Остров невезения: «Парк скульптуры» на останках Кнайпхофа

Кнайпхоф мог похвастаться плотной застройкой, узкими улицами и активной торговлей, нынешний остров Центральный — парком, восстановленным Кафедральным собором и могилой Канта. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» прогулялась по «Парку скульптуры», экспозиция которого обосновалась на фундаментах и подвалах средневекового города.

Расчерченный изношенными дорожками, засаженный деревьями и заставленный образцами советского скульптурного творчества остров в центре Калининграда большинством горожан считается главной городской зелёной зоной и основным туристическим центром. И действительно, здесь всегда есть люди — начиная от туристических групп, исправно совершающих паломничество к Кафедральному собору и могиле Канта, и заканчивая любителями ночных возлияний на парковых скамейках или набережных Острова.

Встречаются и те, кто с вышеозначенным большинством согласны едва ли и активно выступают если не за застройку Острова, то за внесение хоть каких-нибудь изменений в сложившийся порядок вещей. И здесь тоже всё понятно: перечёркнутый эстакадным мостом довольно труднодоступный для пешехода Остров местами выглядит пустынно, одиноко и болезненно тоскливо. Жизнь как таковая здесь отсутствует, и единственным напоминанием о том, что она тут когда-то была, остаётся доминанта Кафедрального собора, который с тем же успехом мог бы стоять в лесу или в поле — эффект был бы тот же. А если выйти за рамки Острова, то собор в любом случае окажется задавлен либо Домом Советов с одной стороны, либо несуразной громадиной «дрим-хауса» с другой.

Кнайпхоф часто называют городом-призраком или калининградскими Помпеями. Во-первых, потому что от целого города фактически видимого напоминания не осталось. Во-вторых, потому что контур этого города, его улочки, фундаменты и цокольные этажи, выстроенные на тысячах деревянных свай — всё это было засыпано щебнем и землёй. И по сей день дремлет под скамейками, дорожками и деревьями, корнями вцепившимися в историю, средневековый город. Как так получилось, сможет рассказать любой калининградец, хотя бы раз интересовавшийся историей своего края. Сразу после войны речи о восстановлении Кёнигсберга не шло, зато камень был необходим для восстановления советских городов. Руины города разбирали, грузили на баржи и по реке отправляли в СССР. Конечно, быстрее и удобнее было разбирать постройки возле воды, поэтому от Кнайпхофа остался лишь остов да руины Кафедрального собора, который не разобрали только благодаря соседству с Иммануилом Кантом.

Так историю сначала разбомбили, потом разобрали, затем закопали и перечеркнули эстакадным мостом. Через пару-тройку десятилетий после войны на останках Кнайпхофа уже росли деревья. А в 1984-м здесь же был открыт музей под открытым небом «Парк скульптуры», состоящий из нескольких десятков произведений советских скульпторов. Кроме того, если верить стенду Историко-художественного музея, в парке высажена ценнейшая дендроколлекция, в которой свыше 1000 экземпляров деревьев и кустарников со всех концов земли. Что печально, ни на одном дереве или кустарнике нет таблички, оповещающей о его происхождении и ценности. Зато повсюду полно объявлений, сообщающих о дезинфекционных мероприятиях и соответствующем запрете на прогулки в парке. Только даты на объявлениях нет, и потому понять невозможно: то ли все посетители дружно нарушают запрет и подвергаются опасности, то ли обработка давно уже окончена, а объявления просто снимать не стали. Подобное мы уже наблюдали весной в парке Победы, когда после противоклещевой обработки перед 9 Мая никто не позаботился о том, чтобы убрать полосатую ленту и бумажку с запретами.

Хотя с наведением порядка на острове Канта совершенно отдельная история. Раз в год по сложившейся традиции сюда приходят на субботник чиновники. Правда, как выяснилось несколько лет назад, эта разовая акция стоит ненамного меньше годовой уборки территории, за которую отвечает Кафедральный собор. Впрочем, ещё в 2008 году ответственных за чистоту здесь вообще не было.

Сейчас мусора в наиболее проходных местах парка почти нет. То ли действительно кто-то доблестно следит за чистотой, то ли в преддверии фестиваля «Территория мира» эта местность, как водится, тщательно убирается. Под эстакадным мостом обнаруживаются контейнеры и небольшое скопление людей в ярко-оранжевых рабочих одеждах. Похоже, всё-таки уборка проходит в рамках подготовки к фестивалю. Кстати, сейчас «Территория мира» — одно из немногих мероприятий, проводимых на Острове. А ещё лет 10–15 назад сюда сгоняли народ по любому мало-мальски праздничному поводу. В том числе на Острове отмечался и День города. Центральная аллея в те времена была забита торговцами, территория парка — людьми, а вот с туалетами была проблема. К счастью, главные городские гуляния отсюда всё-таки ушли. А вполне приличный туалет, наоборот, появился. В этом Острову повезло больше, чем набережной Верхнего озера.

Так как доступ в парк открыт круглые сутки, здесь почти всегда кто-то есть: любители бега трусцой, мамы с детьми, туристы, романтики, шумные компании. Днём на лавочках и газонах в хорошую погоду зачастую кто-нибудь устраивает пикник, вечером в тех же местах кто-нибудь другой соображает на троих (ну или на компанию побольше). Кто-то очередной раз фотографируется на спине пантеры, отполированной тысячами калининградских и туристических ягодиц. Остальные скульптуры, увы, менее популярны среди туристов. Зато нежно любимы вандалами и ворами. У той же пантеры в 2002 году отпилили хвост, другие скульптуры были похищены целиком. Что-то через несколько лет удалось найти, что-то — нет. О необходимости реставрационных работ эксперты говорили ещё в прошлом десятилетии. Как и о возможности сделать вход в парк платным.

Что касается будущего Острова, оно обсуждается уже многие годы. Наиболее простую и реализуемую «малой кровью» идею высказал архитектор Юрий Забуга ещё в 80-х: расчистить останки Кнайпхофа, восстановив оригинальные очертания старого города. При этом не убирать отсюда ни скульптуры, ни деревья, лишь пересадить последние по линиям кварталов. Затем не раз всплывали предложения так или иначе застроить Остров или хотя бы часть его. Правда, калининградцами такие идеи, как правило, воспринимаются в штыки. В данный момент судьба Острова находится в руках «Сердца города»: Кнайпхоф включён в контекстную территорию конкурса. В техническом задании предлагается представить новую концепцию градостроительного развития Острова, при этом ориентируясь на воссоздание исторических мостов — Кузнечного и Потрохового, а также на три вероятных сценария развития этой местности. Первый: сохранить зелёную зону, исключить возможность капитального строительства, не связанного с музейно-ландшафтными функциями; предусмотреть создание музея Канта и Философского парка. Второй: оставить парковую зону везде, кроме территории вокруг Кафедрального собора, где следует сформировать исторический контекст средневекового города и Соборную площадь «с размещением здесь культурно-образовательных и туристических функций». Третий вариант подразумевает пообъектное восстановление части застройки Кнайпхофа так же с учётом культурных, образовательных или туристических функций. При этом половина территории Острова в любом случае должна остаться зелёной. Собственно, во всех трёх вариантах предусмотрено закрепление за Островом рекреационных функций и частичная застройка территории в историческом ключе. А что и как будет воплощено, да и будет ли когда-нибудь, сказать пока что сложно.

Текст — Татьяна ЗИБЕРОВА, фото — Алексей МИЛОВАНОВ

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости