«Раскрылся, как веер»: что ждёт жильцов «падающего дома» на Моспроспекте

Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»
Все новости по теме: Треснувший дом на Моспроспекте

Собственники квартир в знаменитом «падающем доме» на Московском проспекте уже больше года живут в казённых квартирах, пока власти и специалисты решают, что делать со злосчастным зданием. К октябрю 2016 года мэрия вроде как определилась — дом не спасти, надо сносить. Жильцы с этим не особо согласны — менять жильё в центре города на квартиры на краю земли им не хочется. В среду вечером глава комитета горхозяйства Сергей Мельников встретился с собственниками, чтобы обсудить, что делать дальше. Правда, собравшихся больше волновал другой вопрос — кто виноват. За этой коллизией наблюдала «Недвижимость Нового Калининграда.Ru».

История вопроса

Блочная двенадцатиэтажка на Московском проспекте, построенная в начале 80-х, получила первые увечья ещё в 2004 году — из-за землетрясения. Добило её строительство второй эстакады, а потом и реконструкция набережной Трибуца, после начала которой появились уже совсем серьёзные проблемы — количество трещин заметно разрослось, как и сами трещины, а дом накренился ещё больше. К лету 2015-го жильцы забили тревогу с такой силой, что работы на набережной Трибуца были временно приостановлены, а домом занялась межведомственная комиссия.

В июле прошлого года дом был признан аварийным, а жильцов спешно расселили в «социальные квартиры» в микрорайоне на ул. Левитана. Некоторое время горвласти утверждали, что здание будет восстановлено. «Снос исключён», — уверенно вещал год назад глава Калининграда Александр Ярошук. И даже предполагал, что жильцы смогут вернуться домой к 2018 году. Ещё 4 месяца назад в администрации были уверены, что дом будет восстановлен, и уже собирались объявлять конкурс по выбору проектировщика. Однако, как говорится, «что-то пошло не так», и к осени чиновники передумали, постановив — дом снести, жильцов расселить окончательно.

2823a09fd1a340ad99cae6ec124182e6.jpg

Жильцов такое решение не то чтобы устраивает — год они обитали в отдалённом спальном микрорайоне на муниципальных квартирах с надеждой на возвращение домой, а тут и возвращаться, похоже, уже будет некуда. Собственники обратились к специалистам, которые занимаются подъёмом и выравниванием зданий, и получили ответ, что здание восстановить реально и стоить это будет около 45% от строительства нового дома (письмо имеется в распоряжении редакции). Собственно, с этим знанием владельцы квартир и прибыли в среду в мэрию.

В скрученном домишке

Людей в большой зал мэрии под конец рабочего дня набилось около 80 человек. Люди в ожидании чиновников обсуждали между собой происходящее вперемешку с повседневными делами.

Мельников начал сразу с плохих новостей — дом не сохранить. «Мы пытались как-то здание восстановить путем реконструкции, но, к сожалению, на наш взгляд, спасти его с восстановлением его эксплуатационных характеристик не представляется возможным», — сообщил он собравшимся. И сразу перешёл к тому, что теперь власти вместе с собственниками должны решить, как быть дальше. Потому что юридически на данный момент было проведено отселение, а теперь уже речь идёт о расселении — то есть о полноценном переезде в другое жильё.

Однако собственники так просто переходить к этому вопросу не пожелали. «Вспомнили про землетрясение. Горвласти больше 10 лет ничего не делали, так чего ждали? Почему я должен был мучиться год, а сейчас опять будете решать больше 10 лет? Мне все равно, я пенсионер, а молодым что?» — возмутился один из жильцов.

