Крым, Сирия, ИГИЛ: что изменилось в отношениях между Россией и Евросоюзом

Все новости по теме: Международные отношения

В конце прошлой недели в Люксембурге представительство Евросоюза в России собрало журналистов, чтобы обсудить с ними то, что сейчас происходит между Россией и Европой. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» выяснил, какие настроения в настоящее время преобладают в ЕС и чего ждать от европейских дипломатов и чиновников.

Трехдневный семинар для российских СМИ включал в себя несколько встреч и дискуссий как с властями Люксембурга (государства, которое в настоящее время председательствует в ЕС), так и с представителями Еврокомиссии.

В состав российской делегации вошли 25 журналистов из разных российских регионов от Калининграда до Томска, при этом немалая часть представителей СМИ раньше никогда не были в Евросоюзе и шенгенские визы получила впервые. Представители ЕС в свою очередь признали, что считают Европой всю территорию России, поэтому готовы взаимодействовать с россиянами, живущими в разных регионах — вплоть до Хабаровска и Владивостока.

Стоит отметить, что список персон, с которыми встречались российские СМИ, был весьма разнообразен — от премьер-министра Люксембурга и местных депутатов до руководителей подразделений Еврокомиссии, писателей и политологов. Причем многие из тех, кто решил пообщаться с российскими журналистами, относятся к России весьма толерантно и даже с некоторой любовью. «Это просто демократия — мы решили представить вам разные точки зрения на взаимоотношения ЕС и РФ», — признала встречающая сторона.

Однако если премьер-министра Люксембурга, местных депутатов и европейских культурных деятелей российским журналистам цитировать разрешалось, то общение с главой департамента по связям с Россией ЕС Фернанду Андресеном Гимараешем и главой генерального директората по торговле Еврокомиссии Люком Девинье проходило в полузакрытом режиме. Как пояснили европейские дипломаты, дискуссия с ними могла проходить только на личном уровне без последующего вынесения на страницы газет и интернет-порталов. Цитировать европейских дипломатов российским журналистам разрешили лишь на условиях анонимности.

Несмотря на полузакрытый режим, из дискуссий стало понятно, что ЕС в эти сложные времена готов на сближение с Россией как на ниве торговли, так и в связи с общей антитеррористической угрозой, которую несет Европе «Исламское государство».

Отдельно стоит отметить встречу российских журналистов с депутатами из международного комитета парламента Люксембурга. На прошлой неделе один из депутатов парламента от «Альтернативной демократической реформистской партии» (ADR) Фернанд Картхайзер инициировал отмену санкций ЕС против России. Сам Картхайзер признал, что его инициатива вряд ли получит поддержку в парламенте Люксембурга и затем выйдет на более высокий уровень. Но его обоснование своей позиции было весьма любопытным.

«Новый Калининград.Ru» публикует ряд тезисов из выступлений представителей Евросоюза и дискуссий.

Ксавье Беттель, премьер-министр Люксембурга

123.jpg

Ксавье Беттелю 43 года, он был избран премьер-министром Люксембурга в 2013 году, до этого занимал пост мэра Люксембурга. Его мать была француженкой русского происхождения, внучатой племянницей Сергея Рахманинова. Беттель не скрывает свою гомосексуальную ориентацию — в мае 2015 года он вступил в брак с бельгийским архитектором, с которым ранее состоял в гражданском союзе.


Об отношениях РФ — ЕС

— Сейчас — критическое время для Евросоюза. Недавние теракты в Париже, террористический акт в отношении россиян, которые возвращались из Египта, — эта ситуация должна нас сплотить, потому что у нас есть общий враг — терроризм.

— В некоторых странах Европы нулевой экономический рост, безработица среди молодежи, ситуация с мигрантами. Великобритания готовится к референдуму о выходе из ЕС, война в Сирии, Ираке, натянутые отношения между Украиной и Россией. Санкции, контрсанкции. Это сложные времена для всех.

— Мы в Люксембурге прекрасно осознаем важность России в Европе. И я обещаю уделять особое внимание отношениям с Российской Федерацией.

— Мы выражаем признательность за огромные жертвы, которые понесла Россия во время Второй мировой войны.

О ситуации на Украине и санкциях

— Если минские соглашения провалятся из-за того, что чего-то не сделает Украина со своей стороны, это будет обсуждаться.

— Скоро состоится заседание совета Европейского союза, и хотелось бы увидеть, как выглядит ситуация с обеих сторон. Я не имею сейчас четко выраженной позиции по поводу продления или непродления санкций в отношении России.

— Российские контрсанкции — это не вопрос потерь. Нельзя говорить, что контрсанкции не значат ничего для Европы. Но это проигрышная ситуация для обеих сторон, тут никто не выиграл.

— Санкции — лишь одна из возможностей. Тот один путь, который мы считали возможным в плане давления по ситуации с Крымом.

О ситуации с Крымом

— Есть международное право. И вернуть ситуацию в исходное состояние — это одно. А не признавать (Крым частью России) — это другое. И сейчас нужно идти дипломатическим путем в отношении Луганска и Донецка, чтобы не было замороженной ситуации.

О ситуации в Сирии и Турции

— Сирия и Украина — две разные вещи. На Украине у нас есть минские соглашения. Что касается Сирии, хотелось бы продолжить дискуссию. Нужно бороться с терроризмом. Есть ИГИЛ, и это общая цель.

— Мы должны координировать наши действия в борьбе с терроризмом. Россия является частью решения. Асад — частью проблемы. Но главная проблема для нас — это терроризм.

— У меня нет полной информации по поводу сбитого (на сирийско-турецкой границе) российского самолета, но любая эскалация и провокация будет мной осуждаться.

— У нас есть общая цель — борьба с терроризмом, а теперь между Россией и Турцией намечается некий конфликт и напряженность. Это сумасшествие. Нам нужно иметь соглашение.

— Не хотелось бы, чтобы произошел раскол на «команду Путина» и других. Нам нужно координировать свои действия. Террористы хотят добиться раскола мира. Не думаю, что им это удастся.

— Не могу сказать, что у нас счастливый брак между ЕС и Турцией.

О том, что власти Турции подозреваются в сотрудничестве с ИГИЛ

— Люди не считаются виноватыми, пока не будет доказана их вина. У меня нет доказательств этих заявлений. И я не хочу формулировать свою позицию по этому вопросу, пока доказательств нет.

О «развале» ЕС из-за беженцев и введении внутреннего контроля на границах

— Шенген внутри Шенгена — это конец Шенгена. Есть масса разных правил, и нужно продолжать их соблюдать. У нас есть строгий внешний контроль на границах (который позволяет сохранить целостность внутри Шенгена).

О беженцах

— К нам плывут лодки (с беженцами). Можно заставить их повернуть назад, а можно выстрелить. Но я не хотел бы становиться убийцей. Нужно регулировать миграцию и перемещение. Не хотелось бы создавать заборы.

— Террористы есть среди беженцев. И когда беженец становится террористом, он перестает быть беженцем.

— В Париже совершались теракты теми, кто жил в Бельгии, и они были на учете спецслужб в Бельгии, но не во Франции. Поэтому нужно обмениваться данными спецслужб.

— Европа строится на солидарности. Мы тоже когда-то были мигрантами в своей стране.

0NV_9210.jpg

Фернанд Картхайзер, депутат парламента Люксембурга от «Альтернативной демократической реформистской партии» (ADR)

Фернанд Картхайзер служил офицером в армии Люксембурга, затем работал послом в Греции, на Кипре, в США, Германии и Румынии. В середине 2000-х годов он работал в МИД Люксембурга. По словам Картхайзера, он был наблюдателем в Косово. Местные СМИ утверждают, что депутат ранее являлся двойным агентом ЦРУ и ГРУ.


— Евросоюз допустил ряд ошибок в ситуации с Украиной, которые привели к кризису.

— Подход к аннексии Крыма не является полностью завершенным. Нельзя принимать только нерушимость границ, нужно принимать и право на отделение и самоопределение. Мы использовали эти доводы в ситуации с Косово. Сейчас Россия приводит те же доводы в ситуации с Крымом. Нам нужно найти решение по Крыму.

— Я знаком с выводами голландской комиссии по поводу крушения малазийского «Боинга». Ответственность комиссия не возлагает ни на кого.

— Санкции ЕС против России необходимо отменить, потому что они не принесли результатов. Они не вызвали политические изменения в России и развитие демократии. Они вызвали отчуждение и переориентацию политики, уход от сближения с Европой, а это является ошибкой.

— Вопрос с Крымом должен быть урегулирован.

— У меня нет иллюзий по поводу того, что мое предложение об отмене санкций в отношении России получит поддержку большинства. Но я надеюсь, что инициатива станет предметом для публичных дебатов и приведет к изменению общественного мнения в отношении России.

Даниэль Сальваторе Шиффер

Даниэль Сальваторе Шиффер — философ, является автором около 20 произведений, переведенных на несколько языков. В их числе — «Реквием для Европы», «Завет Косово — Журнал боевых действий», «Время пробуждения». Специализировался на публикациях бесед с выдающимися интеллектуалами современности. Публикуется в популярных рубриках наиболее известных европейских газет, издаваемых на французском языке.


— Европа не пытается понять Россию. Отношения строятся на основе экономических, а не политических соображений. Нужно иметь исторический контекст, восстанавливать доверие, интеллектуальные, моральные, культурные и человеческие связи. Раньше в России говорили по-французски. Нужно восстанавливать наши связи.

— Беженцы — это последствия нашей политики в тех странах, из которых они бегут. Поэтому мы должны нести за них моральную ответственность.

— Я не понимаю, почему сбили без достаточных на то оснований самолет страны, которая входит в коалицию против ИГИЛ. У Европы сейчас очень серьезный враг, который может разрушить её — это терроризм.

— И «Аль-Каида», и ИГИЛ — это искусственно сформированные образования, созданные доктором Франкенштейном, который потом утратил контроль над своим порождением.

Другие тезисы, прозвучавшие во время встреч европейских дипломатов с российскими СМИ

— У нас не было другого выхода (в ситуации с Крымом), кроме как вернуться к санкциям. Как исправить ситуацию? Нужно равно взаимодействовать в ближайших областях.

— Есть минские соглашения, и они должны исполняться. Ключевой вопрос — Украина должна восстановить контроль над своими границами.

— Совершенно очевидно, что минские соглашения не будут исполнены в ближайшее время, поэтому санкции ЕС в отношении России будут продлены.

Из-за европейских санкций в отношении России пострадали максимум 150 человек.

— Россия может повлиять на сепаратистов, а мы — на Украину. Для этого требуется амнистия для тех, кто принимал участие в военных действиях и т. д.

— Мы признаем, что случилось с Крымом. Но не признаем законности произошедшего. Если ситуация останется такой же, как сейчас, то санкции, введенные в отношении Крыма, будут продолжать действовать.

— Жители Крыма вполне могут путешествовать по Европе и получать визы. Но на основе украинских паспортов.

— Ситуацию с Крымом может стабилизировать только возвращение ее в рамки международного права. Жители Крыма имеют право на самоопределение. Но для этого должен быть референдум, который не нарушал бы конституцию Украины.

— Евросоюз занимает первое место в международном торговом обороте России. Россия опустилась на четвертое место в торговом обороте ЕС.

— Россия не соблюдает правил в международных торговых отношениях, а если нет правил, к вам будут относиться, как к непредсказуемому партнеру, и будут серьезные сложности с инвестициями.

— Франция — небольшая страна, но она ведущий поставщик сельхозпродукции, имеет всемирно известные бренды. В России таких брендов нет, кроме вооружения и водки. Вероятно, это происходит из-за отсутствия норм, несоблюдения правил и из-за коррумпированности.

— Все надеялись, что после присоединения к ВТО Россия начнет соблюдать правила. Но она не соблюдает базовых требований, ищет потайные ходы.

_NVV4015.jpg

— Россия единственная устанавливает запрет на ввоз продуктов по политическим мотивам, либо коррупционно мотивированные чиновники посещают предприятия и вводят запреты.

— Запрет на свинину из-за африканской чумы свиней обошелся нам очень дорого. Это были миллиарды. Хотя его ввели из-за двух кабанов, павших где-то на границе Литвы и Белоруссии. Мы предлагали ввести регионализацию продукции. Но Россия индивидуально по странам сама принимала решение — кому-то было можно ввозить свинину, кому-то нельзя.

— По географическим критериям Россия и Евросоюз обречены на сотрудничество. Сегодня сложно сказать, что ЕС и РФ являются стратегическими партнерами. Но есть много областей, которые требуют совместной работы — это внешние границы, борьба с терроризмом и т. д.

— Есть серьезные программы сотрудничества России и ЕС, в частности в образовательной и научной сфере. В рамках программы «Горизонт 2020» Евросоюз выделяет 88 млрд рублей на сотрудничество с российским научным сообществом. Мы из истории знаем, что высочайшие научные достижения делаются совместно. Поэтому есть большое желание сохранить контакты в этой сфере с Россией. Если бы мы хотели порвать отношения, не стали бы выделять 88 млрд рублей денег наших налогоплательщиков.

Фото — Википедия, http://www.gouvernement.lu (SIP/Thierry Monasse), Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.