Капитальный развод

Много лет назад, еще в советские времена, мои родители решили застраховать меня «к совершеннолетию». Если вы помните, был такой способ накопительного страхования — нужно было каждый месяц отдавать страховой компании определенную сумму, чтобы к 18 годам накопить тысячу рублей. «Ну, хоть не с пустыми руками в люди выйдешь», — радовался мой отец.

Тысяча рублей в 80-е годы — это и правда было много, если учесть, что коробок спичек стоил 1 копейку, а буханка хлеба — 20 копеек. На тысячу рублей можно было купить два мотоцикла «Минск», спальный гарнитур и даже сыграть свадьбу.

Родители каждый месяц на протяжении многих лет отдавали за меня по 5 рублей — тоже сумму весьма приличную по тем временам. Они перечисляли эти деньги страховой компании вместо того, чтобы тратить их на повседневные нужды. Однако когда мне исполнилось 18 лет, СССР развалился, деньги обесценились, и на накопленную за долгие годы тысячу рублей можно было купить лишь батон хлеба. Естественно, за положенной мне к совершеннолетию выплатой я даже не пошла. Хоть и говорили потом, что деньги эти как-то проиндексировались и можно претендовать на некое возмещение, ощущение, что моих родителей просто обокрали, осталось до сих пор. Впрочем, обокрали тогда не только моих родителей, но и всех граждан некогда великой страны, которые копили деньги в Сберегательной кассе.

Введенный в нашей области после губернаторских выборов новый платеж за капитальный ремонт оставляет примерно такие же ощущения. Сейчас мне каждый месяц предлагается платить по 500 рублей в Фонд капремонта. Использовать эти деньги планируется только лет через 30, когда подойдет очередь ремонтировать мой не совсем пока старый дом. Однако если сейчас за 500 рублей я могу позволить себе поход в магазин за продуктами, то что будет с ними через 30 лет, когда придет время ремонтировать дом? Учитывая те безумные темпы инфляции, которые мы сейчас наблюдаем, вполне можно предположить, что через 30 лет сегодняшние ежемесячные 500 рублей будут равны одной копейке. Боюсь, что к тому времени на все наши накопленные деньги можно будет разве что купить рулон линолеума. Или кисточки для покраски стен.

Законодательные инициативы наших депутатов по поводу специальных депозитов, которые помогли бы защитить деньги от инфляции, по правде говоря, не вызывают оптимизма — проценты по депозитам в нашей стране настолько малы, что бороться таким способом с инфляцией как-то даже бессмысленно.

Есть еще один неприятный момент. Как признали чиновники правительства области, установленный в настоящее время в Калининградской области платеж за капремонт в размере 5,90 за квадратный метр — это не предел. Обоснованным является платеж в 29 рублей за «квадрат», и в некой отдаленной перспективе к этой цифре придется прийти. Правда, есть надежда, что нескоро — ведь впереди нас ждут выборы в Госдуму, потом президента, а потом будут очередные выборы губернатора. Вряд ли стремящиеся сохранить власть чиновники будут провоцировать своих граждан на еще большую ненависть к себе, повышая непонятный побор.

Я уже не говорю о том, что в отдельно взятой Калининградской области ситуация с платежами за капремонт вообще не поддается здравому описанию — жителям домов приходят квитанции на людей, которые не являются собственниками квартир уже годами (а некоторые уже находятся и в мире ином). Как это возможно, если Фонд капремонта должен был работать над программой капремонта совместно с управляющими компаниями? Сложно предположить, что управляющие компании имеют устаревшие данные о собственниках — ведь такой договор на обслуживание жилья запросто можно признать недействительным. В итоге напрашивается вывод, что управляющие компании работают сами по себе, а Фонд капремонта — сам по себе. Сотрудники Фонда неизвестно где взяли устаревшую базу с фамилиями жителей и в настоящее время занимаются не разработкой программы ремонта домов, а просто сбором денег с жильцов.

Кстати, жители нашего дома приняли решение не отдавать деньги в общий котел Фонда капремонта, а собирать их на специальном счете. Нас убедили, что нашими деньгами не сможет воспользоваться никто и они будут потихоньку копиться, никуда не деваясь. Но у меня возникает вопрос — если этими нашими деньгами никто, кроме нас, пользоваться не сможет, то почему тогда мы сами не имеем права копить их так, как считаем нужным? Не сейчас отдавать по 500 рублей ежемесячно, а лет так, допустим, через 20–30 просто внести всю сумму единовременным платежом? Может быть, мне сейчас эти 500 рублей куда важнее для семейного бюджета? А когда придет время ремонтировать дом, я смогу взять кредит, сдать золото в ломбард, выиграть в лотерею, в конце концов. Мало ли способов найти единовременно сумму, которая не заканчивается шестью нолями.

Однако выясняется, что федеральные и областные законодатели продумали всё за нас. И мы всё равно должны ежемесячно отстёгивать деньги и складывать их в банк. Вероятно, просто банку наши деньги очень нужны именно сейчас. Учитывая ситуацию с пенсионными накоплениями, можно предположить, что рано или поздно эти деньги могут очень сильно понадобиться и нашему государству.

Печальнее всего, что инициаторы закона весьма хорошо знают менталитет российских граждан среднего и старшего возраста, которых еще в советские времена приучили платить по тем квитанциям, которые кидают им в почтовые ящики, и не задавать при этом вопросов. Поэтому и собираемость платежей в стране весьма высокая — более 77% граждан ежемесячно отстегивают деньги.

Я не говорю, что дома ремонтировать не надо. Отнюдь. Надо, конечно. Но перед тем как отдавать деньги, хотелось бы понять — за что конкретно мы платим, когда это «что-то конкретно» случится и в каких объемах, собственником какой доли общего имущества я являюсь, как будут защищены накопления от инфляции и каковы гарантии, что деньги никуда не испарятся. И т. д.и т. п. 

Для начала хотелось бы увидеть соответствующий договор между управляющей компанией, Фондом капремонта и конкретным собственником (причем реальным собственником, а не тем, кого уже и нет в нашем мире). Но, увы, российские законодатели таких норм нигде не предусмотрели. Они предлагают платить. Просто так, неизвестно за что и без договоров. Держать собственное население в качестве дойной коровы — это ведь так удобно.

Оксана Майтакова

Комментировать (161)

Комментарии

prealoader
prealoader