Представитель МИД: «Зачем нам делать односторонние добрые шаги?»

Все новости по теме: Международные отношения
Павел Мамонтов рассказал в интервью «Новому Калининграду.Ru» о перспективах безвизового режима, отношениях с Литвой и Польшей и влиянии международной обстановки на ситуацию в Калининградской области.

«Те, кто приедет на круизных лайнерах, будут удовлетворены»

_NVV2136.jpg


— В прошлый понедельник МИД РФ заявил, что планирует с 1 января 2015 года прекратить выдачу 72-часовых виз на границе с Калининградской областью. Правительство Калининградской области и турассоциация заявили, что визы все же нам были нужны. Как вы оцениваете ситуацию, будете ли вы как-то пытаться повлиять на неё?

— Пытаться влиять мы не будем, потому что есть решение МИД РФ, которое однозначно говорит: выдачу 72-часовых туристических виз с 1 января мы прекращаем. Другое дело — под воздействием тех факторов, особо значимых для Калининграда, как то краткосрочный туризм, благодаря усилиям нашего губернатора удалось договориться с МИД РФ и попросить нашего министра, чтобы прекращение было поэтапным. Например, те предварительные заказы, которые туристические компании имеют от своих агентов на оформление таких виз на летний период или на период зимних каникул, будут рассматриваться индивидуально. Не будет всем отказано, подход будет интегрированный и достаточно лояльный. Тем не менее, я думаю, что в первой половине 2015 года этот процесс завершится.

— С чем это связано? С политической ситуацией?

— Нет, я считаю. Во-первых, если брать количественное отношение такого рода виз к общему числу виз, выданных иностранным гражданам, посещающим Калининград, то это примерно 0,3 процента. К примеру, в 2012 и 2013 годах таких виз выдано в среднем 550 штук. Иностранные граждане, приезжающие в Калининград, предпочитают более долгосрочные туристические визы, получаемые в диппредставительствах за рубежом. Потому что 2–3 дня — все же достаточно маленький срок. И потом — неудобно туристу быть привязанным к точным датам въезда и выезда. Этим обычно пользуются люди для кратковременных поездок «выходного дня», как мы их называем. Это первый фактор — незначительная доля в общем объеме визовых документов для иностранных граждан.

Второй аргумент, более политизированный, как бы я сказал… Как вы знаете, мы в течение многих лет предлагаем Евросоюзу конкретные шаги, даже дорожная карта есть по продвижению к безвизовому режиму со странами ЕС. Этот режим — 72-часовых виз — мы придумали изначально для упрощения и облегчения поездок иностранных граждан в Калининградскую область. Но, в то же время, со стороны ЕС, Великобритании все технологии, затраты, связанные с получением, к примеру, британских виз, только усложняются и растут. Когда нет адекватности, пропорциональности в действиях Российской Федерации и зарубежных партнёров… Зачем мы будем делать односторонние добрые шаги? Поэтому было принято такое решение.

— Вы говорили, что 72-часовыми визами воспользовалось 0,3 процента иностранцев. А сколько их приехало в Калининградскую область по обычным российским визам?

— По общей статистике, если брать в этом количестве тех иностранцев, которые приезжают в Калининград, а затем далее продолжают путешествие, допустим, в Москву и Санкт-Петербург, таких иностранных гостей в Калининграде около 820 тысяч человек. Причем я не говорю, что это количество граждан. Это количество въездов, потому что один и тот же человек может в течение года не один раз въехать по визе. И здесь мы не говорим про МПП, потому что это отдельная тема, связанная с Польшей.

В то же время, со стороны ЕС, Великобритании все технологии, затраты, связанные с получением, к примеру, британских виз, только усложняются и растут. Когда нет адекватности, пропорциональности в действиях Российской Федерации и зарубежных партнёров… Зачем мы будем делать односторонние добрые шаги?

— Политолог Владимир Абрамов, комментируя эту ситуацию, отметил, что не понятно, как быть со строительством порта в Пионерском, где планируется заход круизных судов. Предполагается, что там будет 72-часовой безвизовый режим. Если сейчас даже упрощение визового режима отменяется, можно ли рассчитывать, что круизные суда будут заходить к нам в принципе?

