Скандал в третьем секторе: кто добивается освобождения Сергея Кривченко

Сергей Кривченко

Во вторник разгорелся скандал вокруг решения двух представителей общественной наблюдательной комиссии выступать за условно-досрочное освобождение Сергея Кривченко, который отбывает наказание в колонии №7 (в Гвардейске) за ДТП с погибшими. «Новый Калининград.Ru» разбирался, так ли важна для суда позиция общественных наблюдателей, и кто из них на самом деле поддерживает ходатайство

Что такое ОНК?

Общественная наблюдательная комиссия призвана следить за соблюдением прав человека в местах лишения свободы. ОНК формируется из представителей некоммерческих правозащитных общественных организаций, которые работают не менее пяти лет и имеют государственную регистрацию.

Члены ОНК имеют уникальную возможность беспрепятственно входить в любые ИВС, СИЗО и исправительные колонии без разрешения начальника (лишь уведомив его), общаться с заключенными и делать выводы о том, встали ли те на путь исправления.

Почему ситуауция вокруг ОНК — это важно для меня?

Потому что от уголовного преследования и наказания в виде лишения свободы в Российской Федерации сегодня не застрахован никто. А ОНК — фактически единственная независимая структура, имеющая возможность привлекать внимание к нарушению прав заключённых и защищать эти права. Возможно — ваши права.

Почему разгорелся скандал вокруг ОНК?

Во вторник областной суд рассматривал дело об условно-досрочном освобождении Сергея Кривченко — водителя «Лексуса», сбившего на тротуаре трех девушек, две из которых погибли. По мнению стороны защиты, он встал на путь исправления, добросовестно отбывает наказание, полностью признал свою вину, а также «в полном объеме возместил ущерб пострадавшей стороне».

В июле 2015 года 40-летний сын директора «Автотор-Холдинга» Владимира Кривченко Сергей был признан виновным в ДТП с двумя жертвами. Он сел пьяным за руль «Лексуса», на ул. Куйбышева вылетел на тротуар и сбил трех девушек, две из которых погибли, одна получали ранение. Суд приговорил его к 3 годам и 11 месяцам колонии общего режима.

Сторона защиты на рассмотрение во вторник пригласила новых свидетелей — двух членов региональной общественно-наблюдательной комиссии (ОНК) за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания — заместителя председателя Наталью Лютую и рядового члена Юрия Заиграева. Они выступили в поддержку ходатайства защиты Сергея Кривченко о его условно-досрочном освобождении. Лютая рассказала, что около 10 раз в этом году была в колонии, несколько раз общалась с осужденным.

«Это обсуждалось на комиссии, но ходатайство от нас двоих. В принципе, все согласны. Мы не ставили целью, чтобы все его подписали», — сказала на заседании Наталья Лютая.

Судья несколько раз переспрашивала свидетельницу, от своего ли имени она говорит, или выступает от лица всей комиссии. В конце концов, Наталья Лютая сообщила, что говорит от своего имени, но остальные члены комиссии (а всего в комиссии 15 человек) в курсе.

По неофициальной информации, Наталья Лютая была в колонии-«семерке» в 2016 году не 10 раз, а всего три. «Новый Калининград.Ru» намерен направить официальный запрос по этому поводу в региональный УФСИН.

После того, как эта информация была обнародована СМИ, разыгрался скандал. Член ОНК Елена Финагина сообщила корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что комиссия не уполномочивала Наталью Лютую выступать, и вопрос об УДО для Сергея Кривченко на обсуждение не выносился. Позже еще четыре человека, в том числе председатель комиссии Александр Халтурин, выступили с заявлением, что никакой согласованной позиции по делу Кривченко у общественных наблюдателей не было.

В среду «Новый Калининград.Ru» опросил остальных членов ОНК и выяснил, что многие из них были даже не в курсе ситуации с делом Кривченко.

Почему позиция наблюдателей важна для освобождения Кривченко?

