Калининград: кругом проблемы и враги

Все новости по теме: Калининградский анклав
В последнее время Восточная Европа стала ареной острых политических конфликтов. Кризис, связанный с размещением элементов американской системы ПРО, проблема энергобезопасности, которую с завидной регулярностью и не без видимого удовольствия поднимают «восточноевропейские партнеры» – все это напрямую затрагивает интересы России. Кроме того, Россия не может оставаться безучастной к судьбе этого региона, так как в эпицентре конфликтов находится российский форпост на Западе – Калининград.

Калининградская область оказалась в сложном положении сразу же после распада Советского Союза. Принадлежность региона России была поставлена под сомнение соседними Литвой и Польшей. Различные группы в этих странах выступили и выступают за аннексию Караляучюса или Крулевца (как в Литве и Польше называют Калининград).

А еще литовцы называют Калининград «Малой Литвой». Существует даже так называемый «Совет по делам Малой Литвы», созданный в 1989 году из комиссии Саюдиса по геноциду и культурному наследию «Малой Литвы» и фактически функционирующий под патронажем литовского Сейма. Главная цель Совета — изменение правового статуса и демилитаризация Калининградской области. В рамках проведенной несколько лет назад под эгидой Совета международной конференции в Вильнюсе прямо ставился вопрос о необходимости отторжения Калининграда от России и прекращения российской «колонизации и оккупации Караляучюсского края Литвы».

Влиятельные литовские политики также не раз делали резкие заявления по поводу Калининграда. В 1993 году посол Литовской Республики в США заявил, что Калининград – это литовская территория. В 1995 году Витаутас Ландсбергис (председатель литовского Сейма в 1990-х гг.) утверждал, что статус Калининградской области как территории России на самом деле так и не был разрешен после Второй мировой войны. В декабре 1997 года спикер литовского парламента Ромуальдас Озолас назвал Калининград «четвертой Балтийской республикой».

Отношение к российскому эксклаву в Польше было значительно спокойнее. Но и там некоторые политические организации пытались добиваться полной демилитаризации области и изменения ее международного статуса.

Не осталась в стороне и Германия. Широкую известность в ноябре 2004 года получила инициатива оппозиционной в то время фракции ХДС/ХСС в бундестаге. 71 депутат в своем запросе попытались поставить под сомнение целесообразность сохранения Калининграда в составе РФ и организовать еврорегион Пруссия, в который входили бы бывшие территории немецкой провинции Восточная Пруссия.

Несмотря на то, что проблему статуса региона достаточно регулярно поднимают на разных уровнях, можно сказать, что сейчас она уже потеряла свою былую актуальность. Прошли те времена, когда каждый более-менее влиятельный российский федеральный чиновник спешил заверить калининградцев, что их регион – это неотъемлемая часть России. Однако у «калининградского вопроса» появились новые измерения.

Тема Калининграда была поднята недавно вновь во время очередного спора «Газпрома» и Белоруссии, когда российский монополист угрожал белорусам сокращением поставок. В специальном заявлении «Газпрома», помимо заверений в том, что транзит газа в Европу из-за этого не пострадает, говорилось и о Калининградской области.

Надо сказать, что столь популярное в этой части Европы понятие «энергобезопасность» является действительно актуальным для российского эксклава на Балтике. Калининград зависит от поставок газа через Белоруссию и Литву. Три года назад, во время первого конфликта «Газпрома» и Белоруссии, газовый монополист, приостановив поставку газа, пощекотал нервы властям области и жителям региона.

Однако дело не только в газовом транзите. Области просто не хватает тех объемов газа, которые она получает сейчас. А новые квоты выбить не получается. Уже несколько лет, несмотря на распоряжения президента, «Газпром» не идет навстречу Калининградской области в этом вопросе. Вроде бы, было согласовано решение об ответвлении СЕГ, но потом оказалось, что все осталось на стадии консультаций. Казалось бы, снабжение газом одного из российских регионов — естественный приоритет «Газпрома», но почему-то концерн-монополист не уделяет этому почти никакого внимания.

Недостаток газа приводит к тому, что Калининград не может вырабатывать достаточные для своего потребления объемы электроэнергии. Поэтому ее поставляют с северо-запада страны через территорию Литвы. В случае планируемого закрытия Игналинской АЭС, являющейся элементом еще единой советской энергосистемы, в 2009 году вся эта схема окажется под угрозой, и Калининград может вплотную столкнуться с проблемой острой нехватки электроэнергии.

С энергетикой связана только часть проблем, вытекающих из географического положения российского эксклава. Регион уязвим и в других отношениях. Это еще раз было продемонстрировано в случае с абсолютно неадекватной литовской реакцией на недавние слова президента Владимира Путина. Российский президент, говоря о несоответствии договора ДОВСЕ современным реалиям, с иронией спросил, не назначить ли ему руководителя Прибалтийского военного округа? В ответ литовская пресса разродилась истерическими комментариями. Журналисты популярной литовской газете Lietuvos rytas усмотрели в словах российского президента проявление колониального мышления России, ее неизбывного империализма и просто неуважения к странам Балтии: «Россия еще не отказалась от своих геополитических интересов в странах Прибалтики, Москве кажется, что суверенитет прибалтийских стран, членство в НАТО и в ЕС – ничтожно». В качестве ответа на дерзкий вызов российского президента предлагается рассмотреть возможность «осмелиться… не выдавать больше транзитных виз жителям РФ», или начать «в конце концов, ремонт железнодорожной ветки в оккупированный край Караляучюс».

Отношения с неуравновешенными соседями могут еще более усложнится, если в Калининграде разместят ракеты малой дальности «Искандер-М» — в ответ на решение польских властей по системе ПРО. Калининград из «российского Гонконга на Балтике» (как его любили называть в 1990-е годы) вполне может превратиться в «российского заложника на Балтике». Интересно, готовы ли федеральные власти проявить должную заботу о регионе в случае, например, обозначенного «ремонта железнодорожной ветки в оккупированный край»?
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.