— При всём уважении к Владимиру Абрамову, он знающий специалист, я хочу напомнить, что в настоящее время в Госдуме находится проект поправок, которые в принципе разрешат безвизовое пребывание иностранных граждан в 11 аэропортах РФ, в том числе, в калининградском аэропорту «Храброво». Эта процедура, я думаю, все равно будет в ближайшее время решена. Таким образом, мы избавляемся от 72-часовых виз, но разрешаем безвизовый 72-часовой режим. Думаю, те, кто приедет к нам на круизных лайнерах или другим способом на выходные дни, будут удовлетворены. Ко времени строительства порта, думаю, долгожданного, эта тема законодательно будет решена.

— Есть ли перспектива не только в порту и аэропорту отменить визы, но и к 2018 году сделать безвизовый режим и в автомобильных пунктах пропуска, как думаете?

— Как говорит уважаемый Михаил Михайлович Жванецкий — вы посмотрите, где мы и где тот 2018 год. Не будем загадывать. Но, во всяком случае, знаю точно, что МИД РФ, невзирая на сложную политическую ситуацию вокруг России, связанную с известными процессами… Мы не собираемся делать каких-то ужесточений, сложностей, отмен. Всё, что будет делаться в плане визового режима со странами Шенгена, другими государствами, ухудшаться не будет никак.

— Разве это не ухудшение — отмена 72-часовых виз?

— Больше всего в этом ищут негативную подоплеку наши туроператоры, потому что по этому эксперименту, который больше 10 лет назад ввело Правительство РФ, работает только 5 туристических компаний в Калининграде. Фактически с большим количество туристов работают 2–3 из них. Естественно, они имеют какую-то долю прибыли на этом поприще. Но с точки зрения общей социально-экономической ситуации в Калининграде, я вас уверяю, это не является решающим и определяющим фактором для её развития, если иметь в виду международный фактор.

«Для нашей области европейские санкции наиболее болезненны» 

_NVV2066.jpg


— Насколько серьезно изменилась ситуация в международной сфере за последние годы для Калининградской области? Вопрос, наверное, риторический?

— Да, вопрос риторический. Можно ответить однозначно — ситуация усложнилась. Это наиболее подходящий термин. И ситуация стала более многогранной, более многосторонней, причем во всех направлениях внешнеэкономической и внешней деятельности вообще. И в Калининградской области, в том числе. Я бы сказал, что Калининградская область, учитывая её географическое положение, нахождение в центре Европы, испытывает особые сложности. К примеру, большинство наших европейских партнеров, которые торгуют с Калининградской областью, в первую очередь, сельскохозяйственными продуктами, бытовыми товарами — это где-то 60 процентов внешнеторгового рынка области. Для нашей области эти европейские санкции относительно России в целом наиболее болезненны. Но, с другой стороны, калининградская мобильность и умение калининградского бизнеса ориентироваться и оперативно реагировать на всяческие изменения привела к тому, что руководство области в союзе с бизнесом — в хорошем плане «союзе» — очень быстро находит эффективные выигрышные способы замены импорта. И открывают производства и предприятия, которые работают на местном сырье, на сырье из России. Как-то достаточно быстро нивелируются эти сложности. Я считаю, что Калининград в этом плане более эффективный организм, как субъект Российской Федерации. Но в целом, конечно, обстановка сложная и тяжелая.

Калининградская область, учитывая её географические положение, нахождение в центре Европы, испытывает особые сложности. К примеру, большинство наших европейских партнеров, которые торгуют с Калининградской областью, в первую очередь, сельскохозяйственными продуктам, бытовыми товарами — это где-то 60 процентов внешнеторгового рынка области. Для нашей области эти европейские санкции относительно России в целом наиболее болезненны.

— МИД Польши выступал за ужесточение санкций в отношении России, президент Литвы назвала Россию террористическим государством, после чего последовал ответ: усиление таможенного режима, в итоге не совсем понятно, что сейчас творится на границе. Получается, что Россия играет в свои политические игры со странами ЕС, а страдает в первую очередь Калининград. И если вспомнить истинные причины «творожкового бунта» годовалой давности, когда из-за проблем на границе останавливались наши предприятия, то складывается ощущение, будто про Калининград в Москве особо и не думают.

