Константин Дорошок: «Это была подстава на 100%»

Лидер общественной организации "Справедливость" Константин Дорошок, в минувшую пятницу фактически заявивший о том, что митинг оппозиции 20 марта не состоится, ответил на вопросы корреспондента "Нового Калининграда.Ru" и рассказал, почему было принято такое решение, чем, по его мнению, мог кончиться митинг, что члены протестной коалиции намерены делать дальше, а также - заявил, что не уверен, будет ли жив завтра.

- Константин, вы считаете, что  все сделано правильно?


- Да, я считаю, что все сделано очень правильно.

- А почему вы приняли такое решение?

- Это связано со многими причинами. В первую очередь, власти сделали все, чтобы не дать провести митинг в действительно безопасном месте. Считаем, что стадион «Пионер» - это опасное место. Не только с точки зрения того, что там находятся какие-то железяки, трубы, кирпичи, ямы, грязь по колено. Но дело просто заключается в другом. Там ни одного жилого помещения нету, здания, строения. И нам поступила информация, что планируются серьезные провокации там. Из-за чего могут пострадать много людей. Соответственно, брать на себя риск за людей я не имею права. Это важно. Важно понять, что люди идут на митинг и многие из тех, кто пришли бы туда и получили по ребрам дубинками, нанюхались газу или еще что-нибудь, совсем не планировали такое развитие событий. Я не просто думаю так, я в этом уверен. У нас сегодня было собрание правления КРОО "Справедливость", на котором мы в очередной раз большинством голосов решили не проводить этот митинг.

- Не кажется вам, что те люди, которые готовы пойти на митинг, выказали вам определенное доверие. Как быть с доверием этих людей?


- Сразу хочется задать вопрос такого плана для тех людей. Я понимаю, я сам хотел, чтобы тот митинг состоялся бы, но состоялся бы безопасно. Многие говорят: нас власть не слышит и ничего не делает. Соответственно прошло два митинга и, по их мнению, она ничего не делает. Они уверены, что все это приведет к тому, что в конечном счете что-либо будет сделано? Если так, то давайте попробуем отнестись правильно к тому, что мы очень много сделали первыми митингами. Мы уже можем начинать считать свои победы в этом.

- Какие победы?

- Победы, например, тот же самый транспортный налог, который был спущен на уровень 2009 года. Да, действительно, не до конца дожали мы этот момент. Его нужно было оставить хотя бы в той редакции, в которой он был в 2008 году. Решен вопрос, фактически решен вопрос по тарифам ЖКХ. Они будут возвращены на уровень 2009 год и даже на несколько процентов ниже, чем в 2009 году.

- Где же есть такое объявление?

- Везде. Я следил за новостями в интернете: на вашем портале — newkaliningrad.ru.

- У нас есть информация о том, что эти тарифы пересматривают.

- Уже приняты эти тарифы. Более того, волнения по всей России вследствие прошедших и предстоящих массовых акций по всей России, сделали заявление президента. О том, что во многих регионах завышены и необоснованы тарифы ЖКХ и он дал поручение в 10-дневный срок разрешить эти проблемы в тех регионах, где тарифы завышены. Вообще важно отметить, сколько у нас появилось сейчас встреч и обещаний. Более того, губернатор взял на себя обещание исполнить многие пункты не только резолюции, но и взять на себя обязательства исполнить тот перечень вопросов, который мы ему предоставим.

- В резолюции было много пунктов. В том числе и об отставке губернатора. А сейчас вы говорите о том, что губернатор стал с нами говорить, обещает исполнить пункты резолюции. А как быть с пунктом об отставке?

- Давайте зададим себе вопрос. Мы почему просили губернатора в отставку? Потому что на нас забивали большой болт, потому что ничего не делали. И отставка — как следствие. Это важно понять. Сейчас, происходит ситуация, что мы добьемся чего хотим — решения вопросов.

- Речь, возможно, шла о лимите доверия к губернатору, который был, вероятно, исчерпан.

- Я скажу, что был безлимит недоверия. А вот сейчас, если его слова не окажутся пустым звуком, будет появляться лимит доверия. А его, доверия, изначально не было.

- Обещаний уже было много. А если слова окажутся пустым звуком?

- Значит мы оставляем за собой право теперь обоснованно, не в популистских целях, не в каких-то других, требовать отставки губернатора У нас будут основания сказать, что губернатор нас обманывает и все его обещания — пустой звук. И тогда мы проведем серию акций протеста с требованием отставки губернатора.

- Вы уверены, что на эту серию акций кто-то придет. То есть, вот все тот же лимит доверия?


- Дорошку?

- Да.

- Вы знаете, я не уверен буду ли я завтра жив. Как можно быть в чем-то уверенным? Я единственное, хочу сказать, я надеюсь на понимание и приложу массу усилий, чтобы попытаться объяснить, почему и зачем это было сделано. Если у вас сейчас возникнет какой-то вопрос, я и на него отвечу.

- Решение о том, что митинга не будет было принято до того, как вы пошли к губернатору?

- Нет, этот вопрос обсуждался и мы не знали, как себя правильно повести или поставить в этой ситуации. Последние новости мы получали за 10 или 15 минут до встречи с губернатором. Реально, о том, что ничего не удалось решить с местом проведения митинга и это место, которое нам досталось, было небезопасно. Там должна была произойти «показательная порка». То есть группа провокаторов из различных спецслужб, еще откуда-то, они должны были начать драку с милицией и дальше должен был вступить в действие ОМОН. Цель одна — уничтожить оппозицию в Калининградской области. Причем смешать ее с грязью на показательных вот таких выступлениях. И сказать, что повинны в этом вот эти вот оппозиционеры. Именно такой план был разработан против нас.

- Кем?

- Сейчас называть фамилию нет смысла. Потому что мы ничего не сможем доказать. Но я еще раз говорю — информация поступила из достоверных источников. Но я еще раз говорю, это разработано тем, кто не хотел, чтобы в России сейчас что-то менялось. Важно понять, что то, что сейчас началось в России, очень сильно напугало власть. Очень сильно. И, соответственно, они приложили бы любой свой ресурс, вплоть до самых жестких методов. И такие методы были и раньше в России, в СССР, и сейчас. Бывшие офицеры рассказывают, что в то время пока они служили, там черти что творилось. В Казахстане, например, было по 300 человек погибших с вот таких массовых беспорядков. И все это умалчивалось. И все было сделано так, чтобы информация не расходилась. И здесь властью было выбрано такое место, чтобы информация не ушла. Это факт.

- На митинг собирались приехать не только местные журналисты.

- В том-то и дело. Если вспомнить ситуацию с Владивостоком, когда люди на мирной акции вокруг елки ходили — такой флеш-моб, мы все смотрели это видео — тогда и журналисты, и все, кто оказались рядом с митингующими, очутились в каталажках. Их увозили и изымали у них видео-материалы. И те немногие, которые смогли записать это и каким-то чудом избежали арестов, чудом смогли разместить это. Но надо отметить, что во Владивостоке это происходило в центре города, где было очень много зевак и наблюдающих. В данном случае, нас отправили на выселки, за город фактически. Кладбище, где нет жилых строений. Где невозможно будет уйти ни одному журналисту. Вот это важно понять. Не ушел бы ни один журналист оттуда с видеоматериалами. Давайте все-таки согласимся с тем, что такая ситуация, как сейчас — ее очень давно не было. А те же самые власти учатся на уроках прошлого. И, естественно, когда под угрозой сейчас находится эта власть, они приложат все, что смогут, лишь бы только остаться у власти и не дать ввергнуть страну, как они считают, в хаос.

- Что дальше будете делать?

- Знаете, то же, что и делал до этого. Тоже самое буду делать. Просто и нам тоже нужно учиться обходить все эти подводные камни, которые ставят под угрозу наше существование и ставят под угрозу проведение таких мирных акций протеста, законных. Вчера, прежде чем сделать такой вывод, что мы решили. Вообще, мы решили это коалицией, между прочим. Нами неоднократно было на встрече с губернатором и различными чиновниками — в том числе Феликсом Лапиным, мы обращались неоднократно по поводу проведения митинга. И каждый раз, и под любым предлогом все уходили от ответа.
Создается впечатление, что в принципе не они на тот момент решали — быть митингу в центре города или нет. Ведь если давали митинг на «Пионере», казалось бы, с легкостью, то упорно не давали в центре у Дома Советов. Где логика, казалось бы? Это однозначная была подстава. 100%. Даже когда мы попросили провести митинг после ярмарки, пожалуйста — закон позволяет до 22 часов — и на это Лапин сказал «нет». То есть, однозначно была установка — в конкретном месте, где для них будет более комфортно избивать народ и при этом не дать уйти информации.

- Вы говорите о том, что будете заниматься тем же. Но, по большому счету, для большинства калининградцев организация «Справедливость» стала известна только митингом и только после митингов. Будете делать что-то еще, чтобы о вас узнали с другой стороны? И считаете ли нужным что-то делать?

- Давайте отталкиваться от того, что имеем. Я понимаю многих граждан Калининградской области, которые говорят: «Ну, все, ты нас предал, Костя, мы хотели идти на митинг». Я на самом деле считал и считаю, что все они хотели, чтобы их проблемы разрешились. Но! Есть такое явление в психологии, когда человек в преддверие чего-то ожидает гораздо большего, чем может сделать это одно событие. Кажется, пройдет 20 марта и все. Все изменится. 21 марта все будет по-другому. И мы 21 уже начнем лучше жить. Но это обманчиво.

- Есть такое мнение, что мы уже 31 января проснулись в новом Калининграде.

- Только жизнь от этого не изменилась. Изменилось самосознание и понимание собственной силы общества. Что мы теперь хотим? Хотим на митинг, хотим на митинг. Я говорил и говорю, что митинг не цель. Митинг изначально был организован потому, что у нас были определенные цели. И мы их потихоньку начинаем добиваться. Все вот эти вот предложения — право голоса, вхождение в консультативные советы, выносить общие решения совета, которые будут приоритетными при принятии решений властью. Это ли не новые институты, когда можно в кратчайшие сроки доносить до власти самые больные проблемы общества?

- Вы верите, что это будет работать?

- По крайней мере, мы еще не пробовали. Если изначально залезать на женшину с опасением «вдруг не встанет», лучше вообще не залезать. Давайте попробуем. Ведь жизнь не заканчивается сегодня — будет еще и завтра, и послезавтра и долгие годы жизни нашей Калининградской области. Да, не хочется терпеть издевательства — надоело, достало! Никто и не просит терпеть издевательства. Мы начали новые отношения с властью. Мы можем их улучшать и совершенствовать. Если это не оправдается, если все слова окажутся пустым звуком, то что же нам мешает тогда проводить и дальше митинги.
Другой вопрос, как сложилась ситуация именно с этим митингом. Мы начали информировать и власть, и всю страну задолго до проведения митинга. Они взяли и там назначили ярмарку. Они опасаются. Мы что, ждали, что они скажут: да, митингуйте против нас, ругайте нас, посылайте нас куда хотите? Нет. Они будут противостоять. В следующий раз мы просто, за две недели, не предупреждая власть о том, что мы собираемся митинговать за полгода до этого — просто подадим уведомление за две недели до этого и оповестим людей. И у них не будет повода заранее знать и заранее предотвратить.
Естественно, хочется и потребовать от власти, о том, чтобы они беспрепятственно давали возможность калининградцам выходить в те места, какие они предпочтут для митинга — будь то площадь победы, будь то площадь у Дома Советов. Это важно. И не надо высасывать из пальца причины, по которым нельзя провести, потому что, якобы, очень важная ярмарка. Ну смешно. Весь город хочет, чтобы был там митинг, а нам предлагают ярмарку.

- Какой срок вы даете власти, чтобы заработали все эти новые институты власти?


- По проекту, многие изменения должны произойти уже до 20 марта. Речь идет о проекте, который мы сейчас вырабатываем. Следующие изменения — до 2 апреля и так далее. 20 апреля — последнее решение.

- То есть вы готовите какой-то проект, по которому власть должна решить существующие проблемы?

- Да. Кстати, вот — смотрите — мы подали уведомление провести митинг с 18 до 20 часов на площади у Дома Советов. Мы еще официально не получили ответ на бумаге, но нам сказали на встрече с губернатором, что и тут будет отказ. Вот обращение и от КПРФ, и от «Яблока», и от «Патриотов России». То есть, мы сделали все.

- Все ваши сторонники сходятся во мнении, что вы правильно сделали?

- В свое время Кутузов отдал Москву, чтобы победить Наполеона. И выиграл войну. Понимаете? Есть тактика и стратегия ведения боя. Где-то, возможно, надо отступить для того, чтобы дать потом решающий бой. И это важно, при этом сохранив силы. Сохранив оппозицию в Калининграде. Это важно. Если мы видим, что реально просто будет какая-то мясорубка, причем с вытекающими последствиями для всей оппозиции — по крайней мере, для тех лидеров, за которыми люди пошли, мы имеем огромный риск просто потерять этих людей.
И здесь речь не о том, что я испугался. Если мне скажут завтра идти на войну, то я пойду. Но в этом случае нельзя обманывать людей и говорить, что мы идем на мирный митинг, если мы будем знать, что там будет мясорубка. Зачем это нужно? Зачем тогда идти в поле — митинговать? Просто я не могу взять на себя такой риск и такую ответственность, чтобы подставить калининградцев под эту мясорубку, которая планировалась. И только это послужило причиной. И ничего больше.
А дальше — понятно, домыслы какие угодно: Дорошок продался и все, что угодно в этом духе. Я не обижаюсь на людей. Ни в коем случае. Я прекрасно понимаю их настроение, их намерения на 20 число, но мы посчитали, это не одно мое решение, что тактически правилен только такой выход при условии, что мы нигде в городе не получили площадки. Нужна площадка только в городе, чтобы люди чувствовали себя безопасно. Дом Советов — подходит. Нам же Дом Советов сами власти предложили. Он оказался достаточно хорошей площадкой для митинга.
Посмотрите, что сделали с площадью Победы. Когда-то она была центральной площадью и могла вместить огромное количество людей. Сейчас — что-то храму, что-то подземкам, что-то парковкам. Остается пятачок в центре и вокруг кругом улицы. Дом Советов — самое удобное место. Но сейчас у власти совсем другие цели. И нам не давали ни одно место в городе. Говорить о том, что дали там ЛДПР, еще кому-то. Ну, сами понимаете. Это все было сделано только для того, чтобы не дать провести наш митинг. А ЛДПР в данном случае поступили достаточно подленько. Они не являются членами коалиции, пошли на поводу у властей, заняли место под митинг. И я более, чем уверен, что никто никому не дал бы выступить и сказать то, что мы хотим сказать.

- Сейчас в интернете активно обсуждается идея просто прийти на ярмарку и устроить там флеш-моб. Как вы относитесь к этой идее?

- И сейчас я опасаюсь. Ну, ситуация в чем? Хорошо, что есть сейчас группа людей — давайте говорить об организаторах митинга — которые понимают, что он, флеш-моб, должен мирно начаться и мирно закончиться. Вспомните флеш-моб во Владивостоке. Люди ходили вокруг елки — ни больше, ни меньше. Ни плакатов, ничего. Что произошло? Я так скажу: если люди, те, которые пойдут, будут готовы к этому — чтобы не брали с собой детей, чтобы пенсионеры не особо-то туда шли. Что я могу еще сказать?

- Собственно, последний вопрос. Так какие дальнейшие действия? Мы все переходим снова на тему митинга. А что будет делать «Справедливость», что будет делать коалиция?


- "Справедливость" и дальше будет искать методы противостояния чиновничьему беспределу. Обобщать и выискивать основные проблемы, обращаться с ними в рамках- пока в рамках — вновь созданных институтов, если они будут приносить свои плоды. Тогда ради Бога — хорошо. А если нет, мы оставляем за собой полное право —как граждане РФ, которым Конституция гарантировала это право — выйти на митинг, прибегнуть к последнему законному методу. А коалиция существует. Коалиция продолжает работать. Цели прописаны в соглашении. Мы так и будем согласно этим целям идти (в соглашении целями указаны организация совместных действий в защиту прав и свобод человека и гражданина на территории Калининградской области, выработка согласованных предложений и требований к органам госвласти, уничтожение политмонополии «Единой России» и др. - прим ред)

Текст — Ирина САТТАРОВА.

Комментарии к новости

Импортозамещение гнильём

Главный редактор Алексей Милованов о том, почему вкусную и свежую еду теперь нужно искать на каких-то фестивалях, а не на полках магазинов.