По мнению адвоката Антона Самохи, суд при вынесении решения о смягчение приговора вполне может учесть мнение членов общественной наблюдательной комиссии, которые контактировали с Сергеем Кривченко и могут сделать выводы о том, встал ли заключенный на путь исправления. «Заявления общественности встречаются не так часто — в основном, наверное, при рассмотрении дел, имеющих широкий общественный резонанс. В данном случае это весьма грамотный ход адвокатов», — отметил Антон Самоха.

Как формировалась ОНК Калининградской области?

Общественная наблюдательная комиссия в ныне действующем составе была сформирована в 2014 году. Старт формированию ОНК дала российская Общественная палата у себя на сайте. Некоммерческие общественные организации выдвинули своих членов. Общественная палата рассмотрела и утвердила кандидатуры. Срок действия мандатов — до октября 2017 года.

Кто входит в состав комиссии?

15 человек. Формально они представляют разные общественные организации, однако интересы многих пересекаются. В частности, в комиссию входит Ирина Филяева, выдвинутая организацией «Балтийские переселенцы». Однако она же долгое время возглавляла организацию «Центр восстановления личности», от которой в ОНК представлено еще два человека.

Похожая ситуация с Союзом женщин Калининградской области и «Центром защиты семьи и личности» — эти две общественные организации сотрудничают, и от них в состав ОНК делегированы четыре человека.

222.jpg

Какой позиции придерживаются члены ОНК по поводу условно-досрочного для Кривченко?

Против


Александр Халтурин (региональная молодежная общественная организация «Центр Уникальных Независимых Актуальных Молодежных Инициатив» (ЦУНАМИ)) — председатель комиссии:

— Я не знал, что на вторник было назначено заседание суда по поводу условно-досрочного освобождения для Сергея Кривченко. О том, что Наталья Лютая выступила от имени комиссии, я узнал из СМИ и был удивлен. Предложения вынести этот вопрос на общее обсуждение ОНК не поступало. Комиссия не собиралась по этому поводу и, естественно, никаких решений не принимала, поэтому Юрий Заиграев и Наталья Лютая могли выступать только от своего собственного имени.

Ко мне действительно обращался член ОНК Юрий Заиграев и говорил, что есть просьба от одного заключенного сделать для него положительную характеристику. Предварительно я сказал, что готов рассмотреть ситуацию с обращением. Но когда увидел, что речь о Сергее Кривченко, отказался и сказал, что Юрий может выступать от своего имени. Позже я вспомнил, что когда мы были в колонии в Гвардейске 26 мая, Юрий Заиграев минут 10 с этим человеком общался. Другие члены комиссии при этом не присутствовали. Я знаю, что Юрий потом 12 июля приезжал в колонию с Натальей Лютой и они вновь с ним общались. Однако в отчете Натальи Лютой о посещении «семерки» в июле ничего не говорилось об общении с Сергеем Кривченко.

У меня есть характеристика от колонии на этого человека на двух страницах. Восемь человек подписали, что поддерживают УДО. Но я спокойно к этому отношусь, потому что колония не должна давать характеристику совершенному им преступлению. Они должны характеризовать его текущее поведение и так далее. И они поддержали УДО.

Что касается Общественной наблюдательной комиссии в целом, мы намерены инициировать общее заседание и обсудить этот вопрос.

Елена Финагина (ЦУНАМИ) сообщила корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что также выступает против условно-досрочного освобождения для Сергея Кривченко.

Виктор Сыроватко (региональная общественная организация «Балтийские переселенцы»):

— Я только сегодня узнал об этой ситуации. И, конечно же, не могу поддерживать — у меня совершенно противоположная точка зрения, никому выступать от своего имени я права не давал.

