Сто лет застройки: что хотят сделать со стадионом «Балтика»

Все новости по теме: Город

На прошедшем градосовете в администрации города калининградские архитекторы схлестнулись в жарком споре по вопросу судьбы стадиона «Балтика». Над старейшим городским стадионом уже не первый год сгущаются тучи — власти всё думают, что на его месте построить, а застройщики тем временем потихоньку отщипывают кусочки от его территории. На градосовете архитектор Олег Васютин представил свою архитектурно-градостроительную концепцию развития территории стадиона и вокруг него. Архитекторы восприняли её крайне неоднозначно. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» попробовала разобраться, что же происходит с «Балтикой».

История вопроса

Несколько лет назад один из старейших стадионов России вошёл в список выявленных объектов культурного наследия как «Открытый стадион им. Вальтера Симона», 1892 года постройки. Правда, зона охраны у него появилась только в 2015 году. До этого много лет по Калининграду курсировали слухи о возможном сносе стадиона. В его сторону посматривал и теперь уже бывший министр спорта Виталий Мутко, которому категорически не нравилось место строительства нового стадиона к ЧМ-2018. Министр предлагал то снести «Балтику», то реконструировать. Кончилось дело тем, что её исключили из числа тренировочных площадок, и на этом связь «Балтики» с грядущим ЧМ-2018 завершилась.

Обсуждение судьбы стадиона связано по большей части с тем, что после строительства новой арены туда переедет и футбольная команда, а значит, «Балтика» вроде как становится не нужна. По крайней мере, в понимании властей региона. В 2014 году на сайте правительства даже появился опрос на тему судьбы «Балтики» — только варианта «оставить стадион» среди ответов не оказалось. 96% опрошенных выступили за обустройства ландшафтного парка — варианты коммерческой и/или жилой застройки поклонников почти не нашли.

f1fc74d489a8097a151e5944311c5cef.jpg

«Стадион „Балтика“ мы как памятник включили в список охраняемых территорий. Когда футболисты перейдут на другое место, на этом месте будет либо парк с теннисными кортами для пожилых людей, как во многих странах мира, с гольфом или с „городками“, либо бочча — есть такая игра. Проконтролирую, чтобы город внес изменения в Генплан, чтобы там был парк. Парк и все», — заверил в августе прошлого года губернатор Николай Цуканов. В апреле 2016 года он сообщил, что уже идёт работа над проектом будущего парка. «Сейчас несколько архитектурных бюро пытаются прорисовать, что бы там могло быть концептуально. Но мне кажется, что в этом месте не хватает такой зоны, где можно было бы горожанам прийти, отдохнуть без шума машин, с детьми погулять. Красивый ландшафтный парк нужен. Может быть, несколько площадок спортивных. Одна из концепций, которую я видел — маленькое футбольное поле и теннисные корты», — поделился Цуканов. В ноябре уже новый глава региона Антон Алиханов заявил, что не позволит строить жильё на месте стадиона «Балтика» после переезда одноименного футбольного клуба на новый стадион.

«Может, там будет парк, место городского отдыха, развлечений, если будет такая необходимость. С парками ситуация в Калининграде, прямо скажем, плохонькая — и с освещением, и с остальным», — сказал Алиханов.

Тем временем вплотную к стадиону умудрились построить новое административное здание. А потом даже оттяпать кусок «Балтики» под парковку. В 2016 году у ещё одного участка, расположенного вплотную к стадиону, пытались изменить разрешённый вид пользования, чтобы построить театр. Против этого активно восстали калининградцы, в итоге глава Калининграда Александр Ярошук подписал постановление об отказе.

Что предложил Васютин

В этом году администрация Калининграда заказала архитектору Олегу Васютину архитектурно-градостроительную концепцию развития территории стадиона и вокруг него. Именно эту работу, стоившую бюджету 95 тыс рублей, на минувшей неделе рассматривали на заседании градостроительного совета в мэрии. Перед презентацией главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне попросил «адекватно отнестись» к концепции, напомнив, что за последние годы градостроительный совет рассмотрел множество «сумасшедших идей».

проект1.png

По словам Васютина, он ставил своей целью исследовать обозначенную территорию с историко-культурной и градостроительной точек зрения. «Если мы комплексно не будем заниматься этой территорией, у нас понемногу будут появляться новые здания в различных местах, откусываться по частям стадион „Балтика“, и в итоге мы теряем эту территорию как градостроительную, имеющую свою лицо», — подчеркнул он.

Васютин напомнил, что после прихода к власти Гитлера «Вальтер Симон платц» был переименован в «Эрих Кох платц» и несколько изменился. Также здесь начали проводить парады, шествия и митинги. По мнению архитектора, под охрану взят именно «Эрих Кох платц», а не оригинальный стадион.

«Я считаю, что произошёл культурологический казус — мы долгое время боремся с Замком, объявляем фашистским наследием, а инфраструктуру, которая создана для нацистских обрядовых всевозможных шествий, для этих целей, мы сохраняем, мы включили её в объекты культурного наследия России, и что теперь с этим делать, никто не знает», — заявил автор концепции.

Также Васютин обратил внимание на то, что изначально территория «Вальтер Симон платц» была сформирована как спортивно-рекреационная зона за городом. Затем она стала спортивно-рекреационной зоной между городами, а сегодня эта зона оказалась в центре города. Теперь функция стадиона снова уходит фактически за город, и непонятно, что делать с освобождающейся территорией.

Среди сложившихся недостатков этого района архитектор отметил дисгармоничность здания правительства на Дмитрия Донского и стадиона, а также общую оторванность «красного дома» от окружающей застройки. Кроме того, Васютин назвал небольшой павильон, в котором сегодня расположены бар «Улицы» и магазин «Деликатесы», «градостроительным казусом, с которым необходимо разобраться». Угол стадиона «Балтика», выходящий на проспект Мира к зданию Драмтеатра, архитектор охарактеризовал как «медвежий».

ансамбль.PNG

По мнению автора концепции, необходимо обратиться к градостроительным ансамблям, к пространствам, которые делают города узнаваемыми — как, например, Стрелка Васильевского острова в Петербурге. Таким пространством в Кёнигсберге была Монетная площадь, на которой друг напротив друга стояли два одинаковых здания, напомнил архитектор. По его словам, если с Монетной площади убрать одно здание, то получится ситуация со зданием на Дмитрия Донского, 1. «Статус территории — это незаконченный архитектурно-градостроительный ансамбль, который начался проектированием здания финансового управления Восточной Пруссии (сейчас здание правительства) и должен был как-то продолжаться, наверное, должен был продолжаться именно в этом ключе. Не зря Фридрих Ларс сделал такую геометрию фасада», — заметил он. То есть предлагается построить ещё одно здание напротив правительства, той же «породы», но в современных формах.

Также архитектор отметил использование эллипсов в планировке обозначенной территории — у памятника Шиллеру, в фонтане до его реконструкции, в фойе здания правительства. И предложил использовать овал и в новой концепции. В частности, создать новое общественное пространство — зелёную площадь как раз в центре этого нового градостроительного ансамбля. «Какой может быть дизайн? Ювелирные стандарты бриллианта подсказывают, что соотношение 1:75 — это самая совершенная форма овальная, она нам идеально подходит. Грани — это пешеходные дорожки. Зеленая площадь или Изумрудная площадь. Здесь возможна топографически и Федеральная площадь, буква Ф сюда помещается», — пояснил автор концепции.

этапыразвития.PNG

В целом, в представленной концепции в итоге территория стадиона частично застроена, хоть и остаётся довольно много зелёных зон. По словам Олега Васютина, жилья здесь быть не может, все здания должны быть общественно-гражданскими — в частности, сюда можно перевести всяческие федеральные, региональные и городские ведомства.

В реализации проекта выделено три этапа. В первую очередь — это обустройство зелёной площади с карманом парковки. Затем территория стадиона становится чем-то вроде ландшафтного парка и застраивается уже по мере необходимости. «Второй этап очень долгоиграющий — этот парк с планировочной композицией может в таком состоянии находиться десятилетиями, то есть это будет парком», — подчеркнул архитектор. Сохраняется входная группа, трибуна, признанная памятником, и достраивается градостроительный ансамбль на ул. Дмитрия Донского.

В качестве примера застройки стадионов Васютин привёл Англию, которую, по его словам, нельзя упрекнуть в невнимательности к футболу. «Ничего страшного в этом нет. Город должен развиваться, город должен замещаться, город должен вырастать, уплотняться, каждый кусочек должен обрабатываться, входить в единую систему застройки, должен упорядочиваться, пространства должны гармонизироваться друг с другом, в итоге мы получим качественную городскую среду», — подытожил архитектор.

До1.png2этап.png До2.png

Что думает градосовет

Градостроительный совет оценил проделанную работу, однако на сами предложения по застройке специалисты отреагировали довольно резко.

«Кем лоббировалась идея разработки такой концепции? Кто заинтересованные лица?» — поинтересовался глава местного отделения Союза архитекторов и бывший главный архитектор Калининграда Олег Купердяев.

«Есть ли заинтересованные лица? Есть администрация. Конкретного ООО, ИП — нет. Эта работа профинансирована прямым контрактом, стоит она 95 тыс рублей всего лишь навсего, поэтому если есть желание заняться градостроительной аналитикой, у нас целые территории есть, которые необходимо проанализировать в дальнейшем. Каких-то коммерческих или федеральных структур заинтересованных нет в этой территории. Есть заинтересованность в градостроительном анализе», — немедленно встал на защиту концепции Генне.

По мнению Купердяева, стадион «Балтика» необходимо сохранить в качестве спортивного объекта, потому что сегодня это единственная спортивная инфраструктура, которая есть в центре города, и её надо оставить для горожан.

«А то получается, у нас есть такая спортивная команда „Балтика“, которая получает огромные деньги, а для горожан никакой пользы нет от этого стадиона. И единственное место спортивной инфраструктуры, которое можно привести в порядок, это как раз-таки территория стадиона „Балтика“. Другого места такого я не вижу. И после строительства большого стадиона тоже вопрос, будут ли горожане туда ездить заниматься после работы из Центрального района», — сказал он.

зонирование.PNG

«Я напомню — ещё стадион „Пионер“, который останется в полном спортивном обороте нашего города, „Трудовые резервы“, „Сельма“. У „Балтики“ будет 5 домашних арен — хочешь на 35-тысячнике играй, хочешь — на 20-тысячнике играй. Про это не думали?» — перешёл в нападение Генне.

«Я сейчас думаю о спортивной инфраструктуре», — повторил Купердяев.

«Она сейчас увеличится в 5 или 6 раз, спортивная инфраструктура», — продолжил наступление Генне.

«И что?» — поинтересовался бывший главный архитектор города у нынешнего.

«И что?» — повторила архитектор Ольга Мезей.

«И что?» — эхом выдохнул ещё кто-то в зале.

«Сложно упрекнуть в уменьшении спортивной инфраструктуры. Будет 6 новых стадионов. Вы сами себе противоречите. Команда играет во втором дивизионе, у них появляется 6 новых полей, и вы говорите о том, что детям негде будет заниматься спортом!» — повысил голос Генне.

«Только что предыдущий проект нам показал, что у нас очень серьезная проблема транспорта, давайте ещё кучу зданий построим в центре города», — проворчал Купердяев.

«У нас горизонт возможной застройки — сто лет. Сегодня у „Балтики“ уже отковыряли кусок под административное здание, отковыряли кусок под парковку, достроили туалет, процесс этот идёт. Мы пытаемся это структурировать и систематизировать, в том числе и с мировой практикой. Речь идёт не о том, чтобы застраивать. Всем бы понравились картинки — построить огромное поле, чтобы собирать одуванчики, с бадминтоном и теннисом. Это всех устроит. Но город другие законы имеет. Мы пытаемся с градостроительной точки смотреть — не с ландшафтной, не со спортивной, не с экономической. Сегодня у нас градостроительный анализ территории», — начал терять терпение Генне.

«С градостроительной точки зрения все эти вещи, которые Олег демонстрировал, при всём уважении, я считаю, что в данном случае они притянуты за уши», — отрезал Купердяев. По его мнению, нет смысла делать овальную площадь, как и крайне сомнительно, что через 50–100 лет кто-то будет думать о завершении реализации именно этой концепции.

каркас.PNG

Ольга Мезей поддержала коллегу, уточнив, что сегодня город имеет закрытую для населения спортивную зону, от которой калининградцы почти ничего не имеют, зато инвесторы постоянно пытаются оторвать куски под застройку. «Понятная проблема, её надо решать. Это всё правильно, и правильно начали анализировать. Мне кажется, что вывод застроить всё комплексно — в корне неправильный», — подчеркнула она. Архитектор напомнила, что в Калининграде не более 0,5 млн населения и застройка такой территории исключительно нежилыми зданиями сделает её попросту мёртвой, однако жильё здесь строить также ни в коем случае нельзя.

«Дорогие товарищи градостроители, это преступление — застроить территорию спортивного ядра. Это нельзя делать никогда. Мы должны открыть несчастный забор, пусть он будет не таким сплошным. Сделать нормальные входы со всех сторон, эту спортивную зону как-то там отдельно вычленить и сделать другую структуру. Определить территорию этой зоны, сделать спортивным парком и открыть для жителей, не стесняться этого. Конечно, есть желание застроить всё у многих, но не надо на это поддаваться!» — разошлась Мезей.

«„Это преступление“ — не надо говорить. Мы рассматриваем градостроительный анализ территории. Избавьте, пожалуйста, от клейм этих. Мы обсуждаем градостроительный анализ. Уважайте, пожалуйста, себя, нас. Снимаем вопрос? Больше не обсуждаем? Что за тональность такая? Не преступление то, что сейчас происходит? Вокруг по чуть-чуть? Мы сейчас картинки смотрим», — вскинулся Генне.

«Мы выпускаем джинна из бутылки. Мы допускаем мысль, что эту территорию можно застроить. Такую мысль нельзя допускать», — не стала сдаваться Ольга Мезей.

«Понятно. Ещё раз повторюсь. Градостроительная анализ должен быть у территории? Мы этим сейчас и занимаемся. Никаких джиннов никто не выпускает», — заверил главный архитектор Калининграда.

В полемику вступил ещё один экс-главархитектор города Александр Башин, отметивший, что эта территория всегда была политизирована, и нельзя об этом забывать при разработке любых концепций её развития. «Прежде чем обсуждать градостроительные вопросы на этой территории, надо иметь позитивное общественное мнение, которого на сегодня нет. Действительно, вырвался джинн из бутылки. И когда он вырывается, его потом очень тяжело туда обратно поместить. Тут даже не джинн, тут ящик Пандоры. Поэтому очень внимательно надо относиться к этой теме. Надо сформировать социальный заказ, как горожане видят и понимают эту территорию. И только после этого можно поднимать этот вопрос», — заявил Башин. А затем и вовсе сообщил, что «информационный взрыв под Новый год обеспечен», и метнул взгляд в сторону журналистов. После чего добавил, что сегодня эту тему вообще преждевременно обсуждать, потому что задевается, в том числе, ЧМ-2018 и строительство нового стадиона, да и вообще «Балтику» сегодня обсуждать опаснее, чем Дом Советов или Королевский замок, потому что там уже темы привычные. «А к этой теме очень болезненно горожане будут относиться. Просьба продумать всю идеологию, социологию и политику», — завершил он.

_NVV9239.jpg

В схожем ключе высказался и бывший глава «Сердца города» Александр Попадин, предложивший разделить вопрос на градостроительную тему и общественно-политическую. «Для этой территории вопрос общественно-политический является главенствующим. Сначала вопрос должен быть решён в общественно-политической сфере, а потом уже следствием должны быть градостроительные действия. И мы сейчас немного видим ситуацию наоборот», — подчеркнул культуролог.

Башину и Попадину уже предпочёл ответить глава комитета архитектуры и строительства Артур Крупин, заявивший, что «здесь нет никакой политики». «Мы просто заказали аналитическую работу по „Балтике“. Увидели исторические материалы, факты, говорящие о том, что в своё время на этой территории не самые лучшие события происходили. Всё. Дальше автор выдвинул свои предложения. Реакция на эти предложения была нами прогнозируема. Нормальная общественная реакция, нормальная реакция архитектурного сообщества — нет никакой бомбы, никакого взрыва, никаких решений», — отрезал он.

Мягче всех высказался архитектор Сергей Копычина-Лоренс, отметивший деликатный и профессиональный подход к проблеме. «Он не стал делать какие-то радикальные предложения. Данная работа имеет место, её надо сохранить и использовать в дальнейшем», — отметил он. После этого и остальные участники градосовета как-то смягчились, заговорили о профессионализме автора концепции и извинились за резкость.

Наконец, слово получили представители общественности. Искусствовед Ирина Кожевникова напомнила, что на стадионе занимаются также студенты и школьники из близлежащих учебных заведений, да и жители района любят туда ходить. Правда, хорошо бы всё-таки создать там условия для полноценных занятий физкультурой. «И не надо выпячивать „Эрих Кох платц“, а взять за основу, что это старейший в России открытый стадион. И думаю, что если бы не была прервана войной история города, эта площадка сохранилась бы как спортивная. Это сохранить более ценно, чем выпячивать, что это какое-то время был платц для парадов. Потом советскую историю мы тоже забываем. Это первый в городе стадион, знаковый для многих поколений калининградцев», — сказала она.

Вячеслав Генне ещё несколько раз подчеркнул, что прямо сегодня и сейчас никто ничего застраивать не собирается, обсуждается только градостроительный анализ, необходимый, чтобы от этой территории прекратили «отщипывать куски». А затем и вовсе сообщил, что существует ещё как минимум две концепции развития территории «Балтики». «Одна сугубо ландшафтная — дендрология с пространствами открытыми, закрытыми, парк, небольшое количество спорта, большое количество воды. Заказчиком было правительство Калининградской области, она не обнародована по финансовым причинам. Не рассчитались с исполнителями. Ещё были другие варианты. Материалы все есть, мы будем продолжать работу по формированию функционала территории», — пояснил он. Во второй работе, как позже сообщил Генне журналистам, есть элементы застройки. Правда, будут ли эти работы вынесены в публичное пространство, главный архитектор сказать не смог.

Фото — Виталий Невар, проект предоставлен пресс-службой администрации Калининграда

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости

«Город» в новостях: