С хозяином за стойкой: как живет кафетерий Gustav Grossman

Александр и Наталья Быченко. Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград»
Александр и Наталья Быченко. Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград»

Что сделал бы обычный музей, если бы посетители приходили в него в нерабочее время? В лучшем случае — ничего, в худшем — вызвал Росгвардию. Александр Быченко, владелец единственного в Калининграде частного музея о жизни Кёнигсберга Altes Haus на улице Красной, открыл для них кафетерий. А на самом деле продолжил начатый музеем яркий и необычный проект реконструкции довоенной жизни города. Через жизнь вещей, в которых отпечатались судьбы его обитателей. «Рестораны Нового Калининграда» рассказывают о том, что получилось из кафетерия спустя два месяца после его открытия.

«У Густава Гроссмана здесь был магазин продуктов, Lebensmittelgeschäft, — рассказывает Быченко. — После войны здесь ничего не было, а в 1965 году, как говорят наши соседи, здесь открыли фотоателье. В перестроечное время тут появился магазин, потом аптека, потом ветеринарная аптека. Но все эти коммерческие учреждения здесь не выживали». Густав Гроссман — это, собственно, бывший владелец квартиры на бывшей Шрёттерштрассе. Доходный дом, построенный в 1912 году, располагался в самом сердце района Амалиенау. Именно о его жизни рассказывает открытый в 2014 году Altes Haus. А теперь не только рассказывает, но и угощает кофе, какао и десертами.

К вопросу кофе, как ко всему остальному, Александр Быченко подошёл бескомпромиссно. Разыскал и купил Faema E61 Legend, кофе-машину оригинального дизайна 1961 года, с которой началась история современного эспрессо. В России цены на классические двухрожковые Faema начинаются на уровне полумиллиона рублей. Быченко сделал то же, что и всегда. Обнаружил в Польше машину с лёгкой неисправностью, привёл в порядок при помощи владельца GS coffeeshop Дмитрия Скрябина и сам обучился работе с ней.

«У нас в меню пока два вида кофе, эспрессо и американо. Сначала не делали капучино и латте, потому что не умели, а потом подумали, что во времена Кёнигсберга не было каппучино, и решили, что так пусть и будет», — говорит Быченко. Но не исключает расширения кофейного меню. Кроме него гостям кафетерия предлагают какао и чай; все напитки подают в антикварном фарфоре. Десерты тут простые, но добротные — торт с солёной карамелью и неизбежный медовик; кофе и пирожное обойдутся во вполне вменяемые 300 рублей. А ещё есть крафтовый сыр от двух калининградских сыроварен, уже известной Deutsches Haus из Немана и проекта Александра Чуева из Храброво. Он же поставляет в заведение шоколадные конфеты и два вида марципана — запечённый по кёнигсбергскому рецепту и не такой традиционный, в шоколадной глазури.

«Расчёт был на то, что кафетерий будет поддерживать музей, а музей будет поддерживать кафетерий. Это работает, правда, в большей степени музей поддерживает работу заведения, ведь улица Красная не самая проходная, и людей с улицы трудно завлечь, — говорит Александр Быченко. — Хотя уже есть постоянные клиенты — с домов этого квартала, приходят посидеть, выпить кофе, мы уже знаем их предпочтения». А ещё кофейня Gustav Grossman — редкий для Калининграда случай заведения с пробковым сбором. Чтобы получить лицензию на торговлю более серьёзными напитками, не хватает ровно четырёх квадратных метров площади. Зато желающие прийти «со своим» легко могут сделать это, уплатив по 200 рублей с бутылки.

 

Кафетерий удачно совмещается с сувенирно-антикварной лавкой. До открытия заведения она ютилась на паре квадратных метров в музее, и, по словам Быченко, до неё гости зачастую просто не добирались. Теперь почти весь интерьер кафетерия — от фарфора до старинных вывесок можно приобрести. Одну из стен, к примеру, украшает покрытая многочисленными следами времени золотисто-чёрная вывеска представительства российской чайной империи Алексея Губкина в Данциге. Тех времён, когда делом уже управлял его внук Александр Кузнецов.

Сам Александр Быченко, как и его супруга Наталья, стараются находить время, чтобы лично постоять за стойкой. «У нас есть опыт — я работал официантом в гостинице «Волна», потом барменом, и Наталья работала официанткой, — говорит создатель кофейни и музея. — Общение с людьми нам очень нравится. Мы запоминаем маленькие ресторации в Италии или Испании именно потому, что там ты не просто клиент, потребитель профессиональных услуг, но желанный гость. Ведь тебя там встречает за стойкой сам хозяин».

Для современного Калининграда, где историческое наследие попеременно становится объектом то странных политических манипуляций, то откровенного варварства, проект Александра и Натальи Быченко — явление уникальное. Хирургическая аккуратность, с которой они строят свой маленький мир, и сдержанное радушие, с которым приглашают в него гостей, позволяют им идти своим, параллельным курсом. Конечно, на гастрономической карте города кафетерий Густава Гроссмана при его же музее-квартире почти незаметен. Но на культурной — блестит удивительно ярко.

Текст, фото — Алексей Милованов



Комментарии

prealoader
prealoader