Евгений ГАН, Депутат городского Совета г. Калининграда: Принимать слабо проработанный проект устава вредно

15 июня в Калининграде состоятся публичные слушания по проекту нового Устава города. Основной вопрос, который будет на них обсуждаться, — изменение системы управления городом. В частности, предлагается ввести должность назначаемого горсоветом по конкурсу сити-менеджера (мэра), а должности главы города и председателя горсовета совместить. Своим мнением касательно предлагаемых изменений с КНИА поделился бывший председатель Калининградского горсовета Евгений Ганн.

КНИА:
Знакомились ли Вы с новым проектом Устава?

Евгений Ган:
В отличие от остальных депутатов, я не только познакомился, но и изучил его. Изменения в Уставе, в том виде, в котором они есть, приведут к потере управлением города. Чтобы это понять, достаточно внимательно изучить документы. Я против подобных решений, которые сегодня продавливаются фракцией «Единая Россия» в городском Совете, потому что Устав – это маленькая конституция, основной закон города по которому мы живем.

Нынешний Устав мы приняли в январе 2006 года в соответствии с Законом о местном самоуправлении, и с того момента не прошло еще и полутора лет. Обсуждение Устава у нас шло почти год, мы давали возможность всем общественным организациям высказаться.

Если сейчас граждане не довольны работой администрации города и городского Совета, органов местного самоуправления, то нужно искать этому причину. А глубокого анализа причин и обоснования, почему мы должны поменять эту схему — не прозвучало до сих пор, я думаю, что и не прозвучит. Потому что все в душе понимают, что это сделано для того, чтобы одни чиновники не дали работать другим чиновникам.

Официальным разработчиком нового проекта Устава является фракция «Единая Россия». Получается, ее не устраивает работа Юрия Алексеевича Савенко. При этом [публично] в адрес мэра от них слышатся только хвалебные речи, самые высокие оценки. Возникает вопрос: «А зачем тогда огород городить?» По-другому нынешнюю ситуацию не назовешь.

КНИА:
СМИ цитируют ваше заявление о том, что при принятии нового проекта Устава «нарушены все процедурные правила». В чем это выражается?

Евгений Ган:
У меня есть основания предположить, что проект Устава к первому заседанию городского Совета видели 2-3 депутата, но на этом заседании, длившемся примерно семь минут, большинство проголосовало «за». Сути Устава при этом никто не коснулся. Были только мои вопросы, в ответ на которые сказали: «Ну что ж, до вас информацию не довели, а все остальные это знали раньше». Тем самым грубо нарушался регламент городского Совета.

Далее, мы первый раз рассматривали этот вопрос 23 мая, а решение о проведении публичных слушаний по проекту Устава и его опубликовании было принято 30 мая 2007 года. Почему опубликование проекта Устава произошло на неделю позже? Потому что в первом варианте проекта председатель городского Совета–глава города не имеет право голоса [при голосовании в горсовете], во втором варианте главу города таким правом наделили. Юристы вовремя спохватились. Это все свидетельствует о том, что прорабатывался Устав в спешке. И при этом, откладывая публикацию Устава на неделю, было сказано, что таким образом населению дают больше времени для изучения проекта.

Далее, одним из оснований того, что эту схему надо менять, Александр Ярошук [председатель горсовета] назвал то, что Юрий Савенко больше баллотироваться [в мэры] не будет, а значит, нельзя рисковать городом. Я перевел это так: «Мы не должны доверять калининградцам, они не сумеют выбрать нормального главу города, который будет исполнять обязанности мэра». Я так не считаю. У нас достаточно людей, которые могут завоевать доверие граждан, хорошо знают местное самоуправление и готовы участвовать в выборах.

КНИА:
Согласны ли вы с тем, что существующая система управления, когда всей полнотой власти в городе распоряжается избранный на всеобщих прямых выборах мэр Калининграда, оправдана только в условиях кризисного состояния общества и сейчас требуется нечто иное? И насколько оправдано разделение функций главы города и мэра?

Евгений Ган:
Я не уверен, что сегодня нам нужны в срочном порядке эти изменения. Готовиться к этому надо и, возможно, эта форма найдет свое применение в будущем.

Если посмотреть ст. 33 проекта Устава о компетенции городского Совета депутатов, то большая часть вопросов перечисленных там, и так выполняется в нынешних условиях. А есть и то, чем еще не мешало бы заняться, например межмуниципальным сотрудничеством и решением проблем. Но этим не занимаются. И таких примеров много.

По новому проекту Устава городской Совет наделен исключительными полномочиями, то есть будет глава председатель совета или его не будет – городскому Совету отведена роль контроля всех и вся.

А обязанности главы города ограничены и в Федеральном законе. При этом закон не регулирует порядок взаимоотношений главы города и мэра, которого собираются нанимать по контракту. Он только предписывает, что контракт с мэром заключает глава города. Форма контракта и все остальные условия утверждаются городским Советом. Я думаю, если эти вопросы были бы глубоко проработаны, то на публичные слушания должны были вынести проекты решений связанных с контрактом. Но ничего этого нет.

Все функции по исполнительно-распорядительной линии остались у мэра, даже те, которые сами напрашиваются уйти в ведение главы города, как, например, планирование социально-экономического развития и разработка стратегий. А для чего тогда эти изменения, если все так и есть?

Почему говорят, что сейчас власть мэра безраздельна? По нынешнему Уставу он вполне подконтролен городскому Совету, так и контролируйте. А будут ли приниматься меры в будущем к мэру по контракту, если ситуация будет такая же как и сегодня? Тогда в этой ситуации надо глубоко прорабатывать сам Устав, все приложения, чтобы они сразу давали инструментарий в руки городского Совета и главы города по осуществлению очень жесткого контроля за деятельностью администрации. Предлагаемый проект не отвечает ни на один поставленный вопрос.

КНИА:
Как все эти предложения в новом проекте соотносятся с федеральным законодательством?

Евгений Ган:
Федеральный закон «О местном самоуправлении» ст. 40 п.4 гласит: «Решение об изменении срока полномочий, а также решение об изменении перечня полномочий выборного должностного лица местного самоуправления применяют только к выборным должностным лицам местного самоуправления, избранным после вступления в силу настоящего решения».

Наши разработчики при этом говорят: вот мы сейчас решение принимаем, меняем перечень полномочий у главы города, и как только это решение вступает в силу, а решение вступает в силу после регистрации Устава, оно начинает действовать.

Но при этом игнорируется статья 44, которая предусматривает, что «изменения и дополнения, внесенные в Устав муниципального образования и изменяющие структуру органов местного самоуправления, меняющие полномочия органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления, вступают в силу после истечения срока полномочий представительного органа, принявшего муниципальный правовой акт о внесении изменений в Устав». То есть решение вступает в силу после избрания нового городского Совета.

Депутаты этого не понимают и говорят, что самораспускаться не будут. Но как только в суде докажут, что это превышение полномочий, у областной думы сразу будут основания распустить городской Совет, который принял правовой акт с таким нарушением.

Далее, в законе четко сказано что управление или распоряжение представительным органом или депутатами, в какой бы то форме средствами местного бюджета в процессе его исполнения не допускается, за исключением средств местного бюджета, направленных на обеспечение деятельности представительного органа и депутатов. В новом Уставе это не нашло своего отражения, потому что достаточно часто депутаты в ходе исполнения бюджета вносят изменения в бюджет исходя из своих соображений. А это недопустимо.

Еще один момент. В проекте Устава сказано, что городской совет состоит из 27 депутатов. При этом на постоянной основе может работать не более 10% депутатов от установленной численности городского Совета депутатов. Сейчас это 3 человека. Проведите сами деление, и вы увидите, что если на постоянной основе работают 3 депутата, то это уже 11,1%, а значит — больше заявленных 10%. Получается противоречие. И это хотят закрепить в Уставе. Уже только из-за этих моментов я буду выступать против принятия такого решения.

КНИА:
Насколько результативными, на Ваш взгляд, будут публичные слушания по изменениям в Уставе?

Евгений Ган:
Исходя из имеющейся информации о подготовке слушаний, я думаю, решение примут то, которое посчитают нужным. Мои доводы и сомнения в законности этого пункта услышаны не будут. По ним мы, скорее всего, будем работать в суде.

Представители «Единой России» заявляют, что на публичных слушаниях они будут обсуждать разные схемы управления: первое – избирать главу города-председателя городского Совета из состава депутатов, второе - избирать главу города-председателя городского Совета всем населением, и третий вариант, представляющий собой явно пиаровский ход, – ничего не менять.

А я хочу спросить: а почему ничего не менять? У нас есть третий вариант — оставить схему управления такой, как она есть, но существенно поменять требования к городскому Совету по выполнению им своих функций, к главе города и к исполнительно-распорядительному органу.

Моя позиция такова, что принимать слабо проработанный проект в его сегодняшнем виде, когда он не отвечает на вопросы, за счет чего повысится эффективность управления городом и что это даст конкретно калининградцам, не просто нельзя, а вредно. В таких условиях лучше оставить прежний Устав и работать, изучать и пытаться выстроить как раз такую схему управления, которая была бы наиболее эффективна для обеспечения интересов калининградцев, а не для обеспечения интересов управленцев.
Источник: КНИА

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.