_NEV2082.jpg

«Что касается землетрясения, мы зафиксировали, что здание построено на свайном основании 12-метровом, произвели фактические замеры несущей способности свай, которые оказались неудовлетворительными. Можно провести укрепление несущей способности грунтов, но суть в том, что здание, которое было построено в 81 году, сегодня от 1-го до 10-го этажа имеет разную конфигурацию. Если мы даже восстановим первые 4 этажа, то 9-й, 10-й, все равно не будут соответствовать тем предельным отклонениям от вертикальной плоскости в конечном итоге, потому что здание скручено, деформировано в разных частях по-разному», — пустился в объяснения Мельников. По его словам, были подсчитаны затраты, связанные с возможным восстановлением здания, однако ни один подрядчик не смог гарантировать, что в «конечном итоге геометрия здания будет идеальной». Кроме того, расселение теперь должно проводиться по закону о переселении из ветхого и аварийного жилья, то есть в порядке общей очереди. Администрация города обратилась в прокуратуру, чтобы выяснить, есть ли у собственников дома на Московском право на внеочередное расселение вперёд тех, кто ждёт своего жилья уже несколько лет.

«Я вас сегодня информирую о том, что произошло с имуществом. Просто фиксирую, что дом, в том виде, в котором раньше существовал, он существовать больше не будет», — подчеркнул вице-мэр и снова попытался перейти к вопросу расселения. Но не тут-то было.

«Я перелопатил кучу литературы, интернет весь перелазил. Из достоверного источника мне известно, что подрядчик, который занимался строительством набережной, был против строительства этой набережной. Мониторинг велся очень давно», — вступил в беседу один из собственников, представившийся Георгием.

«Я с вами не полемизирую в части оценки воздействия, что к чему привело. Я фиксирую ситуацию. Ситуация — дом не обладает эксплуатационными качествами, чтобы в нем можно было жить», — отрезал Мельников.

«Вы констатируете факт», — ответил Георгий.

«А вы начинаете искать виноватого», — парировал вице-мэр. В зале поднялся шум.

«Мы так будем препираться до самого утра», — попробовал успокоить жильцов Мельников и предложил с потенциальными виновниками разбираться в судебном порядке, а теперь всё-таки обсудить возможность получения нового жилья.

_NEV2085.jpg

«Вообще, у нас есть вопросы. Кто разрешил рыть под дом? И есть заключение экспертизы, что берегоукрепление к этому привело. В Волгограде за 8 месяцев дом построили, который взорвался после газа!» — не пожелали менять тему собственники.

«Квартиры были просто экспроприированы, есть виновники конкретные, но виновники хотят это просто размазать. Квартиры были отобраны без проведения должных экспертиз! В ящики бросили постановление мэрии, что до декабря снести дом, а потом через неделю сказали, что будут что-то делать. Это что такое?! У нас тут дети собрались, что ли? Уже у многих внуки повырастали!» — разошлись жильцы.

«И умерли некоторые!» — раздался голос из зала.

«А вот такое говорят, говорят…» — продолжил кто-то из собственников.

«А вот я знаю, почему такое говорят. Я, повторюсь, перелопатил интернет, я ночами не спал, я видел новый проект на эту территорию. Вы в курсе?» — снова взял слово Георгий.

«Я могу в этом зале просидеть 6 часов. Главное, чтобы положительным результатом закончилось для собственников. Известно ли мне, что есть проект какой-то? Во-первых, неизвестно, во-вторых, — я пытаюсь слово подобрать какое-то на эту новость — кроме как словом „утка“ — о, отлично — я не прокомментирую. Если у вас есть ссылка на сайте, мне, будьте добры, её дайте. Вопрос настолько серьезный, что не надо отвлекать в сторону демонстрациями», — начал терять терпение Мельников.

Грустно и скучно

«Чтобы говорить, что принято решение о сносе дома, нужно его обосновать. Не было проекта, не было никакой оценки. Вы говорите, что вы приняли решение. Говорим по факту, что такое решение не обосновано, голословно и не основано ни на чем», — высказался ещё один собственник. В качестве примера он привёл как раз письмо от специалиста по подъёму и выпрямлению домов, в котором сказано, что восстановление дома обойдётся городу в два раза дешевле, чем строительство нового.