О преступлении, совершенном Сергеем Кривченко, я знаю — это преступление, о котором знал весь Калининград. В СМИ была информация, что он неоднократно нарушал Правила дорожного движения. Это взрослый человек, не мальчишка, который в первый раз сел за руль, и он должен отвечать. Раньше в советское время за такие ДТП давали 12–15 лет. Семьям нанесен колоссальный урон. Человек должен отвечать за то, что совершил. Да, нельзя его унижать в местах лишения свободы, лишать человеческого достоинства. Но то, что он должен отбывать наказание за то, что совершил, — это обязательно. Срок ему дали маленький, он должен отбыть его полностью.

Валерий Пахтусов («Центр восстановления личности»):

— Мое мнение — я против условно-досрочного освобождения. Он совершил тяжкое преступление, погибли два человека.

Светлана Кондратьева («Центр восстановления личности»):

— Я к этому вопросу никакого отношения не имела, узнала об этом только сегодня. Но моя личная позиция — человек совершил преступление, поэтому пусть отбывает. У него нормальные условия содержания. Ко мне лично он ни за какой помощью не обращался. Я не поддерживаю ни Наталью Лютую, ни нашего второго коллегу.

Елена Горбачева («Союз женщин Калининградской области»):

— Я не слышала про это дело, никакого собрания не было, и я ничего другим коллегам по ОНК не поручала. Мое личное отношение отрицательное — я считаю, что таким людям УДО давать нельзя.

Мария Шпунтенкова («Союз женщин Калининградской области»):

— Вчера я была удивлена, что озвучена позиция всей комиссии. Не обсуждался этот персонаж — Сергей Кривченко, никаких ходатайств мы не собирались писать. И ходатайство я не поддерживаю по своим внутренним убеждениям.

Не выработали позицию

Виктория Осипенко («Юная Лидерская Армия»):

— Для меня есть два основных вопроса. Первое — общество среагировало, что нельзя защищать права этого человека. В этом смысле права человека распространяются на всех, будь он даже убийцей или насильником. И для меня этот конкретный человек не отличается ничем от других осужденных, которые были осуждены и за более тяжкие преступления. Если его права были нарушены — они должны быть защищены. Второй вопрос — нужно ли согласовывать свои действия со всеми членами комиссии? Мы можем действовать вполне самостоятельно. Но если комиссия будет собираться, то будем говорить и обсуждать.

Владислав Томм («Аппарель»):

— История такая, что меня вообще в курс не ставили, со мной никто ничего не проговаривал, я никуда не выезжал. О своей позиции пока тяжело сказать — я не в курсе, что происходит. Нужно разобраться сначала, потому уже будет выработана позиция.

Ирина Филяева («Балтийские переселенцы»):

— Мы сейчас назначаем встречу, будет там всё обсуждать, и после этого выносить решения. Пока я свою позицию не готова представить — я не знала об этой ситуации.

Лариса Соловьева («Центр защиты семьи и личности»):

— Я не знаю, кто такой Сергей Кривченко, и не в курсе ситуации с обращением ОНК по поводу его условно-досрочного освобождения.

Марина Юргилевич («Юная Лидерская Армия»):

— Мне трудно ответить — я вообще не знаю, что там случилось. Меня никто не спрашивал, со мной никто не советовался. И я считаю, что это полное безобразие, если кто-то выступает от лица всех членов комиссии. Мне для начала нужно во всём разобраться.

Станислав Солнцев («Свобода действий»)

— Я не знаю этого человека, поэтому не могу быть за или против. Я просто не участвую в этом процессе. Но я против того, чтобы выдавали свое мнение за мое и общее.

Поддержали

Юрий Заиграев — («Аппарель») и Наталья Лютая («Центр защиты семьи и личности») судя по заявлению, прозвучавшему на заседании суда во вторник, выступили за условно-досрочное освобождение Сергея Кривченко. На телефонные звонки корреспондента «Нового Калининграда.Ru» в среду они не ответили.

Очередное судебное заседание по делу об условно-досрочном освобождении Сергея Кривченко назначено на 1 августа.

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.