Генконсул ФРГ: «Немецкий турист приедет сюда, только если он повидал уже всё на Земле»

Рольф Фридрих Краузе
Все новости по теме: Соседи
В интервью «Новому Калининграду.Ru» Генеральный консул ФРГ в Калининграде доктор Рольф Фридрих Краузе рассказал о том, что вопрос отмены виз уже перешёл из плоскости «если» в плоскость «когда», сообщил, что немецкие туристы про Калининград не знают, но если приезжают, то испытывают восторг, а также поделился своим мнением о «сосисочном туризме» и уместности брусчатки в окрестностях Верхнего озера.

— Господин консул, давайте начнём с того, что наиболее волнует наших читателей — с выдачи виз. Какова динамика выдачи виз Генеральным консульством ФРГ в Калининграде с начала года, какие темпы по сравнению с прошлым годом, какие сейчас есть в этой области проблемы?

— Основной вопрос сейчас, конечно, это стремление перейти к безвизовому режиму. Как вы знаете, здесь дело не за нами, а за полномочными органами Европейского Союза. В конце апреля в Калининграде состоялась встреча членов Европейского Парламента и Государственной Думы РФ. В этой дискуссии вопрос безвизового режима также играл центральную роль. Все согласились с тем, что речь сейчас идёт уже не о том, будут ли отменены визы, а о том, когда это случится. Необходимо урегулировать технические вопросы, понять, насколько стороны готовы идти друг другу навстречу в этой дискуссии. 

Для нас визовый вопрос — тоже непростой. Мы рассчитываем, что в этом году число запросов на выдачу виз нашим консульством вырастет на 30 процентов. При таком количестве заявителей, по идее, каждый житель области должен бы иметь визу (смеется). А если серьёзно, то за последний год все страны Шенгенского соглашения в Калининградской области выдали 260 тыс виз — количество, достаточное для обеспечения четверти населения региона.

— Вопрос, который журналисты задают, наверное, каждому генеральному консулу ФРГ в Калининграде: перспективы смены места жительства консульства, переезд в здание на улице Тельмана. Что происходит в этом направлении, решаются ли те проблемы, о которых вы говорили в одном из первых интервью после назначения, вопросы, решение которых зависит не только от вас?

— Я думаю, что этот вопрос вам уже не придётся задавать следующему генеральному консулу. С большой степенью уверенности могу утверждать, что к концу года мы переедем в новое здание. Сейчас ведутся ремонтные работы внутри здания, красятся стены, оборудуются помещения. Прогресс очевиден.

— Возвращаясь к теме перспектив безвизового режима. Не так давно, в ходе выставки в Ганновере канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что улучшения в этой области предстоят, но они будут «не такими быстрыми, как того хотели бы в России». Подобное заявление означает, что власти ФРГ чуть более прохладно, чем раньше относятся к возможностям послабления визового режима? Раньше мы видели, что Германия горячо поддерживала в этом отношении позицию России, включая и эксперимент по безвизовому передвижению с Польшей. Как можем мы здесь расценивать такое заявление?

— По моему мнению, госпожа Меркель по-прежнему является сторонником введения безвизового режима, если это позволят технические условия. Здесь речь идёт не о принятии какого-то важного политического решения, а о технической стороне вопроса.

2.jpg

— Вы упомянули заседание рабочей группы комитета парламентского сотрудничества Россия-ЕС. В частности, сопредседатель этой группы, депутат Европарламента Кнут Флекенштайн оценил перспективы перехода на безвизовый режим в 2-3 года. Согласны ли вы с такой оценкой?

— Я не могу противоречить господину Флекенштайну. Он, конечно, более осведомлён в данном вопросе, чем я. Такие решения принимаются в Брюсселе.

— Тогда другое мнение, его неоднократно высказал наш губернатор Николай Цуканов. Он говорил о возможности выдачи виз на границе Калининградской области и Евросоюза, чтобы гости региона по приезду получали российские визы, а мы, перед выездом — шенгенские. Насколько подобные эксперименты реалистичны?

— Я считаю, что это замечательная инициатива господина Цуканова. По крайней мере, она служит доказательством того, что он старается дать толчок экономическому и культурному развитию Калининградской области через международное сотрудничество. Самое главное, — чтобы такие инициативы не стали причиной замедления общего процесса по переходу к безвизовому режиму. Дело в том, что подобные решения, как выдача виз на границе, требуют изменения ряда административных норм. Задействованные в Брюсселе ресурсы должны будут заниматься этими изменениями, вместо того, чтобы способствовать общим изменениям для отмены виз. Исходя из этого, могу сказать, что ведомства стран Шенгенского соглашения пока не готовы к решениям, способным замедлить общий процесс.

— Последний вопрос, касающийся виз. Эксперимент, в результате которого стали возможными безвизовые поездки жителей Калининградской области в ряд регионов Польши и, соответственно, жителей Польши в нашу область, не все восприняли однозначно. В частности — не все в Германии. Известный журнал «Шпигель» в одной из публикаций назвал его «дырой в заборе Шенгенского союза». Как вы лично относитесь к этой инициативе, уже реализованной и работающей? Насколько настроения, прозвучавшие в публикации «Шпигеля», распространены в Германии?

— Не могу сказать, какие настроения по этому поводу в Германии, но здесь, в консульстве, мы очень позитивно относимся к введению в действие соглашения о малом приграничном движении с Польшей. К тому, что высказал «Шпигель», насчёт «дыры в заборе», а также других подобных мнений — я не считаю их уместными. По моим данным, генконсульство Финляндии в Санкт-Петербурге выдало около миллиона виз российским гражданам, что гораздо больше количества участников МПД. Это не привело к падению Финляндии. Во-первых, это способствует развитию туризма, во-вторых, к каким-либо глобальным переменам такие локальные эксперименты не приводят.

— Прямое международное железнодорожное сообщение по маршруту «Калининград — Берлин», в разных вариантах его реализации, не дожило одного года до двадцатилетней годовщины. Сейчас его нет. Как вам кажется, необходимо ли соответствующим структурам по разные стороны границы изыскивать какие-то дополнительные возможности для его возвращения? Или увеличение воздушных перевозок, в частности ежедневные рейсы Air Berlin, компенсируют исчезновение железнодорожного сообщения?

— Я считаю, что железнодорожное сообщение можно в любой момент возродить. Вы согласитесь со мной, если посмотрите на те очереди на границе, которые собираются там по выходным. Для этого необходимы условия, нужно, чтобы дорога до Германии или Польши на поезде занимала не больше времени, чем на машине. Одно из таких условий — то, чтобы российская и польская стороны договорились о таможенном и пограничном контроле во время следования поезда. В Западной Европе до объединения в Евросоюз это было нормальным явлением. 

Но российские чиновники должны дать согласие на то, чтобы их польские коллеги могли садиться на поезд в Калининграде, а поляки разрешили российским пограничникам делать то же в Польше. Тогда все формальности можно будет улаживать до того, как поезд достигнет границы. Но, конечно, нужно соответствующее соглашение между двумя странами. 

Пока путь в Германию на поезде дольше, чем на машине, особым спросом он пользоваться не будет.

3.jpg

— Отмена прямого сообщения объяснялась низкой экономической эффективностью — выкупалось лишь около 20 процентов билетов. Вы считаете, что при улучшении режима перехода границы пассажирами наполняемость повысится до необходимых показателей?

— Как можно убедить кого-то ездить поездом? Во-первых, он должен ехать быстро, во-вторых — конкурировать по стоимости проезда с автомобилем.

— Одним из главных драйверов развития Калининградской области власти видят проведение Чемпионата мира по футболу 2018 года. Проявляют ли интерес к этому событию немецкие инвесторы?

— Да, определённый интерес уже присутствует. Как вы, возможно, знаете, в начале года в Калининград приезжала делегация из Тюрингии. Одним из основных вопросов, интересовавших участников визита, было то, какие перспективы для бизнеса Тюрингии возникают ввиду проведения Чемпионата мира, в том числе в Калининграде. 

В конце минувшего года начал реализовываться проект «Сердце города», многие немецкие компании показали свою заинтересованность в участии в нём. Они дали знать о себе и своём интересе городской администрации. По нашим сведениям, более 50 инженерных бюро заявили о том, что заинтересованы.

В настоящее время предполагаемые инвесторы очень внимательно смотрят на госпрограмму развития области до 2020 года, предложенную правительством региона и подписанную премьер-министром Дмитрием Медведевым. Один из разделов этой программы содержит описание норм правового регулирования, которые должны быть приняты, чтобы её осуществить. В первую очередь, речь идёт о политико-экономических аспектах, которые имеют очень большое значение для иностранных инвесторов. Мы, а также наши коллеги из других дипломатических представительств, равно как и иностранные инвесторы, тесно сотрудничаем с министерством экономики, обмениваемся новостями, чтобы понимать, как лучше воплотить эту программу в жизнь. Минэкономики региона дало понять, что оно заинтересовано в том, чтобы сами иностранные инвесторы сообщили, в каких областях деятельности на территории региона они заинтересованы наиболее.

— Вы упомянули новые нормы правового регулирования. В подписанном Медведевым проекте госпрограммы содержится, если мне не изменяет память, 49 пунктов, предполагающих изменения, дополнения в действующее на территории Калининградской области законодательство. Если вы имели возможность взглянуть на эти предложения, какие из них вам кажутся наиболее ценными для немецких инвесторов?

— Вот, вы видите, у меня в кабинете лежит толстая папка, а на ней — большой плюшевый медведь. Это распечатанный текст программы на русском языке. К сожалению, я не успел прочитать её целиком. А медведь — подарок для друга нашего консульства, который недавно стал отцом. 

Я убеждён, что раздел программы, названный «Увеличение конкурентоспособности Калининградской области», может быть очень интересным для немецких инвесторов. Если мы говорим о конкурентоспособности Калининградской области, то это способность конкурировать с непосредственными соседями. Я бы рассматривал здесь Германию также как непосредственного соседа Калининграда.

4.jpg

— Позиция наших властей заключается в том, что мы также должны конкурировать с другими регионами России, так как к 2016 году мы потеряем те преимущества, которые позволяли нам конкурировать с ними, компенсируя географическую оторванность.

— Я не вижу здесь противоречий. Общий российский рынок является частью глобального рынка, сам по себе он должен составлять конкуренцию мировому. Примером могут служить продукты питания. Если производство продуктов в Калининградской области не будет конкурентоспособно по сравнению с Польшей и Литвой, то вряд ли регион спасут конкурентные преимущества перед другими регионами России. Капусту, томаты и яблоки повезут из Польши. Поэтому наиболее релевантной мне кажется конкурентоспособность по отношению к непосредственным соседям. 

— Если уж мы заговорили о теме продуктов, не могу не спросить о «сосисочном туризме». Самым видимым результатом введения режима малого приграничного передвижения с Польшей стало увеличение поездок жителей Калининградской области за едой. Подобные явления наблюдались в некоторых странах Европы, включая Польшу и Германию, после изменений в Европейском Союзе. Насколько возможность покупать себе еду в другом государстве может повлиять на экономику нашего региона?

— По поводу событий на границе Германии и Польши могу сказать немного — в то время я жил за рубежом. Но я думаю, что здесь есть два аспекта. Первый — экономическое влияние. Мы видим давление на производителей Калининградской области, вынужденных ориентироваться на то качество, которое предлагают их польские конкуренты. Второй аспект — психологический. Население приграничных территорий начинает считать малое передвижение чем-то повседневным, нормой. Не стоит упускать этот аспект, он очень важен.

— Губернатор Николай Цуканов регулярно озвучивает амбициозные планы по выводу региона в лидеры в туристической сфере. Насколько мы понимаем, он хочет бороться как за российский, так и за европейский туристические рынки. Если оставить за пределами разговора визовый вопрос, что ещё необходимо нашему региону, чтобы эти амбициозные планы реализовались? Возможно, вам это чуть виднее, чем другим, так как вы регулярно общаетесь с приезжающими сюда из Германии людьми? Чего нам тут не хватает?

— Я, конечно, приветствую стремление губернатора развивать туризм в Калининградской области. К сожалению, сейчас сложилась особенная ситуация: в центре Европы находится кусочек земли, о котором очень многие вообще ничего не знают. Избалованный немецкий турист приедет в Калининград, только если он повидал уже всё на Земле. Эту ситуацию нужно менять, я согласен с правительством области и министерством туризма. 

Я считаю, что в Калининградской области, конечно, есть потенциал для развития туризма. В первую очередь, это культурный аспект: Калининград это бывший Кёнигсберг, многое из того, что было в Кёнигсберге, до сих пор сохранилось. Во всем регионе очень много культурного наследия, достойного взгляда туриста. Другой аспект — природа. Не зря ведь Куршская коса была включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. 

Но нужно отметить, что туристическая инфраструктура, к сожалению, пока не дотягивает до уровня соседних государств. Это касается качества обслуживания и цен в отелях, предложений турфирм. Но над этим работают. Конечно, нужны усилия, но главное, что цель определена и работа идёт в нужном направлении. 

Полезно было бы, к примеру, в отелях и ресторанах увеличить процент персонала, владеющего иностранными языками.

5.jpg

— Многие живущие здесь, к сожалению, с трудом представляют себе, зачем иностранному туристу приезжать в Калининград. Может быть, общаясь с теми, кто приезжает сюда из Германии, вы слышите и можете сказать, что им запоминается? Тем, кто, как вы говорите, о Калининграде не знал, но всё же здесь оказался. 

— Реакцию тех, кто посещал Калининградскую область, тех, с кем я общался, можно разделить на две части. Первая — восторг. Люди открывают для себя ранее неизвестное, находятся в восторге от увиденного. Другое чувство, которое возникает при посещении Калининградской области — путешествие во времени. За пределами города, в некоторых районах, складывается впечатление, что время остановилось. И я уже как-то говорил, что моё личное впечатление — это Шлезвиг-Гольштейн 50 лет назад. В этом есть определённый шарм.

— Вы оказались в настоящем эпицентре истории с брусчаткой в качестве материала для покрытия городских дорог. Сейчас в городе идут дискуссии о том, что с ней делать — оставлять или заменять на современный асфальт. Как раз здесь, на улицах Тельмана и Верхнеозёрной, где расположено генконсульство ФРГ, происходят самые большие баталии, сейчас брусчатку вновь ремонтируют, так как она была уложена с браком, так что добраться до вас на машине непросто. Ваше мнение как человека, который ежедневно здесь находится — стоит ли её сохранять именно в этом районе?

— Конечно, я не инженер-дорожник. Я считаю, что эстетически брусчатка очень хорошо вписывается в этот район. Очень жаль, что строительные фирмы не предусмотрели качественное основание для брусчатки, чтобы она могла выполнять основную функцию — служить дорожным покрытием. Я слышал версию о том, что причина в некоей административной проблеме. Якобы существующие нормы не позволяют сделать качественное основание для брусчатого покрытия. Не знаю, является ли это настоящей причиной. Но у меня сложилось впечатление, что именно проблемы с брусчаткой стали причиной пробок, которые регулярно образуются в этом районе. Перекрёсток около здания наших коллег из литовского консульства особенно страдает от пробок, плюс там есть старые трамвайные пути. Каждый автомобиль должен ползти по этому перекрёстку как улитка — и это в том городе, где предполагается быстрый темп жизни. Похожие перекрестки есть и в других местах на Тельмана. Но я считаю, что брусчатка хорошо подходит этому району, если она будет качественно уложена.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — Виталий НЕВАР, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.