите, от меня тут мало что зависит. И от областного правительства мало что зависит.

— От кого же тогда?

— От того, на какие уступки для Калининградской области готовы пойти Госдума и федеральное правительство. Сейчас стоит вопрос о том, насколько сильно они готовы пойти на наши варианты. Правильно сделало наше правительство, прописало по максимуму варианты — оставить нам это, это и вот это. Но федеральное правительство занимает очень жесткую позицию, в связи с ВТО, в связи с конкуренцией на рынках. Мясопереработчики у нас сейчас привозят сырьё, делают 30 процентов добавочной стоимости, а производят в 30 раз больше, чем остальная Россия. Кто же с этим будет мириться? То же по мебели и по другим сферам. Там не так всё просто, область прекрасно осознаёт риски и пытается пролоббировать интересы местного бизнеса. Но насколько хватит федеральной проходимости, чтобы пройти мимо всех векторов, которые давят на ту или иную отрасль, чтобы убрать лоббистские механизмы, от этого всё зависит. От того, что я туда вмешаюсь или не вмешаюсь, ничего не зависит.

— К вопросу федеральной проходимости — летом возникла новая фигура регионального политического рельефа, новый замполпреда президента Станислав Воскресенский. У вас с ним взаимоотношения уже выстроились? Или вы ещё в процессе?

— Взаимоотношения выстроились, человек мне очень понятен и ясен, очень импонирует, потому что все три мои обращения были очень быстро рассмотрены. Конкретный пример — 170 млн по дорожному фонду, которые у нас забирали. К сожалению, я год пытался решить этот вопрос с помощью своих связей, с помощью правительства области — не решил. Когда я обратился к нему, дороги уже были сделаны, но мы не могли заплатить подрядчикам, потому что деньги уже забрали. Он быстро, в течение недели, решил на уровне Дворковича, Белозерова, эти деньги Калининграду вернули.

Поэтому, конечно, здорово, когда есть человек, способный на федеральном уровне решать любые вопросы. Ничего больше не могу добавить.

— Может ли он, с вашей точки зрения, стать этим, зачастую отсутствующим сейчас, звеном между областью и федеральным центром. Та ли это должность, тот ли это человек? Очень часто говорят, что связки не хватает, в Москве принимаются решения, которые по нам ударяют, но узнаём о них мы слишком поздно, а иные вопросы, столь для нас важные, не решаются годами.

— Если будет благоразумие у руководителей всех уровней, то он может стать. Я имею в виду руководителей регионального уровня. Конечно, если не думать о каких-то шахматах, он мог бы стать таким связующим звеном. Учитывая его статус, конечно, нужно этим пользоваться. У нас же цель одна: сделать город Калининград таким, каким хотим — по комфортности проживания, по туристической привлекательности. Понятно, что без федерального центра мы ничего не сделаем, начиная от законопроектов, заканчивая максимальным наполнением Федеральной целевой программы. Если такой человек есть, нужно выстраивать отношения и пользоваться возможностями. Если начнутся какие-то интриги, то ни к чему мы не придём.

6.jpg«Делаем, что имеем»
— Несколько вопросов из разряда наболевшего. В марте 2011 года вы оценивали в 18-20 млрд рублей расходы на приведение в порядок жилищного фонда. Тогда уже было понятно, что ФЗ-185 в этом смысле себя исчерпал, да и с его помощью удалось привести в порядок лишь 200 домов. В этом направлении какая-то перспектива видна, ведь Чемпионат мира — это в первую очередь инфраструктура, дороги, мосты, но что же делать с жилищным фондом?

— Посмотрев в 2010 году на то, что ФЗ-185 приказывает долго жить, а жилищный фонд нужно восстанавливать на 75%, от фасада, сетей, крыш, до подъездов, подвалов, балконов, мы пошли по пути «делаем, что имеем». Мы посчитали деньги и сделали программу замены и ремонта крыш, подвалов, газовых вводов, лифтов. Сейчас, с 2013 года мы включим в программу балконы, это не очень большие деньги, но в ряде мест действительно трагедия. На 2013 год мы решаем с правительством вопрос дополнительного финансирования. Они создали фонд капитального ремонта, в нём — 280 млн рублей для Калининграда. Это здорово и замечательно...

— Но если все работы оценивались в 18-20 млрд, то явно недостаточно.

— Я честно говорю всем жителям по поводу фасадов — их капитального ремонта более не будет. У области мы просим средства, но это средства для экстренных мер. Когда у нас под тысячу крыш, которые протекают из года в год, которые могут рухнуть, тут уже не до хорошей жизни, не до капитального ремонта фасадов.

— Хорошо, когда крыши не обваливаются, и куски фасадов не падают на головы людей, но есть еще вопрос некоего цветового единообразия, который пока что никак в городе не решается. Обсуждалась перспектива некоего закона, который давал бы полномочия муниципалитету в данном направлении, какова его судьба?

— В ноябре мы внесём этот законопроект в областную Думу, он будет касаться фасадной части вновь вводимых в строй объектов. Для нас это очень важно, потому что то, что сейчас делается — пенополистирол или вата, это некрасиво и недолговечно. Год проходит, здание в плесени, противно смотреть. Это был временный выход — утепление, ликвидация теплопотерь, удешевление строительства. Сейчас, если смотреть в длительной перспективе, такие фасады нам не нужны. Пускай они будут дороже, на стоимости квадратного метра жилья это отразится не сильно, но сохранится на долгие годы.

Каждый раз, когда бываю в Санкт-Петербурге, поражаюсь, какая там красивая архитектура. Понятно, его строили в те времена, когда не особо считали, как отразится гранитный фасад на стоимости жилья. Но посмотрите, как сейчас перестраивают Восточный Берлин — прямо целые кварталы отдают конкретным архитекторам, меняют старые здания на новые, меняют фасады. Делают красивейшие вещи.

— Я уж не вспомню, сколько сменилось главных архитекторов за время вашего первого срока. Сейчас у нас постоянного нет, есть исполняющий обязанности. И с главным дизайнером то же самое, его нет. Появятся ли у нас когда-нибудь специалисты, которые смогут если не диктовать, то хотя бы высказывать мнения, к которым бы прислушивались? Пока что мы видим, что главные архитекторы выполняли скорее согласовательную функцию, они не влияли на процесс.

— Ведёт переговоры, ищем, занимаемся.

— А законодательная база позволяет дать такому человеку серьёзные полномочия для влияния на градостроительный процесс, чтобы он не просто подписывал документы?

— Пока нет.

— Так зачем же искать людей, ведь они станут очередными заложниками ситуации?

— Еще раз говорю — мы в ноябре должны внести в облдуму законопроект, нас поддерживает и губернатор и депутаты. Нужно дать муниципалитетам такое право, я говорю в первую очередь о Калининграде.

— Откуда возьмётся такой человек?

— Ну, например, я сейчас беседую с бывшим архитектором Санкт-Петербурга.

— А зарубежные специалисты? Вы восторгались Санкт-Петербургом, но там центр города изначально застраивали как раз иностранцы.

— Мы не можем их брать на работу на такие должности, у них нет соответствующих допусков. К сожалению.

— А в качестве консультантов? В начале осени приезжал известный урбанист Ян Гейл, сотрудничество с ним будет продолжено? Многие полагают, что это были такие ваши предвыборные танцы.

— Работа продолжится, он изъявил желание. Сейчас он подписал договор с Москвой, но он говорит, что там очень сложно что-то придумать. У нас, слава Богу, ещё ничего не тронуто. Начиная от тех же скверов, парков — и здесь можно работать. Только, говорит он, нужна политическая воля. К примеру, чтобы сузить проезжую часть. И коллапса не будет. Но для этого нужно многое сделать. Мы работаем с инициативной группой, добивающейся создания велодорожек, я пойду на это — где-то за счёт тротуара, где-то за счёт проезжей части. Понятно, нужно согласовать этот вопрос с ГАИ, но мы готовы на это пойти. Если будет принят закон об эвакуаторах, мы сразу же начнём делать полосу общественного транспорта.

3.jpg— В облдуме продолжает свою гиперактивность депутат Михаил Чесалин, который предлагает убрать лишние, по его мнению, знаки, запрещающие стоянку машин в центре города.

— Это глупости, наоборот, надо ставить их больше. От того, что мы расширили Советский и Ленинский проспекты, лишь только появились новые парковочные места. Стоит знак, под ним паркуется машина, водитель вышел и до свидания. Имел он всех в виду, ГАИ, мэрию, которая знаки устанавливает. Я считаю, знаков должно быть больше, тем более — с перспективой выделения полосы под общественный транспорт.

— Вы тогда как-то процесс контролируйте, а то депутат Чесалин сказал, что нужно убрать ряд знаков, и представители муниципалитета не против.

— Нет такого распоряжения! Мы их еще больше будем ставить. Установка подобных знаков — полномочие муниципалитета, мы на такое пойти не можем.

— Сколько еще в анналах мэрии актов выбора земельных участков, которые появятся на свет божий и станут неприятным сюрпризом для жителей?

— Их очень много, мы можем предоставить список. Около тысячи восьмисот.

— Этот процесс вечен? Мы так и будем узнавать о том, что в далёком каком-то году кто-то выбрал себе кусок земли в центре города и намерен теперь его застроить?

— А как, каким способом мы можем их этого права лишить? Там, где есть законные методы, мы их активно используем. Мы сделали ревизию, мы подаём в суды, боремся с ними. У кого ничего не готово, просто забираем участок, у кого какие-то работы подготовительные начаты — предоставляем на замену в другом месте. Но этот процесс идёт беспрерывно. Огромное количество актов выбора участков было выдано по предварительной схеме.

В Москве Собянин пришёл и просто прекратил действие всех предварительно выданных актов выбора земли. Но у него есть полномочия. Сейчас мы смотрим, как он это сделал.

— Может, областная власть в состоянии последовать его примеру?

— Мы сейчас как раз изучаем этот опыт, какие законодательные акты можно применять, чьи полномочия использовать. По всем участкам мы соглашаемся только после многочисленных судов, мы по три-четыре года с ними судимся, гоняем их по судам, надеемся, что откажутся. А у тех, кто не платит арендную плату, просто забираем участки.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — из архива редакции

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.