Федеральный Центр провоцирует развитие сепаратизма

Все новости по теме: Калининградский анклав
Как сохранить регионы?

Сепаратизм, как любое другое проявление конфликта, в своей основе имеет некое противоречие, нерешенную проблему взаимоотношений как минимум двух сторон.

Можно классифицировать различные виды сепаратизма - в зависимости от причины, его порождающей. Это могут быть территориальные претензии (актуальный пример - спор России и Японии о принадлежности четырех Курильских островов), требование большей политической или экономической самостоятельности (в том числе под влиянием миграционного, политического, экономического или даже военного давления извне), намерение отделиться и реализовать собственную государственность. Сепаратизм может быть явным и скрытым, потенциальным.

Возможна и обычная спекуляция термином для получения регионом экономических преференций (к примеру, налоговых льгот или средств на реализацию федеральной программы на территории региона).

Какое же оно - "лицо" современного сепаратизма в России? Главным инициатором сепаратизма (говоря резче - провокатором) является федеральный Центр. И лицо сепаратизма - отраженное в зеркале лицо Кремля.

Это явление - реакция на отсутствие стратегии развития России как федеративного государства. Полномочия перебрасывают "туда-обратно", губернаторов выбирают - губернаторов назначают. Регионы укрупняют, но никто не может дать четкий ответ: с какой целью это делается? Какую Россию власть хочет получить "на выходе"?

Спросите любого жителя региона: какая власть является наиболее непредсказуемой - региональная или федеральная? Региональную могут охарактеризовать как малоэффективную, "проворовавшуюся", не думающую о населении, но понятную, а вот "что там надумают эти, в Кремле" - постоянно сохраняющаяся интрига для всех россиян.

Интрига сохраняется для всех - даже близкие к "лицам, принимающим решения", эксперты не могут сказать, к примеру, является ли целью укрупнения регионов ликвидация тех, что образованы по национальному признаку.

Сепаратистские настроения подпитываются непрозрачностью политических решений Кремля.

Наиболее опасными точками возможного роста сепаратизма сегодня считаются Калининград, Северный Кавказ, республики Поволжья, территория Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Калининград - пример сепаратизма, подпитывающегося "извне". В этом вопросе Россия постоянно сталкивается с давлением стран Евросоюза, с искусственным созданием очагов напряженности (пример - усложнение пассажиропотока и товарооборота области и остальных территорий РФ). Существуют многочисленные проекты (экономические, юридические, культурные) по "вхождению" Калининграда в Европу. С учетом расширения блока НАТО можно говорить и о военно-политическом давлении "извне".

Культурный фактор крайне важен с точки зрения воспитания патриотизма. По результатам соц-опросов 70% молодых калининградцев никогда не были на территории "большой России". Зато в Европе побывало большинство из них. Меня в Калининграде поразило встречающееся в быту благоговейное: "Это еще немцы строили!" (о домах, дорогах). И это не только уважение к высокому качеству немецких работ, это забвение того, при каких обстоятельствах мы пришли на эту территорию и какую цену за это заплатили.

Решение проблем полуэксклава находится не только в экономической и дипломатической областях. Необходимо вести воспитательно-пропагандистскую, культурно-просветительскую работу для того, чтобы в Калининградской области жили россияне-патриоты, а не "Иваны, не помнящие родства".

Северный Кавказ. Экономические корни сепаратизма кавказских республик (точнее, их лидеров) успешно маскируются или усиливаются религиозными и ментальными отличиями здешних жителей от "русских областей". Сегодня здесь требуется, с одной стороны, успешная деятельность силовых структур - если говорить о борьбе с бандформированиями. С другой стороны - формулирование четкой идеологии, приоритетов национальной политики России на Северном Кавказе, учет местных особенностей. Вспомним, к примеру, "козаковский" проект реформы местного самоуправления. В качестве полпреда ЮФО сам Дмитрий Козак столкнулся с тем, что его невозможно реализовать в республиках, в том числе и потому, что люди целыми деревнями кочуют в поисках пастбища для своих овец.

Почему же эти особенности не были учтены? И сколько еще законов с подобными "неучтенностями" нас ждет? Я считаю, на Северном Кавказе хорошие условия для формирования того, что мы называем "гражданским обществом", но надо использовать местную специфику во благо его построения, не попадать в плен западной модели.

Поволжье. Целью региональных элит (прежде всего Татарстана и Башкортостана) является получение экономических преференций. Однако есть опасность роста сепаратистских настроений среди населения. В Татарстане во многом благодаря личности Шаймиева (и в некоторой степени из-за установленного им авторитарного режима) сдерживается развитие националистически настроенных организаций. В том числе и потому, что сам Шаймиев использует лексику, подразумевающую самостоятельность Татарстана, особенность его положения - это в некоторой степени удовлетворяет амбиции умеренно националистически настроенных жителей республики.

В условиях назначения губернаторов кадровая политика в этих регионах должна быть чрезвычайно взвешенной.

Опасности, подстерегающие нас в других республиках, помимо Татарстана и Башкортостана, мне кажутся преувеличенными. К примеру, в Марий Эл скорее идет борьба одной бюрократии с другой, и пока побеждает более русифицированная группа. К реальным сепаратистским тенденциям это не имеет никакого отношения. Чтобы пробудить их, потребуются какие-то невероятно неумные, жесткие действия со стороны федерального Центра (типа ликвидации республик как таковых). Я не думаю, что федеральная элита настолько глупа и безответственна, чтобы совершить таковые.

Восточная Сибирь и Дальний Восток ощущают себя "сырьевой колонией" федерального Центра. Именно это ощущение и уверенность населения в том, что "Москва их бросила, не интересуется их жизнью", подпитывают сепаратистские настроения на данной территории. Но они предполагают скорее требование придания Сибири особого статуса, со значительным числом дополнительных полномочий, нежели нарушение государственной целостности России.

Разумеется, присутствует намерение региональной элиты иначе распределить потоки прибылей, идущих сегодня в Центр. Важным является то, что эти намерения подкреплены соответствующим настроением масс.

Критичность ситуации на Дальнем Востоке зависит от качества миграционной политики Москвы, от успешности борьбы с нелегальной миграцией. При сохранении нынешних темпов нелегальной миграции мы относительно скоро (через 15 - 20 лет) получим критический уровень населенности региона китайцами и корейцами. В таком случае требование отделиться от РФ становится неизбежностью.

Как видим, процессы в опасных (с точки зрения развития сепаратизма) регионах страны достаточно предсказуемы. Разумеется, проблемы территории здесь описаны в самых общих чертах. Главное, что этими процессами можно вполне успешно управлять. Для этого от федерального Центра требуется четкая региональная политика и готовность к гибкой (но в принципиальных вопросах - твердой) ее реализации.
Источник: Московские новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.