Калининградская область уходит из России

Все новости по теме: Калининградский анклав
На прошлой неделе разразился очередной территориальный скандал. Илья Клебанов чуть не подарил Калининград Евросоюзу. Полпред президента по Северо-Западному округу заявил, что "Калининграду надо придать статус заграничной территории", что в переводе с официального языка означает отмену границы Калининградской области с ЕС и даже вхождение ее в зону евро. Разразился скандал, полетели депутатские запросы, зазвучали официальные комментарии.

За последнее десятилетие Калининград объявляли то площадкой для европейского сотрудничества, то пилотным регионом, то регионом дружбы... Словно в довершение к разразившемуся скандалу на днях очередные региональные сепаратисты объявили о намерении бороться за предоставление Калининградской области статуса республики в составе России.

В связи с активизацией "калининградского вопроса" интерес вызывает позиция Андрея Крайнего - директора Калининградского морского рыбного порта, известного бизнесмена и одного из явных кандидатов Кремля на должность губернатора крайней западной области России. Свою позицию он озвучил одновременно с заявлением Ильи Клебанова, тоже человеком Кремля на Северо-Западе страны, что придаёт калининградской территориальной интриге ещё больше политической остроты. Публицист Инна Коваленко побеседовала с Андреем Крайним. Вот фрагменты из этого интервью.

Калининградскую область в последнее время стало модно называть анклавом. Пожалуй, это допустимо в просторечье, в непрофессиональной лексике, но совершенно неприемлемо в политической терминологии. Как объект международного права и по отношению к другим странам Калининградская область - анклав, а точнее - полуанклав, так как имеет морской берег, порты. Для российской стороны Калининградская область - эксклав. Понимаете, за точностью формулировок кроется, в данном случае, международный статус этой территории. На мой взгляд, совершенно недопустимо жонглировать строгими определениями международного права. Ведь известно, что вначале всегда следует слово. Я опасаюсь, что также легко, как из обиходного языка "анклав" скользнул в профессиональную лексику, так и Калининградская область ускользнёт от России.

Исторически сложилось так, что Калининградская область какая-то чужая. Первые сорок лет, после войны мы даже стеснялись этой области. У нас в учебниках, там, где про административно-географическое деление СССР написано: "РСФСР с Калининградской областью". Чувствуете? Никита Сергеевич Хрущев чуть было не подарил эту область великому немецкому другу Вальтеру Ульбрихту. Славу Богу его удержали, или сам удержался. Поэтому здесь первые сорок лет толком ничего не развивалось. Вытаскивали булыжник и вывозили для укладки мостовых прибалтийских городов. Мы развивали все, кроме Калининградской области, я имею в виду в Прибалтике. Булыжник укладывали в мостовые Риги, Вильнюса, а Калининградская область рассматривалась руководством страны, как база балтийского флота и область, где сосредоточены предприятия военно-промышленного комплекса. А затем и Союз развалился. В результате Калининградская область оказалась отрезанной от территории остальной России.

Долгое время руководству страны не было никакого дела до Калининградской области: область маленькая, никого особенно не волнует. Живут они там как-то и живут. Тем более что область пробавлялась за счет недекларированного ввоза подакцизных товаров - сигарет и алкоголя. К лету 2000 году начали задумываться, что собственно делать с Калининградской областью. С одной стороны, руководство страны внятно заявило, что у нас нет лишней земли, и мы не собираемся ничего раздавать. И стало ясно, что мы не будем продавать или передавать Калининградскую область на каких-то условиях немцам. Но достаточно долго народ пытался сообразить, что мы здесь делаем? Либо, это непотопляемый российский авианосец с базой флота в городе Балтийске. Либо это регион, который не сидит на трансфертах, не дотационный. То есть регион, который в перспективе может стать регионом-донором, успешно и стабильно развиваться.

Есть реальная опасность сепаратизма. Я бы ее не преувеличивал и не преуменьшал. Местные жители сравнивают свой образ жизни не с Пермью и не с Пензой, а с Литвой и с Польшей. И они видят, как далеко за десять лет продвинулись соседи. Даже северные территории Польши, традиционно более бедные, которые к нам примыкают, даже они за десять лет здорово выросли, и благосостояние людей увеличилось. Кроме того, 65 процентов молодых калининградцев ни разу не были в "материковой" части Российской Федерации. Для них большая Россия - это слова. Опросы, проведенные в школах, показали, что, скажем, на вопрос: "Кто был первым космонавтом планеты Земля" 30 процентов школьников ответили - Брюс Уилис. Они фильм "Армагеддон" видели, а кто такой Гагарин не знают. То есть мы можем получить через десять лет поколение людей, которых с Россией ничего не связывает, кроме русского языка и российского паспорта. Но на русском языке и на Брайтон-Бич говорят. Этого маловато для национальной самоидентификации. Для калининградцев, которым сейчас по десять-четырнадцать лет слово "Россия" не наполнено реальным содержанием.

