Чти кодекс: как Николай Цуканов взялся за этику своих подчинённых

Николай Цуканов

На сайте правительства Калининградской области в конце минувшей недели появился проект любопытного документа — «Кодекса этики и служебного поведения государственных гражданских служащих Калининградской области». Несмотря на то, что документ до буквы повторяет «спущенный» пять лет назад регионам из Москвы и сильно устаревший типовой образец, разработанный Советом по противодействию коррупции при президенте РФ, отдельные его положения достойны всяческого внимания. Особенно — с учётом местных реалий последних лет.

Документ, опубликованный на сайте правительства Калининградской области для проведения независимой антикоррупционной экспертизы, представляет собой шесть страниц текста, из слова в слово повторяющего одобренный ещё в 2010 году решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции «Типовой кодекс этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих».

Крайне любопытно то, что калининградские чиновники, в частности — вице-премьер и глава аппарата Александр Егорычев, чьё имя стоит под текстом документа, несколько запоздало следят за федеральными веяниями. В проекте постановления губернатор ссылается на президентский указ аж от 2002 года. Текст, напомним, дословно повторяет типовой кодекс, датированный 2010 годом. Но ещё с весны 2015 года Минтруд РФ выступает с последовательной критикой этого типового документа за его декларативный характер и невозможность его эффективного исполнения. И уже разработал новый законопроект, который, кроме прочего, предлагает считать нарушения Кодекса этики чиновниками достойным юридической ответственности. Однако это не про Калининград.

Итак, что же предлагают калининградские чиновники ради повышения собственной эффективности? В самом деле, нельзя не согласиться с критикой Минтруда: все шесть страниц представляют собой сугубо декларативные заявления. Так, к примеру, госслужащие, соблюдающие новый Кодекс, должны «исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне» и «осуществлять деятельность в пределах своих полномочий».

Несомненно примечательным является пункт, призывающий исключать действия, связанные с влиянием личных интересов, включая финансовые, на добросовестное исполнение чиновниками должностных обязанностей. Напомним, что наиболее ярким элементом антикоррупционной борьбы во время первого губернаторского срока Николая Цуканова была вынужденная отставка его вице-премьера Евгения Морозова. Это единственный чиновник подобного уровня, отставки которого требовал лично предыдущий прокурор Алексей Самсонов. Прокуратура заявляла о конфликте интересов в действиях Морозова в связи с его строительным бизнесом несколько раз, однако обращения Самсонова в правительстве фактически игнорировали. В итоге прокуратура была вынуждена обратиться в суд, который признал нарушения как в первой, так и в апелляционной инстанции. Морозов ситуацию не комментировал, намеревался работать и дальше, а после — очень тихо уволился. «Государственные гражданские служащие обязаны принимать меры по недопущению любой возможности конфликта интересов», — гласит Кодекс. Евгений Морозов, впрочем, сейчас принимает меры для победы на партийном голосовании «Единой России» перед выборами в Госдуму.

Среди прочих пунктов также достоин внимания п. 17 главы 2, призывающий «уважительно относиться к деятельности представителей средств массовой информации» и «оказывать содействие в получении достоверной информации в установленном порядке». С объективной точки зрения это требование для чиновников правительства Калининградской области весьма уместно. Так, к примеру, в 2016 году сотрудники «красного дома» взяли привычку отказывать журналистам СМИ в аккредитации при правительстве без внятного объяснения причин. Количество фактически оставшихся без ответа запросов со стороны изданий в последние годы также стало беспрецедентным.

Некоторые положения предлагаемого к принятию Кодекса прямо-таки забавны. Так, к примеру, п. 18 всё той же второй главы требует воздерживаться в публичных выступлениях от обозначения стоимости товаров, работ, услуг и «иных объектов гражданских прав» и сделок в валюте. Следующий же за ним пункт призывает «постоянно стремиться к обеспечению как можно более эффективного распоряжения ресурсами, находящимися в сфере его ответственности». Что бы это ни значило.

Смысл наличия некоторых пунктов вообще ускользает от читателя. Так, к примеру, не очень понятно, зачем принимать отдельный кодекс, который требует от государственных служащих соблюдать Конституцию и федеральные законы? Немедленно возникает вопрос о том, настолько ли плоха ситуация с соблюдением законодательства госслужащими, что для борьбы с нарушениями нужен целый Кодекс этики?

Целый блок требований посвящён конкретно борьбе с коррупцией. Так, госслужащему запрещается получать подарки и денежные вознаграждения как от физических, так и от юридических лиц. А когда его «склоняют к совершению коррупционных правонарушений», он обязан тут же информировать целый спектр лиц и структур — от «нанимателя» до прокуратуры.

Отдельные пункты достойны прямо-таки дословного цитирования и не нуждаются в комментариях. «Государственный гражданский служащий, наделенный организационно-распорядительными полномочиями по отношению к другим государственным гражданским служащим, должен быть для них образцом профессионализма, безупречной репутации, способствовать формированию в Правительстве Калининградской области благоприятного для эффективной работы морально-психологического климата», — гласит Кодекс.

Некоторые пункты с 2010 года, когда составлялся типовой документ, явно устарели. Так, в разделе «Этические правила поведения» госслужащим советуют воздерживаться от «курения во время служебных совещаний». Давным-давно запретивший курение в общественных местах федеральный закон авторам сего документа оказался явно неизвестен. Зато они требуют от самих себя и себе подобных избегать «пренебрежительного тона, заносчивости, предвзятых замечаний и предъявления неправомерных, незаслуженных обвинений».

Что же до ответственности, то она, как и утверждали в прошлом мае в Минтруде, крайне размыта. Нарушителей положений Кодекса будут вызывать на заседание «комиссии по соблюдению требований к служебному поведению госслужащих», а что с ними будет происходить дальше — неизвестно. Отмечается, что соблюдение положений Кодекса «учитывается при аттестации и формировании кадрового резерва», но каким образом и в какой мере — не указывается.

В целом, документ выглядит довольно благолепно и явно украсит список доблестно принятых, но крайне малоработоспособных нормативных актов. А жаль — так как, если бы он вдруг заработал, ну, или хотя бы половина его пунктов, то жизнь в Калининградской области преобразилась бы кардинально.

Текст: Алексей Милованов , главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.