— Я бы так не сказал, что про Калининград не думают. Как бы там ни было, Калининград — такой же субъект России, как любой другой. Другое дело, как я уже ранее подчеркивал, что Калининград, находясь в центре Европы, естественным образом испытывает в большей степени все эти проблемы и экономические трудности, связанные с тем, что большая часть наших партнеров — европейские.

— Да, но я от вас услышала, что Калининград сам решает свои проблемы, мы сами тут научились реагировать на ситуацию. Но ощущение, что Москва про нас забыла, и нам тут приходится рассчитывать только на себя.

— Трудно сказать, в чем Москва нас забыла, в чем Москва слишком опекает, и хорошо это или плохо в каждой конкретной ситуации. Я считаю, что, например, деятельность Федеральной антимонопольной службы, которая сейчас жестко контролирует политику ценообразования, по крайне мере, в крупных торговых сетях, это хорошо, разумно и касается и Калининграда. Другое дело, когда Роспотребнадзор объявляет меры против наших партнеров за рубежом, и они бывают неожиданными — Калининградская область может не успеть подготовиться, к примеру, к запрету на ввоз свинины из Литвы и Польши. Было бы, конечно логичнее и удобнее нам, если бы об этом мы знали заранее и более подготовлено встретили все это. Но есть такие вещи, которые нельзя предугадать — те же проблемы с вирусами, ветеринарные проблемы и т. п. Надо логически рассуждать и думать, что мы все же субъект РФ, во-первых, а во-вторых, автономная территория, которая нуждается в эксклюзивном, я бы так сказал, управлении.

— Что означает «эксклюзивное управление»?

— Я не имел в виду систему, я имел в виду подход к Калининграду. Я вас уверяю, что большая часть чиновников Правительства РФ и других органов понимают эту проблему. В частности, МИД РФ. И они стараются учитывать эту особенность.

— Вы — представитель МИД в Калининграде. Калининград — остров, окруженный странами ЕС. Высшее руководство Литвы и Польши негативно относится к России. Как вы здесь чувствуете себя, как складываются отношения с иностранными дипломатами?

— Я бы так сказал: дипломаты — народ деликатный, хорошо и профессионально подготовленный. Поэтому каких-то откровенных проблемных диссонансов в наших взаимоотношениях на уровне консульских учреждений, которые тут присутствуют, нет. Другое дело, надо понимать, что политика Польши и Литвы на государственном уровне и на местном уровне, если говорить о калининградском направлении, она несколько отличается. Будучи членами ЕС, к примеру, та же Польша, та же Литва вынуждены голосовать за санкции против России, выступать за привлечение и усиление группировки НАТО — это политика НАТО и ЕС, от которой они никуда не денутся.

_NVV2091.jpg

— А не политика США, в первую очередь?

— Это другой вопрос, будет темой следующего интервью, если вы не против.

— Что можно сейчас сказать обо всех заявлениях, которые мы слышали еще совсем недавно, что Россия и ЕС стремятся к безвизовому режиму.

— С сожалением должен сказать, что эта тема пока заморожена. Потому что стремление России, нашего МИДа эту тему продвигать… Я вам уже сказал — была уже готовность подписать «дорожную карту» по введению безвизового режима. Все это пока работать не будет… Ну какой может быть разговор о безвизовом режиме в условиях антироссийских санкций? Что касается Польши и Литвы, здесь нужно отличать политику руководства этих стран, которая действительно является продолжением политики ЕС, НАТО, и они за санкции, за усиление группировки Альянса в странах Балтии и Польше, что они уже постепенно делают.

Но, с другой стороны, есть местные жители, есть муниципалитеты литовские, граничащие с Калининградом, есть гмины и воеводства Польши, как то Вармино-Мазурское и Поморское, которые более прагматичны и заинтересованы в соседских добропорядочных отношениях с Калининградской областью — прежде всего, в торговле, образовании, культуре, обмене молодежными проектами и т. д. И мне кажется, что сейчас, в том числе благодаря режиму МПП, эта практика российско-польского сотрудничества превалирует в отношении Польши к Калининграду.

— Но складывается впечатление, что приграничные районы Польши нам рады, только потому что мы у них деньги оставляем, продукты покупаем, и других поводов для радости от визита калининградцев у них нет.

— Надеюсь, что не только из-за этого. Но это, скажем так, главенствующий фактор для прагматичных поляков, которые проживают в этих не самых богатых регионах Польши. Вы, наверное, знаете, что, по предварительным оценкам, число пересечений граждан через российско-польскую границу по итогам 2014 года составит около 7 млн. Это значит, что житель Калининградской области или поляк приезжает в зоны МПП практически каждый день. Экономический фактор важен, потому что, по предварительным оценкам, более 1 млрд рублей наши граждане оставили в Польше. Примерно столько же потратили поляки здесь, в Калининградской области. Это важно, это серьезный экономический фактор.

Другое дело, что, по нашим оценкам, польская сторона оказалась более подготовлена к этой ситуации. Если посмотрите, ближайший поворот за границей — и не менее десятка торговых центров разного уровня открыты в Польше за последние 1,5 года. Естественно, это сделано для того, чтобы наши люди туда приезжали, оставляли деньги, которые приносили бы доход и пользу приграничным воеводствам.

Но не стоит забывать, что не только за продуктами ездят калининградцы. Есть замечательное место под названием Труймясто — Гданьск, Гдыня и Сопот, куда едут калининградцы отдыхать, лечиться. Молодежь сейчас с удовольствием едет учиться в Гданьский, Ольштынский университеты. Благо, что польская сторона предпринимает меры, чтобы наша молодежь совершенно беспрепятственно училась в польских вузах.

По нашим оценкам, польская сторона оказалась более подготовлена к этой ситуации. Если посмотрите, ближайший поворот за границей — и не менее десятка торговых центров разного уровня открыты в Польше за последние 1,5 года. Естественно, это сделано для того, чтобы наши люди туда приезжали, оставляли деньги, которые приносили бы доход и пользу приграничным воеводствам.

— Что наша сторона делает, чтобы привлекать поляков не только на автозаправки, но и в другие места?

— Я рассчитываю на то, что калининградский бизнес знает эту проблему и, в том числе, готов привлекать наших польских соседей к тому, чтобы они приезжали в Калининград. В этом направлении активно работает министерство по туризму области, министерство культуры — есть новые информационные программы, которые, во-первых, рассказывают полякам, куда можно приехать, что посмотреть, где побывать. Может быть, недостаточно делается в плане подготовки культурных объектов, куда могли бы с большим вниманием, с большим удовольствием приезжать поляки. Какие-то исторические места, художественные объекты, театральные и другие. Но я думаю, что эта проблема понятна для наших властей. И они с этим будут работать чем дальше, тем более активно.

— О переговорах о введении малого приграничного передвижения с Литвой, я так понимаю, пока стоит забыть?

— Что касается МПП с Литвой, тема просто пока отставлена. Потому что ясное дело, что в этих условиях невозможно говорить… Особенно при последних фактах откровенной антироссийский риторики президента Дали Грибаускайте в отношении России как террористического государства. При таких условиях речи, конечно, идти не может о каком-то соглашении о местном приграничном передвижении. Так что эту тему пока предлагаю не обсуждать.

— А тему, с чем связана антироссийская риторика президента Литвы, можете обсуждать?

— Обсуждать-то все можно… Я могу сослаться на мнение нашего МИДа и комментарий по этому поводу директора департамента информации и печати господина Лукашевича, который сказал примерно следующее: видимо, это неудовлетворенная комсомольская молодость госпожи Грибаускайте таким образом заставляет показать её себя как патриота, называя Россию террористическим государством. Ну, история расставит всё на свои места и покажет, кто был прав, а кто нет.

«Сейчас уже в ходу многократные двух-трехлетние визы»

_NVV2078.jpg


— Вопрос по поводу шенгенских виз. Считается, что в Калининградской области число шенгенских виз на душу населения больше, чем в других регионах России. Это так?

— Да, абсолютно точно. Что касается карточек МПП, раз мы уж заканчиваем эту тему, по данным нашего генерального консульства в Гданьске, которое выдает такие карточки гражданам Польши, их выдано на сегодня порядка 70 тысяч. Генконсульство Польши в Калининграде, которое выдает такие карточки через визовый центр гражданам России — жителям Калининградской области, таких карточек выдало более 200 тысяч. И более 350 тысяч российских граждан, проживающих в Калининградской области, имеют, по нашим оценкам, шенгенские визы. Эта цифра, конечно, не сопоставима с другими субъектами РФ. Это объективно обусловлено нашим географическим положением. Иностранные дипломаты, которые трудятся на территории нашей области, достаточно активно и интенсивно продолжают выполнять свои обязательства по выдаче виз. Причем сейчас уже в ходу не однократные, а многократные двух-трехлетние визы для тех граждан, у которых безупречная визовая история, опыт поездок в те или иные страны и т. д. Здесь никаких проблем у нас вообще нет.

— У вас нет сообщений о том, что процедура получения виз усложнилась из-за непростой международной обстановки?

— Нет, таких данных у меня нет.

— В СМИ проходила информация о конфликтах, которые возникали между поляками и калининградцам в очередях на границе, на польской стороне. До вас подобная информация доходила?

— О конфликтах в очередях информации не было, никто не обращался. У нас принцип работы следующий — мы работаем со всеми обращениями к нам, которые предметные, конкретные, указывают на те или иные факты, имевшие место на границе или территории другого государства. Я всем говорю: пожалуйста, звоните, приходите, обращайтесь. Не было ни одного случая, чтобы мы проигнорировали или каким-то другим образом не заметили наших соотечественников и сограждан, попавших в беду на границе или территории сопредельного государства. В каждом конкретном случае мы обязательно привлекаем к участию в разбирательстве через наши диппредставительства за рубежом местную полицию, другие учреждения.

— А кто к вам обращался, по каким вопросам?

Калининградец Юрий Мель подозревается Литвой в преступлениях против человечности в январе 1991 года во время штурма Вильнюсского телецентра. По данным литовских следователей, Мель принимал участие в этих событиях, в результате которых в Вильнюсе были убиты 14 и ранены более одной тысячи человек. Подозреваемый не отрицает, что командовал экипажем танка во время тех событий, но утверждает, что в людей не стрелял.

— К нам обращались по поводу истории с арестом господина Меля в Литве, кроме того, обращались граждане, которые попадали в тяжелые ситуации за рубежом, связанные с получением травм и лечением. К нам обращались граждане, которых обворовывали в Литве и Польше. Даже был случай, когда обстреливали автомобиль с калининградскими путешественниками в районе Гданьска. Польские полицейские нашли польских граждан, которые были замечены в этой истории, нарушители были оштрафованы, им вынесены судебные решения о жестких санкциях в случае повторных действий. В общем-то, настрой у польского руководства на местном уровне, во всяком случае — в воеводствах, такой, что они будут предпринимать все меры, чтобы не было дестабилизационных и каких-то хулиганских, не дай бог, уголовных действий в отношении жителей Калининградской области, путешествующих в Польшу.

И напомню, что, к сожалению, были факты осквернения советских памятников в Польше. Но в каждом конкретном случае мы обязательно участвуем в разбирательствах вместе с правительством Калининградской области. Я вас уверяю, что на уровне местных польских властей — воевод, глав гмин все это решается быстро, оперативно и обычно в нашу пользу.

Был случай, когда обстреливали автомобиль с калининградскими путешественниками в районе Гданьска. Польские полицейские нашли польских граждан, которые были замечены в этой истории, нарушители были оштрафованы, им вынесены судебные решения о жестких санкциях в случае повторных действий.

— В ситуация с арестом Юрия Меля есть какие-то изменения?

— К сожалению, ничего не изменилось. Он по-прежнему находится в заключении в Литве. И литовский суд с периодичностью в три месяца продолжает продлевать сроки его задержания для продолжения следственных действий. Статьи, которые ему предъявлены в качестве обвинения, тяжелые, они связаны с военными преступлениями, не имеют срока давности. Сейчас делом Юрия Меля занимаются Министерство юстиции РФ, МИД РФ. Мы на первом этапе смогли добиться, чтобы наше посольство организовало работу адвоката в Вильнюсе, чтобы в заключении Юрию Мелю обеспечили бытовые удобства, связь с семьей и т. д. В настоящее время эта ситуация рассматривается на межгосударственном уровне, но по необходимости и наше представительство готово подключиться, если это, конечно, понадобится.

— Еще одна история — с нашим соотечественником, который оказался в Испании, разрешилась благополучно?

— Да. Но, к сожалению, здесь был отрицательный фактор, который повлиял на длительность процесса. Господин Романко уже в августе попал в беду и находился на лечении в госпитале на Канарах. Но только в конце сентября к нам обратилась подруга жены, которая нас поставила в известность, и мы начали этой темой заниматься. Какой-то фактор утраты времени есть. Но на сегодня, насколько я знаю, пострадавший находится в Калининграде в БСМП на продолжении лечения. При участии нашего посольства в Мадриде, почетного консула на Канарских островах были решены вопросы его размещения после госпиталя и перелета на родину через Гданьск.

В связи с этой историей я хотел бы попросить вот о чем. Наши СМИ очень любят «засветить» факт с негативной стороны, что наши соотечественники бедствуют в больнице на Канарах без оплаты, без средств к существованию и не могут выехать. Но когда история получает продолжение, подключаются соответствующие ведомства, и проблема разрешается — насколько я знаю, господин Романко достаточно хорошо сейчас себя чувствует — о продолжении этой истории почему-то никто не говорит. Что он вернулся домой, что остались какие-то проблемы, связанные с неоплатой страховки, как они решаются. Но в принципе история завершена благополучно для нашего гражданина. Хотелось бы, чтобы наши коллеги в таких ситуациях не только зажигали тему, как горячий пирожок, и потом забывали, а чтобы доводили тему до конца, рассказывали, чем все завершается. Потому что мы, на самом деле, своих не бросаем.

— Занимается ли представительство МИД ситуацией с украинскими беженцами?

— Если говорить об официальной формулировке, то беженец — это специальный статус, который присваивается при определенных условиях. Поэтому давайте мы их назовем жителями Украины, приехавшими в Калининград. У нас плотно этой темой занимаются в соответствии с указанием Правительства РФ наши коллеги из Федеральной миграционной службы. Все это очень детально мониторится, контролируется, отслеживается.

Можно сказать, что сейчас не ожидается уже такого большого притока к нам жителей Украины, как говорилось ранее. Мы знаем, что по состоянию на 9 декабря в общей сложности на территории Калининградской области находятся 3 400 жителей Украины. В основном это жители Восточной, Юго-Восточной Украины. Все они размещены в частном секторе, так его назовем, — у друзей, родственников, знакомых. Необходимости селить их где-то в специальных учреждениях нет. Пока только 68 человек проживают в пункте временного размещения в пос. Северный. Примерно половина приезжих обратилась с просьбой о выдаче гражданства РФ, разрешения на временное проживание, на получение трудового патента. Практически 90% из этого числа охвачены нашими миграционными службами, которые работают над выдачей этих документов.

— Летом правительство говорило о том, что в регион проникают некие спортивные молодые люди, цель которых — «раскачать Майдан». Как можете прокомментировать эти заявления? Встречали ли вы таких людей?

— Надо сказать, что раскачивать-то нечего особо в Калининграде. Обычно, когда применяют термин «раскачать что-то», подразумевается, что это «что-то» уже есть. Насколько мне известно, сейчас в Калининградской области, если говорить про какие-то антипатриотические организации, людей, которые эту тему развивают, то у нас их нет. Что за молодые люди, которые могут «раскачать Майдан», я не знаю.

Меня успокаивает и внушает надежду тот факт, что Калининградская область, находясь за пределами РФ, имеет достаточно прозрачные границы и территорию — это всего 15 тысяч квадратных километров, меньше миллиона населения. Поэтому все противоправные действия, которые тут могут быть совершены, они все на виду. И я знаю, что наши федеральные службы, которые предназначены для решения этих задач, с этими задачами справляются. Хотя, учитывая положение Калининграда, нужно, конечно, не сбрасывать со счетов такие факторы и с ними работать. Но про молодых спортивных людей я ничего не знаю.

Фото — Виталий НЕВАР

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.