_NEV2087.jpg

Мельников признался, что это он принял решение о невозможности восстановления здания. «Я принял решение, что восстановление невозможно. Я думал, что можно привести это здание в нормативное состояние и его поднять, и я говорю совершенно ответственно, что все заключения, которые представлялись для правительства и главы города, они основывались на понимании всех рисков и невозможности приведения геометрии здания в нормативное состояние. Вот мы первые 4 этажа восстановим, по вертикали не будет допусков, а на 9-м будут все равно!» — принял удар на себя вице-мэр. А затем, посоветовав собственникам набраться терпения, передал слово директору МКУ «Капитальный ремонт многоквартирных домов» Сергею Русовичу, чтобы тот разъяснил все технические моменты.

«Да, они поднимают дома, но немного другие дома, которые не скручены и не повреждены», — сразу разрушил надежды собственников тот. И углубился в технические детали, параллельно демонстрируя собравшимся чертежи и схемы.

«Дом имеет более нормальную форму до 4 этажа, дальше он расходится как веер, — показал он. — Соответственно некоторые стены вошли вовнутрь на 218 мм». По словам специалиста, сейчас отклонение составляет в 10 раз больше нормы — 488 мм вместо 50 мм. Благодаря тому, что дом сцеплен с соседним зданием, его перекрутило при крене — часть, которая ближе к реке, села больше, чем часть у галереи. И сейчас между ними разница около метра, из-за чего перекосило и лифтовую шахту, расположенную в центре дома. Кроме того, изменилась геология, и сваи не выдерживают нагрузки. На обследование здания было потрачено около 10 млн рублей, подчеркнул Русович.

«Это очень грустно и скучно, — прервал поток технических терминов Мельников. — Суть в том, что восстановление здания будет соответствовать стоимости работ по расселению в новый жилой дом». По его словам, расселение будет стоить около 200 млн рублей.

Расселение

Жильцы наконец согласились перейти к вопросу переселения, однако тут выяснилось, что заместителя председателя комитета горхозяйства Юрия Кондратьева в зале нет — его утащили в коридор за комментариями журналисты. А без него Мельников говорить о механизме расселения почему-то не решился. Минут через 10 Кондратьева всё-таки удалось отбить и вернуть в зал, где обстановка опять начала накаляться.

_NEV2105.jpg

«Юридически решение о признании дома аварийным было принято в прошлом году, мы все присутствовали на комиссии. После этого работали над путями восстановления дома. К сожалению, все дополнительные обследования привели к тому результату, который мы имеем. Никаких других решений, кроме того, которое состоялось о признании дома аварийным, законом не предусмотрено. Каждому собственнику было выдано постановление о сроках, в которые надо принять решение», — бодро начал Кондратьев. Изначально сроком расселения дома был указан декабрь 2015 года, сейчас дата переместилась на июнь 2019 года. По словам чиновника, в 99,9% случаев расселение авариек происходит путём мены помещения, принадлежащего собственнику, на помещение, которое предлагает муниципалитет. При этом новая квартира должна быть не меньше по площади и по количеству комнат. Как правило, квартиры предоставляются в новостройках. Тем не менее, выбрать новое место жительства собственник не вправе — законом регламентируется лишь тот факт, что жилье должно быть в том же муниципалитете, подчеркнул Кондратьев. Все конфликтные ситуации решаются уже через суд.

В Калининграде в очереди сейчас стоят более 100 многоквартирных домов, некоторые уже расселены, причём не в новое социальное жильё, а во вполне себе маневренный фонд со всеми вытекающими. Понятно, что жители Московского уверены, что их проблема должна решаться вне очереди, тем не менее есть вполне обоснованный риск, что остальные аварийщики с этим не согласятся. Именно поэтому мэрия сейчас ждёт ответа от прокуратуры на вопрос, можно ли поставить собственников «падающего дома» вперёд.

_NEV2086.jpg

«Все возможные меры предприняты. Вы должны понимать, что впереди вас есть люди, которые тоже имеют право. Если мы всем вам сразу дадим, на следующий день все впереди стоящие пойдут в суд, и мы этот суд гарантированно проиграем», — пояснил Кондратьев.

«Давайте рассказывать страшилки не будем», — прервал его Мельников и принялся вещать, что в Калининграде расселение авариек шло настолько хорошо, что федеральные власти пообещали выделить ещё денег — на расселение сверх программы, но потом случился кризис, и про деньги пришлось забыть.

Три кражи

Другой не менее важный вопрос — охрана дома, которую власти уже начали подумывать снять. Однако у собственников там осталось множество вещей, которые теперь проблематично вывезти. Во-первых, нет света и не работает лифт, а во-вторых — куда?

«Если дом признан аварийным, то вы снимаете охрану?» — в лоб спросили жильцы.

«Бесконечно продолжать эту процедуру нет смысла. У нас до конца года предусмотрено финансирование. Было бы целесообразно контур от вандализма закрыть и поставить охранную сигнализацию на входные элементы», — предложил Мельников.

«Так можно залезть через балкон!» — возмутились жильцы.

«Давайте свои предложения, нам выбирать не приходится», — вздохнул вице-мэр.

«Мы все прописаны в 70 доме, вся пресса идет туда, как мы будем туда заходить, если там все будет заварено? И второе, если дом будет идти под снос, почему я должен ждать, пока дом упадет? Я могу срезать окна, которые я же поставил, сейф-дверь, которую я поставил или мне ее оставить для вандалов? Когда стояла охрана, были ограбления квартир — три случая. Это с охраной. Это которые зафиксированы. А которые не зафиксированы? А что будут стоять решетки — это бред. С того же колодца спокойно залезают на 2–3 этаж. Дайте нам тогда право вывезти свое имущество — двери, окна, сантехнику», — решили жители.

f36e35d6f75348b1391b66a3913bb957.jpg

Чиновники обещали подумать, как устроить вывоз вещей, правда, выяснилось, что вывозить вещи некуда — не на временные же квартиры, так что жильцы всё-таки ратуют за охрану.

На одной ноге

Шёл второй час совещания — собственники потихоньку начали покидать зал.

«По поводу дома ясно, на прошлом совещании задавали вопрос по поводу инфраструктуры. В частности — транспорт, — перешли жильцы к следующей проблеме. — После реконструкции транспортной схемы 92 маршрутка добавилась 4 машинами. И все? Господа, на одной ноге едешь с юго-востока как минимум до рынка. Я с работы добираюсь, с Вагоностроительной, до юго-востока 2,5 часа». Не нравится новым жителям Юго-востока и отсутствие аптеки, и проблемы с освещением, которые, к счастью, уже решили.

«Я приехал из командировки и попал в ад, в кромешный ад! Женщины, молодые девочки ходят с детьми, с колясками, они освещаются мобильными телефонами. Я не весь район беру, но я вижу, какой контингент там живет. Есть и криминал. Вы еще больше криминала хотите? Милицию не вызвать. Привожу пример — зимой стоял на балконе, выходит из подъезда в умат пьянющий молодой парень, садится за руль автомобиля и начинает гарцевать по всем дворам. Дети бегают, выходной день! Звоню в милицию — „Мы ваше заявление приняли“. Никакой реакции! Я 40 минут стоял на балконе, замерз. Господа, ну если переселили, если другого варианта нет, так сделайте условия нормальными!» — продолжил один из жильцов.

«У нас там пьяный сирота с топором бегал ночью, разбил нам лобовое стекло и две фары. Нам ущерб посчитали — 57 тысяч. Кто будет возмещать? Они не работают. Их там населили, и никакого контроля за ними. Хорошо, прилетело машине, а не кому-то на голову», — посетовала другая жительница микрорайона.

_NEV2108.jpg

«Житейские ситуации по-разному решаются», — философски заметил Мельников и пустился в пространные размышления о том, что спецслужбы имеют разные возможности по реагированию и что в случае любых проблем можно всегда позвонить в диспетчерскую службу мэрии. Что касается транспорта, то тут проблема экономики перевозчиков, что не хватает микроавтобусов, но власти готовы подумать над введением дополнительного маршрута, надо только понять, куда и как он должен идти. «Если есть пассажиропоток, надо понять, в какие сроки вывозить и куда. Только потерпите дней 20», — обнадёжил он и пообещал лично приехать утром в микрорайон и посмотреть, как там обстоят дела с транспортом.

