Шведский архитектор: «Оставьте Дом Советов в покое, создайте что-то новое»

Все новости по теме: Сердце города

В мае в Калининград ненадолго заехал один из членов международного жюри «Сердца города» сотрудник Шведского государственного управления жилищного строительства, градостроительства и планирования Улоф Шульц. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» поговорила со скандинавским архитектором о развитии Калининграда, транспортных проблемах и политической воле.

«Это всё похоже на ситуацию, которая была у нас в Швеции»

— Сейчас у меня не было времени обойти весь город, но я знаком и с центром города, и с окрестностями. Мне сразу бросилось в глаза, что у вас трамвайные линии оставлены без движения. Я понял, что у вас вождение автомобиля — это признак статуса, а общественный транспорт оставлен без внимания. Ваши трамваи стоят в пробках, у вас очень старый трамвайный фонд, и вы купили всего один новый трамвай — это всё похоже на ситуацию, которая когда-то была у нас в Швеции. В 70-х годах в Швеции как раз многие трамвайные линии были закрыты, и сейчас все очень сожалеют об этом, и в некоторых городах строят новые трамвайные линии под влиянием европейских стран — Германии, Франции и так далее.

— В Швеции новые трамваи очень быстрые — они скоростные, у них приоритет в движении, и людям очень удобно на них ездить. Конечно, можно пользоваться и автобусами, но именно трамваи — самый экологичный вид транспорта, и они создают особую атмосферу вокруг себя. Поэтому к вопросу о том, как сделать центр города ориентированным на пешеходов и общественный транспорт, я думаю, что очень важно в первую очередь задуматься о повышении статуса общественного транспорта — сделать его скоростным, удобным, ориентированным на человека.

— Я ходил на публичное обсуждение «Сердца города», там была интересная дискуссия, и не без конфликтов. Развитие этой территории — это очень сложный процесс, и все эти дебаты дали мне много информации. Например, был вопрос по дорожному движению — будут ли учтены интересы велосипедистов и пешеходов, и останется ли интенсивный автомобильный трафик на Ленинском и Московском проспектах. Ответ мне понравился отчасти, потому что да, есть планы по организации новых полос для велосипедистов и пешеходов. Но мне не понравилось, что на первом этапе не предусмотрены активные действия по Ленинскому и Московскому проспектам. Я думаю, это ошибка. У вас там сейчас по 3 полосы в каждую сторону, и они даже шире, чем магистраль. Если вы одну полосу покрасите, например, в зелёный цвет и отдадите её велосипедистам, у вас останется две полосы для автомобилей, но снизится шум и уменьшится трафик. Это можно сделать в качестве эксперимента на полгода, например, и затрат особых на это не надо. Зато вы увидите, как это работает, как можно успокоить движение таким образом.

— Многие люди ездят на автомобилях по этим дорогам только до работы и обратно. Если приоритет будет отдан общественному транспорту, то они оставят свои машины и будут пользоваться транспортом. В Стокгольме, например, берётся взнос за каждый въезд в центр. Это такой способ сохранять тарифы на пользование общественным транспортом низкими и регулировать экономическим способом количество автомобилей в центре.

— Я люблю гулять по набережным, и я обратил внимание, что калининградцы тоже любят там гулять. Я рад, что по результатам прошедшего конкурса остров Канта останется зелёным. Если вы гуляете в этом районе, на вас сильное воздействие оказывает шум. Получается, что вы находитесь на уровне ниже трафика. Около Кафедрального собора не так шумно, но вот на набережных очень хорошо слышно дорогу, и это мешает. Я считаю, что философия Канта здесь должна преобладать, и, конечно, указывать в небо и вдохновлять на размышления в этом месте должен Кафедральный собор, а не автомобильное движение.

«Должна быть политическая воля, чтобы инвестировать в молодое поколение»



— На обсуждении прозвучал очень хороший вопрос — что будет построено к 2018 году, к проведению чемпионата. И, насколько я понял, был очень хороший ответ, что что-то будет сделано с набережной и будет обустроено общественное пространство на Центральной площади. Если бы я принимал решение, без учета каких-либо финансовых аспектов, конечно, для меня было бы самым интересным обустройство Альтштадта. Но так как там Московский проспект, градостроительное бюро пришло к выводу, что здесь на первом этапе нельзя начинать работы. Этот район в принципе не нужен для благоустройства объектов к 2018 году. Поэтому стратегическим решением было начать с Королевской горы, организовав конкурс на объект, который должен расположиться на месте Замка. Риск, конечно, остаётся, что здесь может появиться очень массивное здание, а те объекты и здания, которые были предложены в победившем проекте меньшего масштаба, появятся неизвестно когда.

