Калининградский учёный понял, как можно запустить машину времени

Не исключено, что достаточно скоро можно будет совершать путешествия в будущее или прошлое, мгновенно перемещаться на огромные расстояния. Смелые фантазии писателей-фантастов, как это нередко бывает, оказались недалеки от истины. О машине времени уже вполне серьезно говорят физики, и не просто говорят – активно работают над ее созданием. Один из них – калининградский ученый, заведующий кафедрой теоретической физики РГУ имени Канта, доктор физико-математических наук Артем ЮРОВ. С ним беседует журналист «Калининградской правды» Ирина Климович.

-Артем Валерианович, вы сделали открытие, связанное с возможностью существования машины времени, как это ни фантастично звучит. Неужели подобные работы по плечу ученому-одиночке? Без оснащенных лабораторий, больших коллективов?

-Открытие, так или иначе, совершает кто-то один. Коллектив помогает на начальном этапе – когда происходит формирование идеи, и на конечном – когда уже созданную теорию следует «обкатать». Но какое-то время ученый может обойтись и без этой помощи, и без специального оборудования. Что непременно нужно – так это доступ к информации. Прежде ее черпали из научных журналов, сейчас большей частью – из Интернета, где есть специальный Лос-Аламоский архив, куда все ученые выкладывают свои статьи, часто еще до публикации их в печатных изданиях. Рабочий день любого теоретика начинается с изучения этого ресурса. Часто что-то «цепляет», появляются идеи, рождаются концепции, завязывается переписка и сотрудничество. Но совершить открытие буквально с «нуля» сейчас практически невозможно.

- Все настолько прозрачно и доступно, а как же конкуренция?

-В научном мире действует определенная этика: принято ссылаться на людей, работы которых предварили открытие. Если этого не делать, окажешься в одиночестве, за «бортом».

-То есть Интернет открыл возможности, которых у провинциальных ученых раньше не было?

-Безусловно. Особенно тяжело приходилось в кошмарные 90-е, когда мы были отрезаны от информации, поскольку научные журналы стоили дорого. У нас в вузе и сейчас проблема с подпиской на такие издания, как, например «Physical Reviews». Интернет объединил ученых мира. Сейчас нет науки американской, русской или какой-то еще, она уже давно стала интернациональной. Работа, о которой речь, была мною сделана в соавторстве с двумя испанцами. Сначала это было знакомство по публикациям, затем общение по электронной почте.

-Их статьи привлекли ваше внимание к этой теме?

- Полученный мною результат, связанный с машиной времени, можно назвать «побочным эффектом». Уже лет десять-пятнадцать я занимаюсь космологией. Это наука о Вселенной в целом, которая описывается системой уравнений Эйнштейна. Сейчас это одна из наиболее бурно развивающихся наук, поскольку оказалось, что физика микромира и физика мегамира теснейшим образом связаны друг с другом. Возник даже специальный, хотя и неуклюжий термин: космомикрофизика.

Вселенная, в которой мы живем, возникла около 13-15 миллиардов лет назад и первоначально была сжата до микроскопических размеров, а потом расширилась до наблюдаемой величины. Последние 30 лет ученые пытаются разобраться, что происходило в первые секунды после большого взрыва, возникла даже целая наука – инфляционная космология. В частности, предпоследняя Нобелевская премия была присуждена за исследования в этой области. Но главное открытие было совершено космологами в 1998 году: они выяснили, что Вселенная не просто расширяется, а делает это с ускорением. Таинственную субстанцию, которая заставляет ее разгоняться, назвали «темной энергией».

Мои работы были связаны с моделями «темной энергии» и динамикой Вселенной. Посвященные им публикации заинтересовали ведущего, можно сказать, легендарного испанского ученого в области космологии Педро Гонзалеса-Диаза. Стали работать вместе, и неожиданно «вылупилась» машина времени.

-Но ведь и раньше физиками велись изыскания, посвященные перемещению во времени и пространстве?

-До 1985 года говорить о машине времени всерьез в научных кругах было не принято, хотя первые, правда, неосознанные попытки ее создания предпринял еще Эйнштейн – автор общей теории относительности. По этой теории, а она считается «железобетонной», мы живем в искривленном пространстве. Возник вопрос, нельзя ли проложить между различными точками пространства-времени что-то вроде коротких туннелей. Эйнштейн и Розен показали, что можно, а позднее прижились термины «червоточина» и «кротовая нора». Кстати, нельзя не упомянуть и величайшего математика Курта Геделя, автора знаменитых теорем о полноте и непротиворечивости. Он впервые показал, что уравнения Эйнштейна допускают существование замкнутых линий времени, двигаясь по которым вроде бы в будущее, на деле попадаешь в прошлое. Но это не имело отношения к «кротовым норам».

А «кротовая нора» действует так: представьте, вы открываете в Калининграде дверь, а за ней – Москва. Неплохая экономия бензина, верно? Однако было доказано, что «норы» эти неустойчивы. И только в 1985 году крупный физик Кип Торн придумал, как их стабилизировать, используя так называемый «эффект Казимира». Выяснилось также, что сама по себе «нора» не возникнет – ее нужно создать, кроме того, такой туннель можно использовать не только для перемещения в пространстве, но и для путешествия во времени.

Этой темой интересовались такие крупные ученые, как Стивен Хокинг, Ричард Готт, Кен Олам, Фрэнк Типлер, Игорь Новиков и многие другие. Тем временем физики, специалисты по квантовой теории поля задумались над вопросом, а сколько же энергии нужно для стабилизации «кротовой норы»? Оказалось – огромное количество, соразмерное работе миллиардов звезд вроде нашего солнца. Где взять? Негде, да и невозможно. Поэтому на какое-то время о машине времени забыли, пока в 1998 году не было сделано открытие, доказывающее, что Вселенная полна такой энергии. Ее назвали «темной», поскольку астрономы наблюдают только действие, оказываемое ею, сама же она – невидима.

«Темная энергия» равномерно разлита во Вселенной и, похоже, обладает свойствами, необходимыми для стабилизации «кротовых нор». Чтобы подчеркнуть это свойство, ее часто называют еще «фантомной энергией». И не исключено, что она уже поддерживает существующие где-то туннели.

В своей работе мы с испанскими коллегами доказали, что если верны некоторые предположения наиболее продвинутой и авангардной теории микромира – теории струн, и если «темная энергия» имеет «фантомную составляющую», то для существования машины времени не потребуется умопомрачительной энергетики, то есть не исключен вариант создания ее в лаборатории, причем она будет вполне устойчивой благодаря подпитке «фантомной энергией».

-Когда же и где это может случиться?

-Ну, скажем, в большом андронном коллайдере, о котором сейчас так много говорят, причем чаще всего вздорные вещи, вроде надвигающегося конца света. Предположение, что там могут рождаться маленькие машинки времени, сделали профессор, доктор физико-математических наук Ирина Арефьева и член-корреспондент РАН Игорь Волович. Если они правы, то осталось немного подождать.

Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.