Калининградская область должна быть экономически связана с Российской Федерацией. Это не оторванный анклав, это Россия! А государство надо укреплять. Если мы ставим перед собой задачу сохранить эту территорию в составе страны, то, безусловно, мы должны думать о каких-то преференциях. Те страны, которые имеют зарубежные территории, как, скажем, та же Франция с Корсикой, США с Аляской располагают таковыми.

Я не либеральный экономист и не люблю либералов, поэтому я считаю чушью собачьей идею от "вольного", что невидимая рука рынка расставит все по местам. Есть государственные интересы и если государство будет уходить вот таким образом из экономики, то завтра оно окажется и вне политики.

Сегодняшнюю ситуацию я бы охарактеризовал, как попытки ослабить экономические связи между Калининградской областью и остальной территорией Российской Федерации. Возможно, что многие деятели этого не понимают или пребывают в искренних заблуждениях. У меня нет иллюзий. Я внимательно слушаю, что говорит в последнее время президент Польской Республики г-н Александр Квасьневский, что уже получило название "доктрина Квасьневского". Которая, допустим, рассказывает, что Россию в ЕС надо принимать по частям, а первой в этом списке должна быть Калининградская область. Все это сопровождается словами об усилении интеграции, о мостах какой-то дружбы. Но мы-то с вами понимаем, что это что-то значит, а именно выдачу неких паспортов жителям Калининградской области для свободного проезда, между прочим, в Европу. Получается так: жители Калининградской области обладают некими документами, а жители всей остальной России не обладают. А потом Европа, европейское сообщество потребует от нас (и мы будем вынуждены этому подчинится, так как Калининградская область свободный регион сотрудничества) поставить забор на этой территории России. Граждане остальной России должны будут получать на въезд в Калининградскую область уже настоящую визу в ЕС или в посольстве Литвы. Таким образом, мы потеряем Калининградскую область, она отвалится просто сама.

Понятно, что г-н Квасьневский не сам это придумал. Он близко к тексту цитирует г-на Збигнева Бжезинского, своего соотечественника, известного американского политолога, который в книге "Великая шахматная доска" пишет о том, что существование России - "громадная историческая ошибка и наша миссия эту ошибку исправить". На месте России, продолжает Бжезинский, должно существовать 10-12 самостоятельных государств, каждое из которых тяготеет к определенному центру силы. Например, Зауральские районы к Китаю, Урал к Америке, более западные области к Европе. Вот, что им надо.

Себя не надо обманывать. Никто нас там не любит. Никому мы не нужны. Не потому, что они испытывают какое-то пещерное антироссийское настроение. Дело не в этом. Они опасаются России и опасаются не без основания. Не потому, что Россия страна непредсказуемая. Надо понимать, что есть мировой рынок труда, сырья, всего остального. Есть игроки на этом рынке. Этим игрокам совершенно не нужны сильные конкуренты. Вот и все. Нас просто пытаются вытолкнуть на обочину. По принципу "У вас есть сырье - ну и сидите ровно, поставляйте его нам, а мы вам за это будем давать доллары, на которые вы будете покупать наши товары". Россия для себя таких перспектив не хочет. Руководство России сознательно. Народ, возможно, подсознательно. В любом случае эти перспективы являются для нас неприемлемыми. И поэтому, Калининградская область в ближайшее время может стать ареной жестких дипломатических и экономических столкновений.

Нам надо искать наших естественных союзников, потому что есть политики и есть бизнесмены. Если мы создадим условия, при которых западному бизнесу будет работать в Калининградской области выгодно, то бизнес сам будет заинтересован в соблюдении статуса-кво. Ему не нужна будет Калининградская область в составе Европы. Ему это будет не выгодно экономически. Его будут устраивать российские правила, российские законы. Только эти правила надо отрегулировать, принять необходимые законы. Таким образом, в лице бизнеса, в лице транснациональных корпораций мы получаем союзников.

На западе вовсе не монолитная стена против нас. Надо бреши искать, клинья вбивать. Все это работа для дипломатов. Мы же здесь должны сформулировать для самих себя, что же мы хотим из этой области сделать. Это регион, который занимается импортозамещением! Экспортно-ориентированный регион! Некая Силиконовая долина? Непотопляемый российский авианосец? Здесь я намеренно не ставлю вопроса, потому что убежден, что у России только два союзника: армия и флот. И надо усиливать военное присутствие, поставлять новые корабли для флота. Как там в "Полтавской битве": "От сель грозить мы будем шведу на зло надменному соседу". Вы понимаете, я сейчас не про шведов.

Пока ни одни из перечисленных вопросов не имеет внятного ответа. На мой взгляд, надо скоординировать Федеральные целевые программы с концепцией развития области и строго придерживаться политики единства Российского государства, мощного и свободного. Такого, чтобы Запад в зависти стиснул зубы и работал с нами как с братом, а не как с малохольным соседом. Сейчас мы должны ясно понять, что мы хотим увидеть здесь через десять лет и через пятнадцать. Надо определиться, поставить себе задачу и работать над ее осуществлением. Ничего в общем сложного.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.