— Мне очень нравится решение, которое предложил победитель конкурса (Никита Явейн и «Студия 44» — прим. «Нового Калининграда.Ru). Этот проект и занял первое место, потому что было предложено самое лучшее решение этой территории (Альтштадта — прим. «Нового Калининграда.Ru). Не повторяя историю в точности, но взяв её подобие, сделать маленький город с маленькими домами. Это не музей средневековой истории, это новые дома, новая архитектура небольшого масштаба. Мы здесь в офисе [«Сердца города»] много обсуждали молодёжь, и это мог бы быть город молодёжи в том, что когда-то называлось Альтштадтом. Когда эти дома будут возводиться, я считаю, что в процессе строительства должны участвовать не компании откуда-то извне, а местные молодёжные предприятия, которые будут совершенствовать свои навыки в строительстве.

— Согласно проекту, мы должны использовать аутентичные материалы вроде кирпича, камня. Это могут быть сборные конструкции, но это также будут арт-объекты, собранные на месте. И когда вы развиваете такую территорию, это как раз даёт возможность для развития прикладных искусств, мастерства именно на месте. Вы могли бы привлечь молодых архитекторов, молодых художников, молодых строителей, если ваши политики проявят волю, проявят мудрость и инвестируют в следующее поколение. Речь не идёт о том, чтобы молодые люди владели этими зданиями. Должна быть политическая воля, чтобы инвестировать в молодое поколение. У России есть такая амбиция, чтобы Калининград развился в процветающий город, поэтому сейчас важно принять участие в этом развитии.

 Должно быть сочетание частного и государственного. Частные инвесторы только тогда согласятся вкладываться в эту территорию, когда они поверят в идею. И они поверят, только когда государство проявит интерес к инвестированию в эту территорию. Конечно, никто не хочет быть первопроходцем, особенно бизнесмены. Но если государство совершит первые шаги, то это будет как магнит для денег и привлечёт инвестиции от частных компаний.

— Необходимо создать финансовую модель. Я могу привести пример из Швеции — город Мальмё, где было очень плохое финансирование в 80-х годах, вся промышленность закрылась, все богатые люди уехали, повысился уровень безработицы. Был кризис во всех сферах промышленности. Большая территория в центре города использовалась в качестве судоремонтных мастерских. Огромный кран там вообще продали в Сингапур. И такой период продолжался 10 лет, они вообще потеряли всю веру в то, что город будет развиваться в будущем. Однако государство и городские власти в итоге приняли хорошее решение — построить мост между Данией и Швецией для того, чтобы привлечь людей, которые ездят туда-сюда. Муниципалитет заказал и сделал мастер-план территории, которая раньше была занята судоремонтными мастерскими. Полугосударственная компания привлекла испанского архитектора Сантьяго Калатраву, и он создал символ города — перекрученную башню (Turning Torso — прим. «Нового Калининграда.Ru»).

— В центре была огромная территория — полностью брошенная промышленная зона. Они создали мастер-план, позволяющий возведение только одного небоскрёба, а вокруг всё — малоэтажная застройка. У вас тут очень похожая ситуация. 17 лет занял процесс этого развития. Всё было заброшено, было ощущение, будто ходишь по пустыне. Когда люди въехали, они хотели, конечно, жить поближе к воде. Дальше квартал за кварталом район начал заселяться. Конечно, всё было не одним этапом — постоянный непрерывный процесс. План застройки был рассчитан на 20 лет. И что произошло? Все люди из других районов стали сюда съезжаться, начали открываться рестораны, люди начали купаться в море. Это не было запланировано, поэтому пришлось построить множество пирсов. Все эти мероприятия не планировались изначально, но муниципалитет видел, как территория развивается, как реагирует население. Если бы у вас тут был ряд небоскрёбов, ситуация была бы другая. Однако было очень хорошим решением построить именно это здание — оно выглядит как скульптура. Эта башня очень тонкая, изящная, а обычно все небоскрёбы неуклюжи. Сантьяго Калатрава смог создать произведение искусства. Вы можете сравнить эту территорию с Альтштадтом — она очень уютная и разнообразная. Все здания отличаются, ни одно не похоже на другое. И людям нравится там гулять.

«Вам пора уже начать предпринимать какие-то действия»

 

— Для меня Калининград — очень привлекательный город. Спросите себя — как много городов могут воссоздать центр города? Совсем немного. У вас есть уникальная возможность, однако люди хотят, чтобы что-то произошло прямо сейчас, чтобы не ждать ещё 30 лет. Поэтому, с одной стороны, у вас должно быть чёткое понимание, куда вы направляетесь, должен быть план. С другой стороны, вам пора уже начать предпринимать какие-то действия.

— Вопрос не в том, чтобы что-то построить именно к 2018 году, и не в том, чтобы что-то построить именно на Центральной площади. Необходимо уже сейчас думать о том, как успокоить автомобильное движение, чтобы люди наслаждались набережными, чтобы чувствовали изменения среды. Это вопрос именно уверенности — если вы начинаете что-то делать и показываете людям, что это что-то делается для них, — это очень важно. Потому что город — он для горожан.

— Я верю, что люди, не желающие перемен, просто боятся потерять то, что уже есть. Они боятся, что будет хуже. Вот когда я как раз прогуливался по набережной, я заметил, что некоторые люди ловят рыбу. Там сейчас не очень приятная обстановка, но они, может, нашли какое-то место, которое считают своим — мол, я хожу ловить рыбу сюда, мне здесь спокойно. Никто не собирается лишать этих людей возможности ловить рыбу, но они вполне могут бояться, что их оттуда попросят. Поэтому и бюро, и власти должны показать, что они не лишатся этой возможности, что это не будет территория гламурных отелей и бутиков. У властей должна стоять такая задача. Конечно, эта территория не должна оставаться такой, как сейчас. Конечно, это ваше дело, как вы будете развивать территорию, но что-то должно быть сделано. Я так понял, что люди боятся, что эта территория будет только для богачей. Тут власти должны показать, что эта территория будет для горожан. И показать это не словами, а именно действиями. Когда вы начинаете делать общественное пространство, развиваете пешеходные территории, возможно, это уже покажет горожанам, что процесс развития начался, что у них будут новые пространства для ежедневного использования, а не только по праздникам.

«У вас есть полный гардероб для театральной пьесы»



— Дом Советов — это очень загадочное здание. Я слышал от некоторых людей, что сама конструкция имеет слабые стороны. От других я слышал, что владельцы этого здания верят в его будущее и уже закупили новые трубы и меняют крышу. Насколько я понял, использовать это здание для офисов не позволяет его конструкция — возможно, его нужно переделать для жилья. И тут ещё есть вопрос символа. Некоторым людям нравится, когда им напоминают о величии Советского Союза. Другие считают, что современная Россия должна создать что-то новое на этом месте. Когда-то поступил приказ разрушить замок, чтобы избежать немецкого духа здесь, может, у нас теперь есть два призрака, которые не могут общаться друг с другом? А с другой стороны, это как раз и делает это место таким уникальным — прошлое, настоящее, будущее. У вас есть символ прошлого, но вы должны создать что-то, что будет являться символом будущего. Я не думаю, что молодёжь хочет смотреть только в прошлое, им нужно процветающее будущее. Я считаю, что не стоит концентрироваться только на орденском замке, который уже не существует, и на этих призраках-близнецах истории, если можно их так называть. Думаю, вы должны передвинуть свой фокус на создание будущего — и не важно, останется Дом Советов или нет, потому что если вы его снесёте, он всё равно останется в нашем сознании, как остался призрак замка. Оставьте Дом Советов в покое, создайте что-то новое. Тогда будет уже борьба между будущим и прошлым, поэтому идея будущего должна быть очень сильной, чтобы вы не потеряли своей истории.

— Если у вас есть общественное пространство на открытом воздухе, встаёт вопрос, что формируют фасады зданий, которые находятся вокруг этого пространства — это камень и монолит или что-то воздушное. Делаете вы красивую скульптуру или что-то промышленное, чему здесь не место. Поэтому этот новый конкурс очень важен. Здесь у вас есть возможность создать что-то прекрасное, и тогда интересы и Дома Советов, и Замка будут соблюдены. А картина будущего Калининграда будет иметь два хороших символа — Кафедральный собор на острове Канта, где вы можете создать философский парк, вдохновляя людей на ежедневные размышления, и прекрасное здание здесь — как Сиднейская опера, как Эйфелева башня или как Торс в Мальмё. Оно не обязательно должно быть высоким — оно должно быть красивым. И оно должно нравиться горожанам и использоваться ими.

— Очевидно, что Калининград — это не любой город хотя бы даже с геополитической точки зрения. Вы живёте в эксклаве, в самом западном городе России с очевидной принадлежностью к европейской истории. Теперь этот город создаёт своё будущее. Это очень интересное смешение различных аспектов. Вы знаете, тут как с людьми — некоторым удаётся одна вещь, а другим — многие. У этого города множество смыслов, множество голов. И это очень хорошая возможность для развития — у вас есть полный гардероб для театральной пьесы. Сейчас очень много ненужных конфликтов в мире, и у Калининграда есть хорошая возможность возвести мост и сгладить эти конфликты.

— Конечно, Россия всегда будет играть большую роль в истории. Но какую роль хотели бы взять на себя вы и скольких друзей завести? Может быть, даже Калининград мог бы играть здесь роль, сравнимую с организацией ООН. В Женеве есть прекрасный памятник как раз около штаб-квартиры ООН — это огромный монумент Советского Союза в парке недалеко от Дворца Наций. Наверное, в 60-х годах поставлен он, там какая-то ракета. Может, было бы хорошей идеей обсудить с политиками и открыть в центре Калининграда что-нибудь в сотрудничестве с ООН. Я, конечно, сейчас фантазирую, но если бы я политиком был здесь, я бы пригласил комитет молодёжи и делегацию из ООН и оставил бы их в одном здании на день, чтобы обсудить, какой у них был бы интерес в создании символа в этом месте. Это был бы очень интересный опыт.

Фото — Виталий НЕВАР

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости