Обыкновенный антифашизм: как власть в Советске борется с биографией писателя

4 апреля накануне столетия со дня рождения поэта и писателя Иоганнеса Бобровского в Музее истории города Советска была открыта выставка «Иоганнес Бобровский. Жизнь и творчество». На следующий день представители администрации Советского городского округа потребовали снять с выставки стенды, на которых писатель был изображён в форме солдата вермахта, а директора стали принуждать к увольнению. «Афиша Нового Калининграда.Ru» ещё раз рассказывает о том, кто такой Иоганнес Бобровский, и разбирается в сложившейся ситуации.

Кто такой Иоганнес Бобровский?

В современном Советске нет музея-квартиры писателя Иоганнеса Бобровского. Есть типовая мемориальная доска на стене одного дома по улице Смоленской: бурый мрамор, на котором имя с фамилией, годы жизни (1917 — 1965), род деятельности (немецкий писатель, поэт, общественный деятель) и фраза «на этой улице родился и жил», заметьте — «не в этом доме». Родился он в «семье буржуазной, но в то же время крайне благочестивой»: отец — чиновник железнодорожного ведомства, мать — домохозяйка. В Тильзите жил недолго: семья переехала в Кёнигсберг, когда Иоганнесу исполнилось одиннадцать. В Кёнигсберге он окончил гимназию, брал уроки игры на органе. В 37-м году вместе с семьей переехал в Берлин, там изучал искусствоведение. Потом был призван в Вермахт, потом отправился воевать — и воевал в Польше, во Франции, в Восточной Пруссии, в СССР. Потом попал в плен (1945-й год) и провёл в нём четыре года: в лагерях от Новошахтинска до Новочеркасска. После плена вернулся в Берлин, точнее, в его восточную часть, и там написал практически всё, что написал — сотни стихов, десятки новелл, пару романов. И все они, как кажется, об одном — откуда приходит зло, по каким приметам мы понимаем, что это именно оно, и что мы можем сделать ему в ответ: ударить, закричать, сбежать, спрятаться, притаиться, сделать вид, что зла нет. Его считают признанным писателем-антифашистом, его произведения переведены на многие языки (в том числе и на русский, первая книга вышла в издательстве «Молодая гвардия» в 1971-м году), его изучают в университетах.


доска.jpg

Бобровский прожил немного: сорок восемь лет. У него была не очень героическая жизнь: в злой век так жили если не все, то многие — по очереди становились то охотниками, то загнанными зверями, то солдатами, то движущимися мишенями, то жертвами, то палачами. Рождались во время одной войны, проживали детство и часть юности в то время, которое постепенно переставало быть мирным, заключали «военные браки» во время коротких отпусков, а потом снова возвращались к фронту, и так по кругу. Ему досталась также не очень героическая смерть (как будто бы её можно выбрать по собственному усмотрению): можно было бы написать для красоты, что умер он рано, потому что у него было слабое сердце, но нет — он умер из-за неудачной операции по удалению аппендикса, сепсис, кровоизлияние в мозг. Да и внешне он не выглядел героем. Вот есть некоторое количество чёрно-белых карточек: на них он рыхлый, крупный, с какой-то большой головой, с какими-то большими руками, с добрым и спокойным взглядом и спрятанной улыбкой: недотёпа, увалень, его в гимназии два раза на второй год оставляли, он на войну не рвался, он вообще не хотел воевать, а пришлось — и он тянул провода, ремонтировал телефонные линии, полз между линий, укрывался. Собственно, из-за фотографий, точнее, из-за двух снимков, которые размещены ниже, произошёл конфликт между директором Музея истории города Советска и начальником управления по культуре, молодежной политике и туризму.

стенд.jpg


Бобровского в форме — в кабинет

Как уже сказано выше, музея Бобровского в Советске нет. В соседнем Вилькишкяе (это шестнадцать километров от российско-литовской границы) есть комната Бобровского, привезённая несколько лет назад из Берлина. Но в Советске есть крохотный музей (он, простите за тавтологию, так и называется Музей истории города Советска), в котором выставки, посвящённые писателю, стали проводить ещё в конце девяностых.

Историк-музеевед Анжелика Шпилёва стала директором семь лет назад — до этого ещё семнадцать была музейным сотрудником. Пять лет назад к 95-летию автора на средства из муниципального бюджета были изготовлены пятнадцать информационных стендов с фотографиями Бобровского, фрагментами текстов и биографическими сведениями. На двух стендах Бобровский изображён в военной форме: это архивные снимки, один — с какого-то поля боя, второй — свадебный. Стенды не один раз выставлялись не только в Советске, но и в музеях Калининграда, обычно в сопровождении небольшого предметного ряда: коллекции книг на русском, немецком, польском и английском языках, документов и фотографий из семейного архива, рукописей, иллюстраций к произведениям. Один из уникальных экспонатов — это посмертная маска писателя, подаренная музею сыном Бобровского (второй экземпляр хранится в Берлине). За годы музей подружился с обществом Бобровского, поддерживает тесные связи с культурными институциями в Германии и Литве.

4 апреля этого года в Музее истории города Советска отмечали день рождения писателя. Открылась выставка «Иоганнес Бобровский. Жизнь и творчество», прошла небольшая конференция, на которой с докладами выступили профессора Института гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, приветственное слово произнесли генеральный консул ФРГ в Калининграде доктор Михаэль Банцхаф, генеральный консул Литовской Республики в Калининграде Олегас Скиндерскис, директор музея Анжелика Шпилёва. Со стороны администрации Советского городского округа присутствовал начальник отдела управления по культуре, молодёжной политике и туризма Олег Владимирович Вашурин.

Он осмотрел экспозицию, рассказал о том, каким важным событием для города стал юбилей Бобровского и как важно не прерывать культурные связи. На следующий день начались неприятности.

b01.jpgb04.jpgb06.jpgb07.jpgb08.jpg

5 апреля в музей пришли представители местного кабельного телеканала «Советск-Тильзит ТВ». Директор музея рассказывает, что не знала о том, что группа журналистов приехала на съемки: «Была примерно середина рабочего дня. Я сидела у себя в кабинете, дверь открылась — заглянул Михаил Дорушин, он работает в пресс-службе администрации города Советска и как раз сотрудничает с местным телеканалом. Я спросила, что вы хотели, Миша. Он ответил, что ничего не хотел, просто зашёл, и ко мне он обратится позже, когда будет освещать конкурс чтецов стихотворений Бобровского — у нас есть такой конкурс, за четыре года стал областным. Через полчаса Михаил снова заглянул и спросил, не могу ли я на минутку выйти. Когда я вышла, в фойе никого не было, смотрительница сказала, что люди пошли в выставочный зал. Я пошла в зал: там стояли Михаил, журналистка с „ГТРК-Калининград“ Лиза Попович и оператор. На меня сразу направили камеру, а Лиза, показав на один из стендов с Бобровским, спросила: „Почему у вас здесь выставлена фашистская форма?“. Я объяснила, что Иоганнес Бобровский носил форму солдата вермахта, потому что был участником Второй мировой войны — это неотъемлемый биографический пласт в его жизни. А вообще Бобровский антифашист. „А это что такое? — спросила журналистка и показала на свидетельство о рождении Бобровского, помеченное печатью. — Почему у вас в открытом доступе такие материалы?“ Вообще, вопросы, которые задавала съёмочная группа, меня удивили, я думала, что когда человек идёт снимать репортаж о выставке, он как-то готовится».

b15.jpg

На фотографии директор Музея истории города Советска Анжелика Шпилёва

Сюжет вышел вечером того же дня. Анжелика Шпилёва репортаж не видела и узнала о нем только потому, что на улице к ней подошёл мужчина и поблагодарил: «Это такой хороший уровень, вы так хорошо рассказываете о писателе — оказывается, он был нормальный человек». О том, что ещё вошло в репортаж, пришлось узнавать от знакомых. Анжелика Ивановна рассказывает, что в сюжет включили и опрос прохожих: «Корреспонденты опросили на улице перед музеем какую-то женщину: она рассказала, что передала в музей фронтовую ложку своей бабушки, а тут показывают человека в форме, и ей такое соседство неприятно. Другой участник опроса сказал, что времена меняются, вчера мы были врагами, а сегодня стали друзьями, и наоборот, мол, посмотрите на наши отношения с Украиной. В общем, никакого особенного негатива». Позже Анжелика Шпилёва с коллегами посмотрели наличие фронтовой ложки в фондах музея по инвентаризационной книге. Выяснилось, что именно фронтовую ложку в дар музею никто не передавал, а вот немецкую ложку от семьи первых переселенцев, да, приносили.

Вечером того же дня Анжелика Шпилёва получила смс-сообщение от начальника управления по культуре, молодёжной политике и туризму Олега Владимировича Вашурина. Он написал: «Завтра заявление на увольнение!». И спустя пару минут прислал следующее сообщение: «Стенды с Бобровским в форме ко мне в кабинет». Директор музея ничего на это отвечать не стала.

 — Мы поговорили с Олегом Владимировичем в четверг, 6 апреля. Утром он по телефону стал требовать снять с экспозиции и доставить к нему в кабинет два выставочных стенда, на которых фотографии Бобровского в форме солдата Вермахта. Я объяснила, что стенды — это материальная ценность, которая состоит на учёте, выдаваться может только по специальному акту, и я их никуда не понесу. В десять часов утра у нас состоялась личная встреча, на которой Олег Владимирович стал требовать, чтобы я написала заявление об увольнении. Я категорически отказалась это делать — это незаконное требование, это является принуждением к увольнению по собственному желанию. Тогда Вашурин стал меня шантажировать, угрожать, говорить, что в противном случае уволит меня по статье «Экстремизм». Потом он приехал в музей, изъял вышеуказанные стенды, ещё раз потребовал написать заявление в присутствии всего коллектива. Я снова отказалась, тогда Вашурин потребовал объяснительную записку по поводу фотографий на изъятых стендах. Я написала в объяснительной, что фотографии иллюстрируют значительный биографический пласт жизни Бобровского, связанный со Второй мировой войной. Опыт войны и опыт плена, которым для него закончилась война — стали основными факторами формирования его творчества, главная тема которого — осознание глубочайшей вины немецкого народа. Именно стихи этого периода наиболее важны для российского читателя, так как показывают весь ужас войны и преступлений фашистов против народов нашей страны. Также я пояснила, что выставка работает на протяжении пяти лет, экспонировалась в ведущих музеях области, работающих по теме истории края: Калининградском областном историко-художественном музее, во Фридландских воротах и никогда не вызывала негативной трактовки.

Объяснительную я написала, но от себя ещё в устной речи добавила, что вермахт мы вообще-то победили, Бобровский был признан как писатель-антифашист ещё в Советском Союзе, а если следовать такой логике, то нужно запретить все фильмы про войну, начиная с «17 мгновений весны».

b14.jpg


18 апреля Анжелику Шпилёву вместе с хранителем фонда вызвали в администрацию города Советска, где предъявили акт служебного расследования от 12 апреля этого года, который был составлен в её присутствии (это Шпилёва отрицает).

В акте написано, что проведённое служебное расследование показало, что «директор Шпилёва А. И., полагаясь на своё мнение в трактовке истории, включила в экспозицию фотографии писателя в форме вермахта, вызвав негативную реакцию прессы и жителей города Советска». Отметим, что служебное расследование проводилось не только начальником управления по культуре, но ведущим специалистом управления по культуре, молодёжной политике и туризму Н. Г. Михнович, главным специалистом управления делами М. Дорушиным и руководителем исполкома Советского местного отделения ВВП «Единая Россия» Е. И. Соколовой. Комиссия постановила привлечь директора музея к дисциплинарной ответственности.

Однако Анжелика Шпилёва с этим не согласна.

 — Во-первых, я не полагаюсь на своё мнение в трактовке истории, я полагаюсь на энциклопедические данные, на мнения филологов и исследователей. Не случайно произведения Бобровского большими тиражами выходили в СССР в самом патриотическом издательстве страны — издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия». Во-вторых, я не понимаю, о каких именно негативных отзывах прессы идёт речь: у меня есть копии публикаций, вышедших, как в русских, так и зарубежных изданиях — и они все положительные. Я уже молчу о том, что мне не было представлено ни распоряжение администрации о проведении служебного расследования, ни распоряжение об изъятии стендов. Я повторю, что не согласна с выводами комиссии. Я считаю, что Вашурин Олег Викторович оказывает на меня давление».


«Когда я это всё увидел, у меня по спине пробежал холодный пот»

Олег Вашурин стал начальником управления по культуре, молодёжной политике и туризму 29 апреля прошлого года. С текстами Бобровского он знаком мало, а стенды впервые увидел на открытии выставки 4 апреля, и когда увидел, то по «спине пробежал холодный пот». Вообще, в начале беседы Олег Владимирович от каких-либо комментариев отказался, уточнив, что «по телефону лишнего старается не говорить» и что ситуация, возникшая с Анжеликой Шпилёвой — не что иное, как «рабочий момент». Также Олег Владимирович пояснил, что «никто ни на кого не надавливает, с выставкой Бобровского связаны определённые очень сложные моменты».

а.jpg

По словам Вашурина, комиссия, поработав над материалами выставки, признала, что руководитель музея была не права и «нельзя было выставлять фотографии Бобровского в форме армии солдата вермахта, ни в коем случае, тем более в нынешнее время».

 — Формулировка обозначена в акте служебного расследования, все её видели и все с ней согласны. Это не только наша позиция, но и позиция федеральных структур, они увидели эти стенды и задали вопрос. Я могу вас перенаправить в эти органы. Есть определённое понимание того, что на сегодняшний день всё, что касается какой-либо информации, которая дискриминирует наше государство и является сомнительной, не должна появляться в свободном доступе. Вы же тоже живёте в России и наверняка понимаете, о чём я говорю. Сейчас очень сложная политическая ситуация. И есть нюансы. Мы должны это учитывать. Тем более что Анжелика Ивановна Шпилёва — руководитель муниципального учреждения культуры, а не частного музея. И у нас, и у органов возникают к ней вопросы. Позиция администрации города Советска такова, что никакой информации, которая может вызывать сомнение у посетителей музея, не должно быть. И мы об этом говорим неоднократно. Никто не ущемляет её прав, не увольняет так просто. Если она чего-то не понимает, ей просто объясняют.

Пять лет назад обстановка в мире была совсем другой: мы могли выезжать заграницу с георгиевскими ленточками, а сейчас в ту же Литву не можем выехать. Повесьте себе на машину георгиевскую ленточку и попробуйте выехать — у вас проблемы возникнут сразу на границе. Правильно? Не возникало? Вам просто повезло.

А когда приходят люди на выставку и видят портрет даже Бобровского в форме, это взывает возмущение — они нам ни к чему. К тому же вопросы не только у рядовых граждан города Советска, но и у тех, кто контролирует ситуацию и блюдет порядок. Нас в течение двадцати лет пытались тщательно, как это говорится, «опустить», сделать ресурсной территорией. Сейчас Россия стала вставать на ноги, и это очень не нравится нашим западным, как говорит Владимир Владимирович, коллегам. Они ведут свою работу, свою деятельность активно — дремать не стоит.

м3.jpgм2.jpgм.jpg
На фотографиях Музей военной техники под открытым небом, установленный на улице Дружбы, практически в десяти шагах от Музея истории города Советска

Также Олег Владимирович отметил, что у администрации города к Анжелике Шпилёвой вопросы стали возникать ещё в прошлом году, когда «она нас прославила на всю страну». Речь идёт о выставке «Тильзит — несравненный город», подготовленной Культурным центром Восточная Пруссия в Эллинене (Бавария) совместно с «Землячеством Восточная Пруссия» и «Городским сообществом Тильзит». Эта стендовая выставка была посвящена истории города и составлена на основе архивных материалов, часть из которых была переведена некорректно. Так, в тексте, размещённом на одном из стендов, встречается фраза: «После начала войны против Советского союза вражеская авиация бомбила Тильзит уже 22 и 23 июня 1941 года». По словам Вашурина, тогда же директору музея было предъявлено замечание. Однако Шпилёва отмечает, что эта информация не соответствует действительности: документально дисциплинарных взысканий директору МБУК «Музей истории города Советска» в 2016 году не предъявлялось. Комментировать угрозы «уволить за экстремизм» Олег Вашурин отказался.


Что говорят музейщики и адвокаты

За разъяснением сложившейся ситуации «Афиша Нового Калининграда. Ru» обратилась к представителям музейного сообщества и адвокатам. Так, коллекционер, краевед и сотрудник музея «Фридландские ворота» Денис Дунаевский считает, что немецкое наследие периода Второй мировой войны — это такая же часть общей истории Калининградской области, наравне с остальным наследием. По словам Дунаевского, условия экспонирования этих предметов такие же, как и для всех других экспонатов, но используются они только в научно-просветительских целях.


На фотографии фрагмент экспозиции музея «Фридландские ворота» с международной акции «Музейная ночь — 2015»

«Приведу пример Германии, где демонстрация символов Третьего рейха строжайше запрещена: реконструкция немецкой армии Второй мировой там под запретом, в музеях и книжных магазинах символика не запрещена, в антикварных магазинах продавцы обязаны закрывать символы. В наших антикварных магазинах такая же практика. Мы с коллегами всегда в курсе законодательства по данному вопросу», — рассказал Денис Дунаевский. Также он отметил, что в его практике ни разу не было случаев недовольства зрителей, «только здоровый интерес».

Александру Добральский, адвокат, участник адвокатской палаты Калининградской области, не видит в действиях Анжелики Шпилёвой нарушений трудового законодательства:

 — На практике к экстремизму приравниваются и открытые публичные призывы к свержению действующего конституционного строя незаконным путем, и возбуждение ненависти на религиозной и национальной почве, а также демонстрация в этих целях различной символики, в том числе и символов фашистской Германии. Если говорить о символах, то все зависит от того, в каком контексте они преподносятся. Например, в художественном фильме «17 мгновений весны» актер Тихонов очень красиво выглядит в форме СС, однако вряд ли другому человеку придет в голову проверить его на факт пропаганды идей нацизма, поскольку в общем контексте фильма мы понимаем идею и замысел автора.

Этот вопрос решает назначенная следственными органами комиссия, результатом деятельности которой является экспертное заключение. На основании этого экспертного заключения уже можно проводить следственную проверку.

Что касается Бобровского. Начнём с того, что он был солдатом вермахта: он стал им на тот момент, когда в Германии существовала всеобщая воинская повинность. Вермахт с самого начала Нюрнбергского процесса не был причислен к списку обвиняемых и к преступным организациям, в отличие от СС, СД и гестапо. Вермахт не занимался пропагандой идей фашистской Германии. Кроме того, мы знаем, что Бобровский был связан с кругами христианской антифашисткой оппозиции, после возвращения из плена он жил в ГДР, там закончил антифашистские курсы, а с 1970 года его книги издавались и переиздавались советским издательством «Молодая гвардия». Я полагаю, что война — это неотъемлемая часть автобиографии писателя, если бы он не служил, он не стал бы тем, кем стал.

Я не вижу в действиях Анжелики Шпилёвой нарушений трудового законодательства. В контексте экстремизма мы можем говорить только после приговора суда, если приговор, конечно, будет вынесен. Любой человек, организация вправе обратиться в следственные органы с заявлением на предмет проверки признаков преступления, предусмотренных статьей 280 УК РФ. Следственные органы обязаны такое заявление принять, зарегистрировать и провести по нему проверку. ФСБ может провести проверку и без заявления. Следственная проверка заявления об экстремизме проводится в соответствии с действующими нормативами УПК РФ в течение десяти дней с момента подачи заявления. Вызываются и опрашиваются все лица, причастные к проведению выставки, назначается соответствующая экспертиза, по результатам которой следственные органы принимают решение возбудить уголовное дело или отказать. Если уголовное дело возбуждают, то в процессе устанавливаются подозреваемые и (или) виновные лица, исследуются их мотивы, допрашиваются свидетели. Проводится весь комплекс других следственных действий. По результатам предварительного расследования готовится обвинительное заключение и только после этого материалы дела попадают в суд. Суд проводит судебное следствие: также вызывает и допрашивает свидетелей, исследует материалы дела, в случае необходимости назначает экспертизу. В судебном заседании участвует не только сторона обвинения, но и защита. В соответствии с презумпцией невиновности в уголовном праве, никто не может быть признан виновным до вступления приговора в законную силу.

Я считаю незаконными действия представителей администрации города Советска, которые пишут смс-сообщения директору музея и требуют от него увольнения. Они должны действовать в соответствии с законом. Если, по их мнению, в действиях директора музея есть признаки преступления, попадающие под статью 280 УК РФ, то представители администрации города Советска должны в законном порядке обратиться в следственные органы. Заявление должно быть обосновано, в противном случае следственные органы могут рассмотреть его как клевету или ложный донос. Что касается телевизионного сюжета, я его не видел, но полагаю, что именно он может быть приравнен к экстремизму, если направлен на разжигание ненависти между людьми. Если он противопоставляет одну группу людей другой группе людей и разжигает между ними чувство ненависти на любой почве — национальной, религиозной или социальной. Зачастую люди пользуются тем, что имея в руках ресурс в виде средства массовой информации, искусственно создают информационный повод и раздувают вокруг него скандал, чтобы привлечь внимание к своему изданию. Они опрашивают людей, не знакомых с контекстом, людей, которые вряд ли были на выставке. Мы с вами сидим в кафе, здесь в качестве элементов интерьера используются изображения черепа. Если мне это не нравится, я возьму камеру, найду какую-нибудь бабушку, которая в этом кафе никогда не была, но часто проходит мимо, и спрошу про её отношение к этому черепу и продемонстрирую высокие цены в меню — скорее всего, у бабушки это вызовет неприязнь. Таким образом, на пустом месте можно раздувать неприязнь одной группы к другой, для предотвращения чего и направлена статья 280 УК РФ.

Я не вижу перегибов в работе следственных органов в Калининграде в рамках рассмотрения сообщений о преступлениях, предусмотренных статьей об экстремизме. Как я полагаю, проблемы создают так называемые перестраховщики: инициатива часто идёт от людей неискушенных в правовых вопросах и не имеющих представления о сути статьи экстремизм. В СССР такие действия называли «перегибами на местах». Но в Российской Федерации перед законом все равны, а суд Линча или самосуд в нашей стране не то чтобы не приветствуется, а уголовно наказуем.

На момент подготовки публикации «Афише Нового Калининграда. Ru» стало известно, что Анжелика Шпилёва отправила главе администрации Советского городского округа Николаю Воищеву докладную записку с просьбой разобраться в ситуации и прекратить давление. Пока что официального ответа директор музея не получила.

Текст — Александра Артамонова, фото — Артём Килькин, архив редакции

[x]