«Не очень моральный поступок»: как судили Бориса Образцова

В субботу, 9 июня, Ленинградский районный суд приговорил главного редактора газеты «Тридевятый регион» Бориса Образцова к 3 годам и 6 месяцам колонии общего режима за вымогательство более 1,1 млн рублей. Эту сумму, как установил суд, журналист вымогал у компании, которая занимается разработкой калийно-магниевого месторождения в Багратионовском районе. Образцову грозило 8 лет колонии, но судья Наталия Беглик изменила категорию тяжести преступления, сославшись на «исключительные смягчающие обстоятельства». Корреспондент «Нового Калининграда», пристально следивший за ходом судебного разбирательства, рассказывает, чем оно закончилось.

Собирая вещи перед поездкой в суд, Борис Образцов представлял, что на оглашении приговора будет аншлаг. Так и вышло.

К десяти утра зал заседаний оказался забит слушателями под завязку. В суде это предвидели — последнее заседание, в отличие от предыдущих, проходило в помещении попросторнее. Поддержать Бориса Образцова пришли друзья и коллеги; депутат облдумы Михаил Чесалин хвастался, что обладает спецвыпуском газеты «Тридевятый регион» с фотографией подсудимого на первой полосе. С учетом непределенного будущего журналиста, номер газеты, который крутил в руках Чесалин, мог оказаться последним. На снимке Образцов с неухоженной бородой выглядел устало и как-то обреченно. Оригинал, пришедший в суд 9 июня, выглядел куда более свежим и ухоженным.

Огласить приговор главному редактору «Тридевятого региона» должны были на следующей неделе — 13 июня, сразу после Дня России. С чем был связан внезапный перенос заседания на ставшую рабочим днем субботу, неизвестно.

Перешагнув порог зала суда, журналист осмотрелся, кивнул знакомым в знак приветствия и сел, отхлебнув кофе из стакана. Впечатление человека, над которым нависла угроза провести ближайшие восемь лет за решеткой, Борис Образцов не производил. Напротив, от подсудимого исходило спокойствие и даже некоторая уверенность.

Меньше чем через минуту после появления Образцова, в зал вошла судья Наталия Беглик. Не успела она обратиться к тексту приговора, как ее тут же перебил Михаил Чесалин. Он просил говорить громче.

 — Люди пришли послушать ваше решение, будьте любезны [говорить громче], — потребовал депутат.

 — Я прошу не перебивать председательствующего и не нарушать порядок судебного заседания. Спасибо большое за понимание», — строго, не повышая голоса, сказала Беглик и продолжила оглашать приговор.

Его содержание во многом повторяло то, что озвучивала гособвинитель Ольга Рудненко в конце мая. Разница состояла в том, что теперь слова судьи, произнесенные от имени Российской Федерации, закрепляли за версией обвинения статус непреложной истины. Из приговора следовало, что именно подсудимый инициировал летом 2016 года разговоры с представителями компаний «Стриктум» и «К-Поташ Сервис». В этих беседах Образцов в частности говорил, что решить вопрос с критическими заметками о деятельности компаний могла бы сумма в диапазоне от 1 до 1,4 миллиона рублей. К этим разговорам журналиста подталкивали финансовые трудности, которые испытывал его Фонд развития Багратионовского района, в рамках которого Борис Образцов, в частности, закупал подарки для школьников.

0NEV9216.jpg

«Ну, вопрос простой. Они говорят, Боря, прекрати нас аналогично бить; ну, условно говоря, ну я тогда захожу в состоянии какого-то там не знаю… говорю, ребята, вот нет проблем, нет проблем, говорю, дайте лям, и я от вас отвяну. Потому мне там лям триста-четыреста не хватает для выполнения обязательства которые взял Иванин. И я заткнусь тогда до конца года, условно говоря. <…> Просто заткнулся и больше никаких публикаций ни в газете, ни где бы то ни было, на сайте ничего не делаю. Ну, если они дадут хотя бы лям до сентября, они меня не увидят и не услышат. Я вообще слова „Стриктум“, „К-Поташ“ забуду. Я же не заряжаю ничего, я же понимаю, что молчание не стоит дороже миллиона» , — цитировала Беглик расшифровку одного из телефонных разговоров журналиста. Судья пришла к выводу, что финансовая поддержка фонда компанией «Стриктум» выдвигалась Образцовым как основное условие для прекращения негативных публикаций в подконтрольных ему СМИ.

Сами статьи были признаны экспертами одиозными, направленными в первую очередь на очернение компаний, которые разрабатывают калийно-магниевый рудник в Нивенском. Автором этих заметок была местный депутат Тамара Брагина, вокруг которой объединились протестующие против создания горнообогатительного комбината в Нивенском. В приговоре было уделено некоторое внимание деловым отношениям Бориса Образцова с активистами группы «Резонанс 39» — противниками строительства завода. Образцов в частности печатал в своей типографии листовки этой группы. Как раз именно публикациями «Резонанса 39» в своем издании Борис Образцов пугал представителей компаний. Во всяком случае, к такому выводу пришла судья Наталия Беглик. Целью этих публикаций, как говорил сам Образцов, было «качать народ». Все это, как отмечала судья повлекло за собой существенный репутационный ущерб компаниям.

«Деньги пришли — стоп машина», — еще одна цитата Образцова, которая позволила экспертам, проводившим лингвистический анализ, усмотреть в высказываниях журналиста «признаки угрозы» и трактовать это как вымогательство. Сам подсудимый указывал, что его слова неверно истолковали. Упомянула Наталия Беглик и о связях Образцова с экс-главой Багратионовского района Олегом Иваниным. Главред «Тридевятого региона» утверждал, что Иванин его «подставил», когда прекратил финансировать фонд, и именно непорядочность экс-чиновника, якобы подтолкнула журналиста к диалогу со «Стриктумом».

Переговоры между журналистом и компанией в итоге закончились задержанием Образцова в клубе «Амстердам». Главреду «Тридевятого региона» в рамках «оперативных мероприятий ФСБ», передали даже больше, чем он просил — 1 млн 100 тысяч рублей. Образцов считает, что это было сделано специально, чтобы привлечь его по более тяжкой статье. Все 220 купюр номиналом по 5000 рублей лежали в пакете c надписью «For you».

Во время оглашения приговора Образцов то сосредоточенно смотрел в одну точку, то прислонялся к стене, кивая, когда Наталия Беглик цитировала его объяснения. Слушатели, несмотря на духоту, держались до последнего. Хотя в какой-то момент одной совсем юной девушке стало плохо, и она покинула зал в сопровождении знакомых.

Когда Наталия Беглик назвала действия Бориса Образцова «преступными», стало понятно, что журналиста уже не оправдают. Образцов больше не выражал спокойствие, а его растерянный взгляд искал точку опоры. И нашел — в красной папке, которую держала в руках Наталия Беглик. Двуглавый орел на папке был повернут головами вниз.

0NEV9218.jpg

Спустя почти два часа судья приблизилась к финальной части приговора. Наталия Беглик признала Образцова виновным в вымогательстве в особо крупном размере (пункт «б», часть 3 статьи 163 УК РФ), однако сочла, что репутация Образцова позволяет назначить ему наказание ниже минимального предела.

Беглик указала, что на иждивении у журналиста находится престарелая мать, сам он собирается заводить семью, и вообще проявлял себя как человек, который довольно много занимается благотворительной деятельностью. Преступление, в совершении которого обвиняли Образцова, переквалифицировали с особо тяжкого на тяжкое. Совокупность смягчающих обстоятельств судья признала исключительной и назначила Образцову 3 года и 6 месяцев лишения свободы колонии общего режима. «Суд считает, что исправление подсудимого может быть только при отбывании реального наказания», — завершила речь Наталия Беглик. Все заявления Образцова по поводу сфабрикованности уголовного дела и провокативности бизнесменов, судья сочла неубедительными.

При условии, что Образцову грозило 8 лет строгого режима, исход судебного процесса в какой-то степени можно считать даже положительным. Сам он в разговоре с «Новым Калининградом» назвал решение суда «не самым худшим вариантом», хотя по прежнему считает себя невиновным. «Давайте четко говорить: вымогательство — это требование. В экспертизе везде сказано „побуждение“. Под побуждением [могут пониматься] разные вещи. Побуждение может быть просьбой, нытьем, просто по-человечески попросить, выпрашиванием… Только требование образует состав преступления. Требования ни Шайтан, ни Сюндюков (люди, с которыми Образцов вел переговоры - прим. ред.) не подтверждают. И тот, и другой говорят о том, что требования не было», — заявил он в разговоре с журналистами сразу после судебного заседания. Переговоры с компанией «Стриктум», по мнению Бориса Образцова, находятся в рамках «морально-этических норм журналистики. «С точки зрения морали [это] — не очень моральный поступок», — отметил главред «Тридевятого региона». Он считает, что фраза «Дайте лям, и я заткнулся», не является вымогательством.

Чтобы доказать свою невиновность, Образцов намерен пройти всю российскую судебную систему — от апелляции до кассации в Верховном суде, а параллельно направить иск в Европейский суд: «Вину я не признавал и признавать не буду». До тех пор, пока приговор не вступит в силу, Борис Образцов будет находиться на свободе.


Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Ситуация крайней обеспокоенности

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему федералы хотят забрать деньги у бизнеса.