Были подняты и другие вопросы — отсутствие тротуаров, приходящие жировки за капремонт и прочее. Чиновники продолжали обещать разобраться. Проблему с аптеками Мельников и вовсе не понял, предложив ходить на Емельянова.

«У нас у всех два ящика лишних таблеток», — заявил он.

«У меня — нет», — ответила одна из жительниц.

«А у меня — да», — отрезал Мельников.

«У меня дети, одному из них 5 месяцев. Если один их них заболеет, я не смогу 12-летнего ребенка отправить пешком на Емельянова», — попыталась объяснить женщина.

«20 минут — и у вас скорая», — предложил решение вице-мэр. Нашлись у чиновников и свои претензии к новым обитателям Юго-востока.

«Нам поступила информация, список больше чем на 20 фамилий. Есть лица, которые отказываются подписывать договоры. Есть люди, которые отказываются платить. Вы считаете, что не обоснованы платы за 70 дом, но там-то, к сожалению, полностью обоснованные платы, и накапливать задолженность не надо, потому что это создаст дополнительные сложности», — заявил Кондратьев.

Назло Ярошуку

_NEV2117.jpg


Подошёл к концу второй час встречи. Оставшиеся в зале перебрались поближе к чиновникам, разговор незаметно вернулся обратно к дому и потерял всякую официозность окончательно.
«Хотя это не наша вина, что дом аварийный, почему мы должны идти как аварийщики? Значит, виновных никого нет, дом просто стал аварийным», — возмутилась пожилая женщина.

«Предлагаю к началу диалога не возвращаться», — устало заметил Мельников.

«Я не хочу ехать на окраину города, меня это совершенно не устраивает. Меня это не устраивает ни морально, ни физически! Я прожила 30 лет, я там обустроена, у меня рядом поликлиника, меня два раза скорая помощь спасала, и я жива только за счет того, что я жила близко. Назло Ярошуку — не дождется — и на радость друзьям буду жить!» — пошла в наступление жительница под смех зала. Вице-мэр тут же вступился за шефа.

«Почему он за меня решает, где мне жить?» — продолжила собственница.

«А что вы предлагаете?» — поинтересовался чиновник.

«Я хочу вернуться в свою квартиру. Смотрите, я пенсионерка. У меня 12 тысяч пенсия. По закону я должна платить за дом, где я прописана — на Московском. Теперь я должна платить городу за найм. И у меня, получается минимум 4 тысячи на эти расходы. И на что мне жить? Мне что, на старости лет выйти к магазину и сказать „Дайте мне на молоко?“» — парировала женщина.

Мельников в свою очередь предложил ей прийти к нему на приём лично и разобраться в проблеме.

«Давайте мы потом займемся этим финансовым дизайном», — подытожил он.

«Для вас это финансовый дизайн, а я молоко не могу купить», — вздохнула пенсионерка.

«Вы не думайте, что я оторвался от земли. Я очень четко знаю, сколько это все стоит, поверьте мне. У меня 5 детей. Я знаю про садики и всё остальное», — обиделся чиновник.

2f24bffe368aef950fa5e8976d833e4e.jpg

Что касается расселения, то один из вариантов — строительство нового дома на месте старого, которое по документам пойдёт как реконструкция. Потому что по новым нормативам обеспечить необходимое благоустройство на этом участке не получится. Этот вариант нравится и Мельникову, и жильцам, только вот упирается в технические сложности разборки и строительства вплотную к уже существующему зданию. В целом сказать, как можно будет снести 70-й дом, не расселяя 68-й, сегодня в мэрии никто не может.

Прозвучало в том числе и предложение построить новый дом на Острове. Вице-мэру эта идея тоже понравилась, и он обещал её проработать.

«Там плюсов очень много. Там минус только один — Чемпионат мира по футболу, — развеселился вице-мэр. — Мне ход ваших мыслей нравится. Многие говорят, что нет территорий рядом, а она вот через реку есть».

«А там, где Дом Советов?» — прозвучало другое предложение из зала.

Под дружный хохот собственники начали расходиться.

Фото — Виталий Невар, Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»


Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости